1941-й год: Даугавпилс глазами немца 117

1941 г. Перевёрнутый советский танк на Николаевской дамбе
1941 г. Перевёрнутый советский танк на Николаевской дамбе
60 лет назад, в 1957 году, свои военные мемуары издал профессор, доктор медицинских наук немец Ханс Киллиан. Небольшую главу в своих воспоминаниях он посвятил Даугавпилсу

Х. Киллиан родился 5 августа 1892 года, участвовал в двух мировых войнах, а в 1941-43 годах в качестве хирурга-консультанта курировал работу госпиталей на Восточном фронте. Был свидетелем кровопролитных боев на Каунасском направлении, а также в районе озера Ильмень и Старой Руссы, столкнулся с последствиями русской зимы. Расчет высшего командования на быструю победу на Восточном фронте провалился, и солдаты платили за это страшную цену.

В начале войны Ханс Киллиан прибыл на линию фронта в Латвию прямо из Берлинского университета, даже не предполагая, как людям работается во время войны: «Постепенно до меня начинает доходить, в каких условиях вынуждены оперировать наши полевые врачи, сколько всего им не хватает. Сидя дома, легко морщить нос, видя неудовлетворительные результаты работы военных хирургов».

140 страниц мемуаров военного врача читаются на одном дыхании. Книга состоит из небольших фрагментов, несколько из них посвящены Даугавпилсу. Киллиан с немецкой педантичностью описывает ужасы войны, не сомневаясь в победе немцев и в какой-то мере оправдывая их жестокость: «Да, эта война действительно стала грязной, беспощадной, и мы должны вписать в ее строки свои имена».

Из книги Х. Киллиана «В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941-1943»

«Наступление на Даугавпилс»

«На рассвете 4 июля 1941 года, после ночных сборов, груженые машины санитарной дивизии выстраиваются в колонну. Начинается наступление на Даугавпилс, который наши войска должны взять штурмом. Каждому советнику полагается легковой автомобиль с водителем. За рулем моего автомобиля сидит обер-ефрейтор, крепкий малый с огрубевшими руками и хитроватыми голубыми глазами, судя по всему, родом из Альп. Его зовут Густель. Между нами сразу устанавливается контакт. Густель — мировой парень!

26 июня 1941 года немцы захватили 2 моста - железнодорожный и Единства, которые пытались защитить красноармейцы

Поднимается солнце, незаметно подкрадывается день с его мучительной жарой. Нас окутывают облака пыли, во рту пересыхает, солнце слепит глаза. Автоколонна ползет по бесконечным стрелам дорог со скоростью улитки…

Остановка. Путь заграждает полевая жандармерия. Моторы урчат все тише и наконец замолкают совсем. Посреди внезапно наступившей тишины издалека доносятся звуки пулеметной очереди. Значит, еще неизвестно, что нас ждет впереди. Возможно, русские значительно усилили сопротивление. Даугавпилс перешел к нам только после ряда обходных маневров. Остается только ждать. Мы выходим из машин, разминаем затекшие ноги, перекусываем, а затем часами валяемся в сухой траве, беззащитно подставляя себя палящему солнцу. Наконец, трогаемся в путь. Машины лавируют между выбоинами и колеями. Нас мотает во все стороны.

К счастью, сохранился большой мост через Даугаву. Колонны тянутся через него бесконечной цепью. Мы спускаемся с холма, взору открывается обширный вид на город, в лик которого жестоко вцепились острые когти войны. Вдали, сквозь полосы дыма и местами вспыхивающие очаги пепелищ, поблескивают белые причудливые башенки гарнизонной церкви.

Наконец, до нас доходит очередь переправляться через реку. Мост содрогается под тяжестью машин. Указатели регулируют въезд в город, напоминающий армейский лагерь.

Нашему санитарному батальону выделили неплохо сохранившийся дом. Временно мы располагаемся здесь. По небу разливается вечерняя заря, гнетущая жара не спадает, ни ветерочка. В воздухе стоит жуткий сладковатый смрад. На берегу Даугавы, недалеко отсюда, под откосом лежит русский танк, подбитый нашей артиллерией. Под его обломками, в железных тисках, зажато тело погибшего русского танкиста.

При свете сумерек я мчусь к реке и впервые вижу необычную красновато-коричневую воду русских рек, в которой, по всей видимости, присутствуют дубильные вещества или железосодержащие соли. С шумом и гамом, как дети, резвятся солдаты в воде, ища прохлады. Мир на войне!»

