Кто нами правит?

В Доме Рейтерна вчера прошла презентация книги латвийского историка Виктора Гущина «Этнократия: латвийский вариант». Отказ секретариата по делам интеграции предоставить помещение для представления публике нового издания, полемический задор автора и представительный состав участников дискуссии обеспечили интригу мероприятия

дискуссия


Первоначально презентация была намечена к проведению в культурном центре нацменьшинств при секретариате Нила Муйжниекса. Автор за месяц подал заявку, его заверили, что все в порядке. Но за два дня до мероприятия Виктор Гущин получил от интеграционных ворот решительный поворот. Следуя бюрократическому канону, причиной отказа назвали отсутствие письменной заявки (чего никогда не требовалось). Реальной причиной, по всей видимости, стало знакомство руководства интеграционного ведомства с содержанием намеченного к презентации издания.

Содержание и в самом деле не вписывается в официозную концепцию – ни современной латвийской ситуации, ни истории последних семидесяти лет. Опираясь на статистику, историческую литературу и периодику, Виктор Гущин с позиции публициста утверждает:

за последние 13 лет в Латвии под лозунгом европейских ценностей и демократии был построен режим националистической диктатуры;

на языке современной политической терминологии этот режим следует именовать этнократическим (выпячивание этнического интереса, героизация этнического прошлого, апелляция к харизматическим лидерам, «отцам народа» в прошлом и настоящем, идея этнической исключительности и мессианства по отношению к другим группам населения);

лозунг авторитарного режима Карлиса Улманиса «Латвия – для латышей!» живет и побеждает после принятия Латвии в ЕС;

летом 1940 года в Латвии сложилась революционная ситуация, так что события июня-августа этого года, сопровождавшиеся вводом советских войск, следует считать демократической революцией;

измышления о советской оккупации 1940 года преследуют цель удержания политической и экономической власти латышской националистической элитой;

установившийся в 1990-е режим этнократии направлен на подавление прав нелатышского населения Латвии, но и одновременно способствует консолидации русской культурно-языковой общины.

Часть маститых участников дискуссии выступила с резкой критикой как содержания, так и метода работы автора с историческими и злободневными фактами. Так, профессор ЛУ Илга Апине попеняла, что Виктор Гущин не видит разницы между автохтонами (теми народами, которые развивались исключительно на латвийской территории). Латыши и ливы не ровня русским, которые сюда пришли – неважно когда, 300 или 60 лет назад.

Другой профессор ЛУ Микелис Ашманис упрекнул автора в эмоциональности, предвзятости и реваншизме за утрату русскими привилегированного положения. Доцент ЛУ Абрам Клецкин указал на слепоту и нежелание основных общин (и автора презентируемого издания) понимать друг друга и призвал всех латвийцев жить дружно.

Политолог Майя Круминя указала на напоминающую советские времена ангажированность властью коллег, зарабатывающих хлеб насущный на кафедрах латвийских университетов, и отметила, что вряд ли стоит пересматривать факт насильственного включения Латвии в состав СССР, но и говорить о 50 годах сплошной советской оккупации как-то не получается.

Литературовед Юрий Абызов предостерег, что пока власть в основном опирается на понятие «этнос», а не «демос» (гражданская община без национальных различий), согласия в стране не будет. Депутат Сейма  Борис Цилевич (ПНС) высоко оценил мужество автора и призвал обратить внимание на факт наложения штрафа на канал ОРТ, показавший альтернативную версию событий 1940-го года.

Политический обозреватель «Часа» Леонид Федосеев отметил, что если для латышей в начале Атмоды ключевым, мобилизующим на борьбу понятием стала «оккупация», то сейчас русскоговорящие латвийцы выдвинули свое – «этнократия». Доктор экономики Александр Гапоненко отметил, что яркая работа Виктора Гущина отражает идеологию нарождающейся единой русской общины во главе с предпринимателями.

Профессор БРИ Имант Киртовский указал на роль латышской эмиграции (в частности, Всемирного объединения свободных латышей) в формировании латвийского политического режима и ее «серых кардиналов», заказавших именно такой сценарий развития событий.

Эту мысль развил публицист Виктор Авотиньш, отметивший, что особенностью политического режима современной Латвии является его «кукольность»: власть не принадлежит латвийскому государству, поэтому и об этнократии (с греч. – власть этноса) говорить не приходится. Если русским и латышам удастся преодолеть свои стереотипы, то исчезнет возможность манипуляций на исторической почве.

15.10.2004, 09:13

chas-daily.com


Написать комментарий