Янис Кузинс: «Эгоистом быть невыгодно!»

В последнее время в Латвии прогремело имя Яниса Кузинса — 21–летнего лидера латышской молодежной организации Darba jaunatne. Ребята из этой организации протестовали в Страсбурге против реформы–2004 бок о бок с русской молодежью из Штаба защиты русских школ.

Латышская пресса этот факт старательно проигнорировала: как будто Кузинса со товарищи в Страсбурге не было и в помине. Латышские националисты типа Инесы Вайдере выставили Яниса российским шпионом и врагом латышского народа. А русских людей его поступок приятно удивил, ведь обычно латышская молодежь к реформе совершенно безразлична: ее это не касается.

Мы встретились. Янис оказался удивительно взрослым, трезвомыслящим парнем с открытым честным лицом. Он студент истфака ЛУ. Двоюродный племянник Лаймы Вайкуле. Его мать — латгалка, из семьи, где говорили на русском. Латышский выучила в латышской школе, стала доктором латышской филологии и теперь учит латышей, как правильно говорить на госязыке. Работает профессором в Высшей школе педагогики и получает минимальную зарплату в Институте латышского языка ЛАН. Папа Яниса отца своего русского не знал, вырастила его мама–латышка.

Политикой Янис увлекся в старших классах школы. В 18 лет он вступил в молодежную организацию партии ЛСДРП и так активно о себе заявил, что сразу стал советником мэра города Юрмалы по молодежным делам, которым работает до сих пор. На прошлой неделе в ЛСДРП произошел скандал: Яниса решили исключить из членов правления партии и расторгнуть договор с молодежной организацией ЛСДРП–мо, которую он возглавлял. Оказывается, в нее входят те же люди, что и в Darba jaunatne. "Именно поэтому мы не представлялись в Страсбурге как ЛСДРП–мо, — сказал Янис “Вести Сегодня”. — Не хотели рекламировать ненастоящих социал–демократов. Ведь они, вопреки общеевропейским принципам социал–демократии, поддерживают реформу–2004, а она разделяет латвийский народ".

“Рабочая молодежь” родилась в 1926 году и была первой латвийской молодежной организацией при ЛСДРП. В 1934 году ее закрыл Карлис Улманис вместе с другими организациями, которые выступали против его авторитарного режима. А в 2003–м Янис ее восстановил и возглавил.

— В это время как раз начались мои неприятности в ЛСДРП. Я стал председателем ЛСДРП–мо. Нашего прежнего руководителя взрослые члены партии выжили за слишком интернациональные взгляды. Но вскоре они поняли, что я такой же, и задумали коварный план. Они перекупили более “правильную” молодежную организацию — МСС (Молодежный социал–демократический союз), чтобы слить ее вместе с нашей и поставить над всеми председателем лидера МСС Анциса Добелиса. За “отзывчивость” Анциса выдвинули кандидатом в Европарламент от ЛСДРП и отблагодарили прочими финансовыми поощрениями. Но наша организация напрочь отказалась объединяться с этими националистами. В члены правления ЛСДРП я попал по квотам, которые были оговорены в договоре между ЛСДРП и ЛСДРП–мо.

— А почему партия СДС (Социал–демократический союз) так легко позволила своим бывшим коллегам из ЛСДРП перекупить их молодежную организацию?

— Потому что ее уже почти нет. Весь СДС во главе с его нынешним лидером, экс–министром сельского хозяйства Петерисом Салказановым сейчас члены НГО “Другая политика” Сергея Долгополова. И собираются входить в его новую партию, которая скоро зарегистрируется.

— Как вы решились пикетировать Европарламент вместе со штабистами?

— Это случилось не вдруг. Еще в марте “Рабочая молодежь” пригласила на встречу школьников из штаба, чтобы получше разобраться в проблеме реформы–2004. Мы поговорили по душам и сошлись на том, что реформу надо заморозить. Чтобы устроить народную дискуссию и опрос среди русских и латышей. Мы поняли, что реформа разъединяет латвийский народ. И большинство школ к ней реально не готово. Методик, как учить русских детей предметам по–латышски, нет. Школьники из штаба сказали, что латышский язык лучше учить на уроках латышского и латышской литературы. И озадачили нас тем, что в русских школах выделяют мало времени на изучение латышского языка и даже не разделяют латышскую литературу и язык на два предмета.

Я думаю, мораторий поможет обеим сторонам чисто психологически — успокоиться и начать обсуждение. Отмену реформы латыши сейчас расценят как однозначное поражение русским. Ведь “ТБ” выиграло на выборах в Европарламент. Оно и штаб накрутили ситуацию.

— Народный опрос, говоришь? А сколько их нужно? ЛАШОР уже собрал уйму подписей в защиту свободы выбора языка образования — и кого из латышей это впечатлило? Те из них, кто хотел высказаться о реформе, уже это сделал.

— Но рядовые латыши эти подписи не видели. МОН — не то место, где должна происходить народная дискуссия о реформе. И ЛАШОР — не та организация, которая должна ее проводить. Эту роль должны играть такие НГО, которые не будут восприниматься народом как чисто русские или чисто латышские. Ты учти, что обычный латыш в нюансы не вдается. Для него что штаб, что ЛАШОР… И то, что министру образования Юрису Радзевичсу больше нравится ЛАШОР, ему по барабану.

Ты права, просто так латышей реформа не взволнует. Им надо объяснять, как она их коснется. Недавно я, как советник Гунтара Йиргенсонса, руководителя комитета РД по делам образования, молодежи и спорта, организовал вместе с ПНС конференцию на тему “Возможности молодежи в образовании и работе на территории Латвии и ЕС”. Большинство из сотни участвовавших там представителей школьных комитетов были латышами. И когда мы (“Рабочая молодежь”) с детьми–штабистами объясняли английским депутатам Европарламента, в чем заключаются проблемы реформы, латыши отмалчивались.

