За обрезку сучьев — 6 лет тюрьмы?

Юристы говорят: «Незнание закона не освобождает от ответственности». Как же досадно и обидно бывает человеку, если ему грозит серьезное наказание за то, что он сделал, по его понятиям, доброе и полезное дело, а оказалось, что он тем самым совершил преступление.

Хотели как лучше, а оказалось…

Два жителя Старого Форштадта, два соседа, решили 15 лет тому назад посадить перед своими частными домами аллею деревьев. Сделать это они захотели не только от любви к природе, но и потому, что дома их стоят на улице Видземес, которая, как известно, является одной из самых загруженных автомагистралей в городе. Так они думали хоть немного защититься от пыли, гари и шума, идущих с дороги. Кроме того, совсем недалеко от их домов располагается станция канализационной перекачки, от которой порой исходят такие «ароматы», что хоть противогаз надевай. И здесь деревья должны были помочь. И вот соседи достали саженцы, провели субботник, и с тех пор каждую весну аллея покрывается нежной зеленью, радует глаз и, что немаловажно, очищает воздух. Заметим, люди высадили деревья по собственной инициативе, затратили собственные деньги, собственный труд, не прося помощи у городских властей. Прошли годы, саженцы принялись, разрослись, превратились в ветвистые деревья. Те, кто их посадил, все эти годы ухаживали за ними, поливали, подстригали — формировали крону. И не слышали в свой адрес ни от кого ни одного слова упрека. В самом деле, а за что упрекать — люди же доброе дело делают. Они сами тоже так думали. 7 апреля, как и в предыдущие годы, соседи наняли работников, чтобы те подправили кроны разросшихся берез. Только те приступили к работе, стали обрезать ветви, как явились, словно снег на голову, лесничие коммунального отдела городской думы.
— Почему без разрешения обрезаете ветви? Знаете ли, что тем самым нарушаете закон? — обратились они к рабочим.

Вместо премии — штраф в 150 минимальных окладов

Какой спрос с рабочих? Их наняли, у них появилась возможность заработать лишний лат, пусть спрашивают с заказчиков — так они ответили лесничим. Заказчики не стали скрывать своего возмущения: какие к ним могут быть претензии? Сами деревья посадили, сами за ними ухаживают. Город хоть чем-нибудь помог? Хоть раз работники коммунальной службы или предприятия благоустройства приехали подстричь деревья? Ни разу! Тут надо не претензии предъявлять, не штрафами грозить, а благодарность выразить или премию дать за то, что жители по собственной инициативе делают эту работу за самоуправление. Но у лесников на этот счет было другое мнение. Во-первых, на каком основании, господа, вы посадили деревья на территории, которая вам не принадлежит? Это муниципальная земля, значит, нужно было просить разрешение. Во-вторых, кто дал вам право без разрешения коммунального отдела обрезать сучья? Тем более, что период обрезки сучьев истек еще 15 марта. По существу возразить что-либо работникам коммунального отдела два соседа ничего не могли. Кроме того, что они ничего не знали про разрешение — вот уже 15 лет обрезают ветки и никто никогда им никакими протоколами не грозил. Но, как известно, незнание закона не освобождает от ответственности. Давать какие-либо письменные объяснения и подписывать любые бумаги два соседа отказались, несмотря на требования лесничих. Тогда последние вызвали «муниципалов». Те явились скоро и настояли, чтобы протоколы подписали рабочие, которые обрезали сучья.
— Эта обрезка веток нанесла березам большой вред. Может быть, в этом году они и не засохнут, но на следующий год могут погибнуть, ведь время обрезки давно кончилось. Мы бы ни за что не дали на это разрешение, — сказал «Миллиону» лесничий коммунального отдела Александр Кампан.

А дальше лесничий сообщил такое, от чего «организаторы работ» заметно расстроились. Оказывается, самовольное повреждение деревьев в городской зеленой зоне наказывается лишением свободы на срок до шести лет или денежным штрафом до 100 минимальных зарплат. А если деревьям причинен существенный вред, то — до 10 лет или 150 минимальных зарплат. А. Кампан подтвердил, что коммунотдел будет ходатайствовать о возбуждении уголовного дела. Правда, выразил сомнение насчет того, что полиция примет такое решение, поскольку сумму ущерба в данном случае там посчитают, скорее всего, незначительной. Его коллега Виктор Бруверис выразил мнение, что в таком случае окончательное решение о штрафе за порчу деревьев будет принято в Региональном управлении среды. Как бы там ни было, но люди могут действительно пострадать за свои благие намерения, а точнее — действия. По закону — виноваты, а по существу… Хотели ведь как лучше, не злостные ведь нарушители. С другой стороны, больно видеть, как рабочие на городских улицах порой безжалостно обрезают деревья почти до самых стволов — а от этого ведь тоже деревьям большой вред — и никаких тебе лесничих, протоколов, штрафов и прочей «прелести». Значит, по разрешению портить деревья можно, только без разрешения нельзя? И хотя юристы правы — незнание закона не освобождает от ответственности, но реальная ситуация такова: люди сплошь и рядом не знают — когда и где можно спиливать или обрезать деревья, куда в таком случае обращаться и т.д. Составить протокол — дело нехитрое, а вот провести небольшой «ликбез» — до этого у тех, кому поручено охранять зеленое богатство города, руки почему-то не доходят.

14.04.2005, 08:59

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий