МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ или правильное воспитание

...девки замуж собираются, а бабы каются... А ведь и правда, не просто так эти слова были кем-то сказаны.

Когда мы одиноки, то нам кажется, что это несчастье. Хочется, чтобы кто-то был рядом, понимал, поддерживал в трудную минуту. Хочется-то оно хочется, да не всегда так бывает. А может быть, дело в том, что человек так устроен: желая что-либо недосягаемое, он считает это вопросом жизни и смерти, но добившись однажды желаемого, приходит к выводу, что оно-то ему и без надобности. Хотя есть вероятность исключения из данного правила. Однажды возжелавшие и нашедшие искомое становятся счастливыми на всю оставшуюся жизнь. Но это уже ни что иное, как Божий промысел. У большинства же обычно так не получается. В частности, и в любви.
Довелось мне однажды пообщаться с одной интересной особой. Вкратце пересказанная история ее жизни наводит на размышления.
Воспитана она была строгой мамочкой: «Умри, но не дай поцелуя без любви!» Довольно долго она придерживалась данной морали. К тому же мамочка постоянно «подогревала» свое чадо обнадеживающей фразой: «Ты не должна искать встречи со своим суженым, он сам тебя найдет, и тогда… Мы с тобой заживем, как у Христа за пазухой!»
Послушная дочь, не имея возможности возразить, была вынуждена ждать. Ей позволялось все, кроме общения со сверстниками, самостоятельных прогулок куда-либо, а о дискотеках речи не велось вообще.
Мамочка берегла свою дочь для великой и прекрасной любви, потому что ее собственная личная жизнь по ведомым только ей одной причинам сложилась не лучшим образом. Поэтому главной целью для себя она поставила личное счастье своей дочери. Нельзя судить ее за это. Любая мать, если она любит своего ребенка, желает ему счастья. Но женщина, ослепленная страхом за судьбу своей девочки, отчасти лишилась рассудка, а впоследствии сама же стала причиной ее несчастий.
Девушка заболела. Это было последствием ее волчьего одиночества и осознания того, что она стала не такой, как все. Пришло время, когда потребовалось другое общение, где мама машинально отходила на второстепенный план. Но проблема заключалась в том, что того, кто должен был в тот момент занять первое место в ее жизни – не существовало. Некоторое время ей пришлось провести в неврологическом диспансере. Пробыла она там всего лишь чуть больше половины месяца, но вышла оттуда другим человеком. Это были первые дни ее жизни без маминого присмотра.
Она по-прежнему любила свою мать, но принципы, касающиеся морали и воспитания, отмела напрочь. Она больше не стала ждать того, кто придет, а пошла искать того, кто встретится. И встречала их не один раз. В конечном счете сделала свой вывод, что великая и прекрасная любовь была придумана баснописцами для «сопливых» аристократок. А то, что она за эту самую любовь принимала, оказалось лишь примитивным физиологическим процессом.
У нее не было опыта общения с людьми, она являлась затворницей в этом мире, а материнская любовь на деле оказалась клеткой.
На данный момент это взрослая женщина, не отягощенная узами брака и не познавшая счастья материнства. Встреча с мужчиной для нее — не более чем очередной эпизод, который впоследствии она вычеркнет из памяти, дабы не отягощать себя ненужными воспоминаниями. Его, Такого-Разэтакого, она так и не встретила. И смеется от мысли, что такое возможно.
По ее словам, самый лучший выбор — когда рядом нет того, с кем нужно что-либо менять в своем личном распорядке. Ее любимая фраза: «У меня есть я, третий – уже лишний».
Мне жалко ее мать, которая никогда не увидит свою дочь в подвенечном наряде и не понянчит внучат. Она ведь хотела, как лучше, а получилось, как всегда. Может быть, если бы она не навязала своей дочери личного мнения и не «приковала» ее к себе воображаемой цепью, то сейчас не проливала бы слезы в подушку, глядя на то, что представляет из себя ее «хорошая» девочка.
А, может быть, это судьба, которая решает за нас, кем нам быть в этой жизни…
Хотелось бы, чтобы читательницы «Миллиона», имеющие взрослых дочерей, высказали через газету свое мнение по поводу данной статьи.
СУДЬБА
Возможно ли свое
предназначенье
Определить на жизненной тропе?
Одним – злой рок, другим –
благословенье,
Все будет так, как выгодно судьбе.
Одних она вершит,
других – ломает,
И инквизиций пытки ей сродни.
Судьбу не выбирают – принимают,
Она определяет наши дни.
Она нас всех творит
по вдохновенью:
Одним – к ногам весь мир,
другим – чуть-чуть.
Она же иногда к сердцебиенью
Прибавит боль, терзающую грудь.
Ее ли нам винить во всем?
Едва ли…
Она лишь исполнитель Высших сил.
Ведь мы бы просто радостей
не знали,
Когда б злой рок нас изредка
не бил.
Быть одиноким – значит,
быть свободным,
Свободным – значит,
быть самим собой.
Чтоб быть себе и Господу угодным,
Прими как дар все данное судьбой.

11.08.2005, 09:29

Надежда Вязмитинова


Написать комментарий