«…Блуждая вдоль берега, я сворачиваю по направлению к городу и неожиданно оказываюсь посреди руин русской церкви с величественным голубым куполом. Голубой свод высоко возносится над хаотично разбросанными, низенькими, полуразрушенными деревянными и кирпичными домами. Невиданно, как в сказке. Скорей всего, большевики сняли покрытие из золота и закрасили огромный купол кричащей холодно-синей краской, смесью кобальта и ультрамарина…

Я постоянно замечаю, что в северной части России встречаются дома, избы и церкви всего лишь двух цветов. Это леденящая голубизна и теплый оливковый тон зелени. Нигде не увидишь охровый желтый или насыщенный красный. Преобладает голубой. Где голубые купола — там Россия».

«…Невыносимый зной, ночные мучения с клопами, густые тучи навозных мух — вот чем вспоминаются дни, проведенные в Даугавпилсе. Мучения для нас, адская пытка для беспомощных раненых и больных. Мухи облепляют все неприкрытые участки тела, лезут в лицо, глаза, нос, падают к нам в тарелки. Кто знает, может, перед этим они ползали по трупам или возились в грязи.

В таких условиях какие защитные меры ни принимай, не приходится ждать ничего хорошего. Дело кончается массовой диареей, сопровождающейся лихорадкой. Затем у некоторых болезнь перерастает в хроническую, мучительную дизентерию с кровавым поносом.

Итак, уже в Даугавпилсе начинается изнурительная череда приступов кишечной колики с рвотными позывами и кровотечениями, что очень скоро приводит к истощению наших людей. Болезнь не щадит никого. Самое невыносимое и мучительное состояние для хирурга — это когда приступ начинается во время операции. Нам не остается ничего другого, как соорудить прямо по соседству с операционной туалет, куда можно сбежать, если внезапно подступают боли и спазмы кишечника. Каждый раз во время этих отвратительных перерывов грубо нарушаются правила асептики…»

 «…— Послушай, Густель! К завтрашнему вечеру ты должен выяснить, где в Даугавпилсе находится склад медицинской службы. Наверняка должен где-то быть. В один прекрасный день мы отправимся туда за покупками. Уловил?

— Конечно, господин капитан. — Он широко улыбается и подмигивает. — Организационные вопросы — это, можно сказать, мое призвание!

Он разыскал склад, даже два. Один – в крепости, второй — за чертой города. Мы сразу же отправляемся в путь, сперва в крепость, но, к сожалению, обнаруживаем там одни только противогазы.

Пользуясь случаем, мы осматриваем крепость. Она построена еще в царские времена. Рядом с неуклюжим губернаторским дворцом красуется, точно драгоценность, причудливый костел с двойной башней. Он давно уже перестал быть культовым сооружением. Вандализм коммунистов осквернил его, большевики превратили костел в кинотеатр и спортивный зал. Лишь стены храма напоминают о старой, верующей России.

Должно быть, Густеля посещают те же самые мысли — по нему заметно. С чувством отвращения мы покидаем крепость и едем вдоль Даугавы. На том берегу реки расположено летное поле. Периодически приземляются и стартуют «юнкерсы». Налажена транспортировка наших тяжелораненых…»

«…По радио ежедневно звучат фанфары. Специальные сообщения о великих победах. Сводки новостей вермахта полны оптимистических прогнозов. Но потери возрастают, госпитали танковой дивизии, сражающейся на линии фронта прямо перед нами, переполнены. Подразделения медицинской службы, о которых вермахт никогда не сообщает, находятся в критическом положении. Госпитали Даугавпилса не справляются с работой. Самолеты не успевают перевозить раненых. Теперь остается надеяться только на то, что скоро для санитарных машин откроется дорога на Каунас.

15 июля 1941 года в нашу армию с визитом прибывает генерал-фельдмаршал фон Браухич. Мы надеемся, что он посетит какой-нибудь госпиталь. Ничего подобного. Он лишь проводит совещание в штабе армии! Видимо, находясь под впечатлением от разрушительного сражения на приграничной российской территории, битвы под Белостоком, Минском и сражения в районе Смоленск — Витебск — Полоцк — Невель — Могилев, он спешит объявить собравшимся офицерам, что поход на Россию уже почти выигран.

Когда до нас, советников, доходит эта стремительно распространяющаяся фраза генерала-фельдмаршала, от ужаса мы теряем дар речи…»

13 августа, 05:00

Подготовила Наталия Салагубова, Gorod.lv


Написать комментарий
Показать предыдущие 97 комм.
Я тут всю вашу переписку не читал , но перелистнул . Повторю слова старичка-пенсионера - "Хуже чем при латышах здесь не было и уже не будет." "оптимист"

Старичок прав. Ватным червям своё гавно милее.

Я тоже не читаю бред зомби. Минус и все. Вообще больные. Эва их тут заклинило. Желчью твари брызгают от слабости и скудоумии. ,

Какой ты страшный и страшный дурак !

"Хуже чем при латышах здесь не было и уже не будет." "оптимист"

Мечтаете опять нас выселить в сибирь в вагонах для скота?

Ну мечтайте, мечтайте!

Какой ты страшный и страшный дурак ! Боря Ген

Никто вам не мешает читать бред сумашедших. Главое что походу вы умный и читайте бред сопляков дальше. Рассмешили.

Никто вам не мешает читать бред сумашедших. Главое что походу вы умный и читайте бред сопляков дальше. Рассмешили. ,

Хлопотное это дело мне мешать.

Да кому ты нужен жополиз. Тьфу. Ага

Эзоп. Басни. Лиса и виноград.

Хлопотное это дело мне мешать. Боря Ген

Корона не жмет?

https://youtu.be/YpKOlHR34Mk Посмотрите.

Жесть. Горлопаны недобитые еще выступают.

"СССР давно нет. Ты о чем?" - совершенно верно, давно нет! И слава Богу, что нет! А Третьего Рейха нет гораздо-гораздо дольше, что тоже слава Богу. Но вот вас, я так посмотрю. тема зверств нацистов все еще очень сильно волнует и беспокоит. Так? Видать упокоится им мешает тот факт, что не все люди смирились с падением своего кумира, и мечтают о возрождении расовой сегрегации. Так? Вот так и здесь. Совка давно уже нет, но вот контуженых людей, которые спят в обнимку с красным флагом и мечтают о возрождении тоталитаризма, все еще очень и очень много. И что самое страшное - они вокруг меня, готовые разорвать мою страну на куски, уничтожить лучших представителей моего народа, убивать, насиловать и грабить. Как они это уже делали не раз. Зло не побеждено, как по отношению к нацикам, так и по отношению к совкам. Зло окружает нас. И со злом нужно бороться, пока оно не станет историей. "В гулаг свозили со всего СССР, а скулят только такие как ты." - и это что, оправдание? Вот именно потому, что со всего совка свозили, и надо эту мерзость решительно и однозначно осуждать. Да вот только осуждать зло будучи окруженным потомками вертухаев, сейчас это такой же подвиг, как и осуждать нацизм в окружении нацистов. Хех

"Видать упокоится им мешает тот факт, что не все люди смирились с падением своего кумира, и мечтают о возрождении расовой сегрегации. Так? "
------
конечно так! это даказывают русским уже 26 лет, шествием 16 марта и паспортами неграждан.

Жесть. Горлопаны недобитые еще выступают. Ага

300 просмотров за 1,5 года ?
Ватные истории достали даже вату.

Кто о чем, а Русский Патриот об анусах и геях. Соу типикал! ммм

это евроценности и вот одна из них:
В октябре в Копенгагене откроется первый в Европе бордель для зоофилов. Законодательство Дании разрешает половые сношения человека с животным и проституцию животных «при условии, что животное не страдает». Согласно датским законам, «совершенно нормально» заниматься сексом со всеми видами животных.

Министр продовольствия, сельского хозяйства и рыболовства Дании Влад Йоргенсен заявил, что интимные отношения с животными – конституционное право граждан их страны. «К животным нужно относиться с уважением и заботой, они имеют право на особую защиту», – говорится в заявлении министра, текст которого приводит webcoolmag.

Мечтаете опять нас выселить в сибирь в вагонах для скота? Ну мечтайте, мечтайте! ммм

Вас это кого ?

это евроценности и вот одна из них: В октябре в Копенгагене откроется первый в Европе бордель для зоофилов. Законодательство Дании разрешает половые сношения человека с животным и проституцию животных «при условии, что животное не страдает». Согласно датским законам, «совершенно нормально» заниматься сексом со всеми видами животных. Министр продовольствия, сельского хозяйства и рыболовства Дании Влад Йоргенсен заявил, что интимные отношения с животными – конституционное право граждан их страны. «К животным нужно относиться с уважением и заботой, они имеют право на особую защиту», – говорится в заявлении министра, текст которого приводит webcoolmag. не дорогой

В программе будут сношения с руссиш швайн?

В программе будут сношения с руссиш швайн? