Мишель Барнье: «Главное, чтобы все были в Москве 9 мая»

Глава МИДа Франции одобряет решение Вайры Вике-Фрейберги принять приглашение Путина

Министр иностранных дел Франции Мишель БАРНЬЕ уверен, что связи между нашими странами станут крепче, а “иракский раскол” уже преодолен. Об этом он рассказал в интервью Телеграфу накануне начинающегося сегодня официального визита в Латвию.

Мы выиграем от прямой авиалинии

— Латвия, и страны Балтии в целом, никогда не были в зоне политических интересов Франции. Однако после вступления нашей страны в ЕС французские политики стали более активными на балтийском направлении. Можем ли мы надеяться, что этот интерес не временный?
— Этот интерес долговременный, и я думаю, что он обоюдный. По одной простой причине: отныне мы являемся партнерами внутри Европейского союза. Теперь мы должны каждый день вместе принимать решения в Брюсселе и Страсбурге, касающиеся самых важных экономических, социальных и политических вопросов. Членство в Европейском союзе создает новые общие широкие интересы и крепкую солидарность. Значит, наши связи становятся прочнее, и этот процесс будет продолжаться.
Но позвольте мне добавить одну вещь: неверно считать, что Балтийские страны в целом, и Латвия в частности, не интересовали в прошлом Францию и французский народ. До войны политические связи были очень тесными. После войны во Франции сохранилось большое внимание по отношению к народам Балтии, не к немецкому, не к скандинавским и славянским народам, а именно по отношению к латвийскому, эстонскому и литовскому народам. Франция никогда не была безразличной. Но поговорим о будущем.
— Надо отметить, что и экономические связи наших стран далеки от идеала. Так, торговый оборот между двумя государствами составил в 2002 году только 188 миллионов евро. Между Ригой и Парижем даже нет прямого авиасообщения. Видит ли МИД Франции какую-либо возможность улучшить эту ситуацию?
— У французских инвесторов большой интерес к Латвии. Просто они работают в региональном масштабе, с помощью представительств, которые находятся больше не во Франции, а, например, в Польше, Финляндии, Швеции, где сегодня расположены их филиалы. С экономическим подъемом Латвии ситуация улучшится. Если говорить о торговле, о туризме или о культурном обмене, то наши связи сильно выиграют от открытия прямой авиалинии. Насколько мне известно, работа идет в нужном направлении.
— В иракском вопросе Латвия и Франция оказались, образно говоря, по разные стороны баррикад. Не раздражает ли правительство Франции проамериканская внешняя политика Латвии?
— Я не думаю, что внешняя политика Латвии может трактоваться так просто. Латвия выражает свою естественную признательность США, которые принимали в течение долгого времени латвийскую исполнительную власть в изгнании. Это нормально. Действительно, два года назад Латвия и Франция не имели единого мнения по иракскому вопросу. Но теперь Латвия полноправный член Европейского союза. В рамках ЕС позиция Европы по иракскому и другим вопросам вновь едина вот уже 9 месяцев. Сегодня у Латвии европейское будущее, и я знаю, что латвийские власти это понимают.

В ЕС все равны

— Согласны ли вы с тем, что европейская роль такой маленькой страны, как Латвия, может уменьшиться при вступлении в силу Конституционного договора ЕС и введения должностей президента и министра иностранных дел Европы? Как во Франции относятся к Конституции ЕС?
— В Европейском союзе государства равны. Это основной принцип. Вот уже на протяжении десяти лет я несу ответственность за вопросы, касающиеся Европы, и поверьте мне, никогда не видел, чтобы страны принимали позицию по конкретному вопросу в зависимости от их размера — “большие” против остальных. Цель совсем иная: сегодня нас 25, и это обстоятельство требует улучшить процесс принятия решения. Было необходимо обновить наши процедуры и снабдить нас новыми инструментами. Именно это делает Европейская конституция, создавая пост министра иностранных дел союза, который нам поможет совместно существовать на международной арене. Но “маленькие” страны, как вы их называете, пользуются серьезными гарантиями в установленных Европейской конституцией процедурах, возьмите, например, систему двойного большинства.
Этот и другие вопросы обсуждаются сегодня во Франции, так как скоро французский народ выскажет свое мнение во время референдума. Я чувствую, что у моих сограждан имеется большой интерес и в то же время некоторое беспокойство. Подавляющее большинство из них понимает важность европейского проекта, но многие не знают принцип его действия. Этот предвыборный период представляет исключительную возможность дискутировать и объяснять. Сейчас я посвящаю себя этой миссии, так как французское правительство ясно высказалось в поддержку Европейской конституции.

Историю не читают одинаково. Но…
— В нашей стране не прекращается широкая дискуссия о предстоящей поездке президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги в Москву на празднование 60-летия победы над нацистской Германией. Часть латвийских политиков полагает, что этого делать не следует. Другие уверены, что это будет правильный шаг. Поедет ли господин Ширак, а может быть, и вы сами в Москву 9 мая? Обсуждалась ли эта тема во Франции?
— Президент Ширак поедет в Москву 9 мая 2005 года, и это не вызывает во Франции никаких дебатов. Поскольку этой датой отмечается поражение нацизма, Франция хочет чествовать с одинаковым уважением американский и советский вклад, а также вклад союзнических держав. В то же время я понимаю дискуссию в Латвии, так как историю не рассматривают одинаково во всей Европе. Но главное, чтобы все народы Европейского союза были представлены вместе в Москве 9 мая. Решение президента Вике-Фрейберги — это решение, направленное в будущее. Потому что перед Латвией прекрасное будущее! На самом деле, ее интерес — иметь ясные и прочные отношения с Россией, чтобы прошлое не влияло на будущее.

11.02.2005, 08:59

Андрей ХОТЕЕВ


Темы: ,
Написать комментарий