Страна недоучек

Детища Арвида Яныча Пельше — двухпоточные школы — все еще живы! В Латвии их целых 105 — то есть в двуязычной среде работают 4 начальные, 53 основные и 48 средних школ. Эксперты центра Providus, недавно представившие масштабное исследование о влиянии реформы образования на интеграцию, считают, что это "очень значительный этап в процессе создания интегрированного общества"

Однако тут же опасливое мнение латышского политика, пожелавшего остаться неизвестным…

“В таких школах язык взаимного общения — по–прежнему русский. И в связи с этим сущность этих школ работает полностью противоположно своей цели. Это нисколько не способствует интеграции на основе латышского языка, но совершенно напротив — это усиливает самодостаточность русского языка. Проблемы порождает не учебный процесс в классе, а так называемая внеклассная работа. Начиная с общешкольных мероприятий и заканчивая оформлением школы. И очень большая роль у неформальных контактов школьников, которые, конечно, нерегулируемы — как каждое проявление частной жизни…”

“В нашей школе А — русский поток, B — латышский. Все вместе — толпой. Смотрю, мои старшеклассники все вместе”, — дивится директор смешанной школы из Земгале. Кстати, там всего 17 таких школ, тогда как большинство их сконцентрировано в Латгалии (44), Видземе (30), понемногу есть в Курземе (7) и Риге (7).

Учитель из Илуксте (Латгалия) рассказывает: "Все на латышском языке. Но здесь есть, конечно, русские, поляки, цыгане, белорусы — разные национальности. Я думаю, что фактически в таком “латышском” классе преимущественно родным языком служит русский". “Я учусь на русском потоке, сама латышка, у меня дома вообще три народности” — это школьница из Иецавы (Земгале).

“Билингвальное образование в таких школах осуществлять легче и эффективнее”, — делают вывод эксперты Providus. Со своей же стороны отметим: если русскоязычные дети в латвийской провинции не только не ассимилировались, но и представляют родной язык в качестве альтернативы государственному своим ЛАТЫШСКИМ сверстникам, то, значит, нам нечего пугаться. Пусть valsts valoda останется средством обучения, а русский будет языком игры, дружбы и любви! Что самое главное, несмотря на массированную пропагандистскую кампанию национальных СМИ, латышская молодежь не озлобилась, межэтнические контакты весьма широки.

Согласно данным опроса, выпускники 9–х классов латышских школ на 10–15% чаще переходят в среднюю школу, чем русскоязычные сверстники. Но вот парадокс — в школах, где все преподавание ведется на госязыке, с каждым годом становится больше детей с родным языком русским! И доля их поступления в вузы стремится к 100%. Авторы исследования Providus делают поспешный вывод: “можно смело сказать: утверждения противников реформы, что при изучении части предметов в средней школе на госязыке снижается качество знаний, являются ложными”. Стоп, секундочку! Никто никогда не говорил о непрофессионализме национальных педагогов — у них–то все в порядке, люди спокойно преподают любимые предметы. А вот когда учительнице спешно приходится переквалифицироваться в skolotaju, то начинаются проблемы. Providus рекомендует: надо вводить должность ПОМОЩНИКА УЧИТЕЛЯ. Назовем прямо — переводчика?!

А вот еще такие тревожные сигналы: по опросу Европейского совета, в возрасте 22 лет в 2004 году в Латвии было только 71,2% получивших среднее образование — хотя и больше, чем в Испании (66,6) и Португалии (44,9), но меньше, чем в среднем по ЕС (78,8), и куда меньше, чем в соседних Литве (83,5) и Эстонии (89,2). В то же время по числу учеников, раньше срока бросивших школу, Латвия впереди Европы всей — 19,5% в возрасте до 24 лет. Для сравнения: в среднем в ЕС таковых 16,5, а в Словении — 4,8 процента.

Вывод Providus: пора создавать “летние классы выравнивания”, в вечерних школах предлагать курс отдельных предметов, расширять число социальных педагогов. Но не пора ли взглянуть правде в глаза: подавляющее большинство бросивших школу — русские. И хотя по–русски и говорит значительная часть студентов (с 1990 по 2000 год их общее число, кстати, удвоилось!), налицо корреляция между языковой моделью преподавания и мотивациями учеников. Да, есть много примеров, когда освоение предметов на неродном языке идет успешно. Но это отнюдь не доказательство ценности реформы — просто талантливых детей даже она от учебы не отвратит. А кто позаботится о прочих?

28.10.2004, 11:03

Николай КАБАНОВ, Вести сегодня


Написать комментарий