В принципе, уже сейчас латышей касаются демонстрации: они видят конфликт. А они конфликты не любят. За последние 10 лет, пока политики в Латвии ругались друг с другом, обычные русские и латышские люди уже научились друг с другом уживаться, у нас стало больше смешанных браков. Но теперь нас снова пытаются поссорить. Я считаю, что игра латышских детей в безразличие к реформе означает следующее: они готовы к тому, что ее отменят. Иначе бы они кричали: “В вагоны, в Сибирь!”

Дело в том, что наша страна не заинтересована в интеллигенции. И все это чувствуют. Почти все высшее образование в Латвии уже платное. Я думаю, многие образованные латыши понимают, что происходит, но молчат — боятся репрессий. В газетах каждый день пишут о том, как судили и оштрафовали очередного штабиста. Вот латыши и думают: “А чего я буду туда соваться? Еще меня засудят. Лучше промолчу”. Психология у нас такая. Вот и получается, что всех латышей, которые “за” и “против” реформы, мы уже знаем в лицо. Людям в Латвии надо втолковать, зачем вообще нужны диалоги как таковые. Диалоги между русскими и латышами. Между здоровыми и инвалидами, молодыми и пенсионерами. Если все мы будем эгоистами и индивидуалистами и не начнем мыслить категориями коллективного достояния, в Латвии ничего не изменится. Мы так и останемся самой бедной страной в Европе, где правительство думает только о себе, а политики — о своих рейтингах. Кстати, руководство партии ЛСДРП тоже прежде всего пугало Яниса рейтингами. Дескать, зачем вы с этими штабистами связались? Бросьте ерундой заниматься! Взгляните на рейтинги! Молчите — больше будут. Но Янис и ребята из двух возглавляемых им латышских молодежных организаций не смолчали. И написали в апреле вместе со штабистами коллективное письмо президенту, премьеру и сейму с требованием ввести мораторий и повысить качество преподавания латышского в школах нацменьшинств. Им ответили отпиской: “Мы ваше письмо получили. Точка.”

После этого ЛСДРП–мо и “Рабочая молодежь” опубликовали в латышской и русской прессе два симпатичных заявления. Первое — о том, что они выступают против этнической вражды и осуждают неонацистов, которые скрываются под ширмой НГО Visu Latvijai. А второе — о том, что бессмысленно требовать от России признать факт оккупации. Ведь Россия сама боролась за отсоединение от СССР и признала независимость Латвии. А СССР, от которого Латвия могла бы потребовать такое признание, уже давно распался. Ни одна страна в мире и ни одна международная организация не признают оккупацию Латвии, а признают инкорпорацию под воздействием СССР. Председатель ЛСДРП Дайнис Иванс, экс–лидер Народного фронта, разразился на это гневным открытым письмом против Яниса. Он заявил, что Кузинс — недоучка, который не знает историю. Мол, кто ж не знает, что мы были оккупированы! Янис ответил ему через газеты: “Не называй недоучками других, если сам не знаешь историю. Вопрос признания факта оккупации лучше оставить историкам, и хватит об этом дискутировать”.

А недавно Янис заметил еще одну интересную вещь. Он сравнил договор Карлиса Улманиса с Россией, разрешивший советским войскам войти в Латвию, “чтобы защитить ее от общих противников”, с договором, который Латвия недавно заключила с НАТО. И пришел к выводу: разница между ними лишь в том, что СССР за размещение тут своих войск платил Латвии деньги — вплоть до того момента, пока сейм не отправил в Москву официальное письмо с просьбой принять Латвию в СССР. А НАТО требует деньги с Латвии за строительство здесь своих баз. Хотя “наши общие” с НАТО противники (Ирак, например) — куда менее общие, чем те, что были общими для Латвии с СССР.

Мне оставалось только пожалеть о том, что теперь Яниса наверняка выгонят из советников по делам молодежи Гунтара Йиргенсонса, ведь Йиргенсонс — член правления ЛСДРП. Но Янис меня успокоил. С недавних пор он еще и советник вице–мэра Риги Сергея Долгополова, так что свои проекты в Рижской думе он сможет двигать по–любому. Первым делом он собирается создать в Риге и в других городах Латвии молодежные патрули по типу “оперативного комсомольского отряда”, охранявшего общественный порядок в советские времена. А потом составить план развития молодежных спортивных организаций и НГО, через которые молодежь сможет отстаивать свои права в Рижской думе. В Юрмальской думе он такой план уже разработал.

А осенью Янис собирается зарегистрировать новую — центристскую партию. По его словам, Сергей Долгополов долго агитировал “Рабочую молодежь” влиться в его партию социал–демократического толка, которая образуется из НГО “Другая политика”. Но ребята взвесили все “за” и “против” и решили делать свою партию — молодых людей лет до 30. Чтобы оставить за бортом бывших коммунистов и номенклатурщиков. И реализовать свои чистые идеалы о том, какой должна быть Латвия с лозунгом “Кто, если не мы? Будущее наступает сегодня!”.

По словам Кузинса, он сейчас ведет переговоры с представителями студенческих НГО и обществ по защите прав молодежи Латвии, а также с молодыми политиками из левого и правого крыла, которые шли в политику вовсе не с целью воровать и приватизировать, но их более взрослые коллеги все опошлили. Янис поставил перед собой цель — взять несколько мест уже на мартовских выборах в самоуправления.

05.08.2004, 11:50

"Вести сегодня"


Написать комментарий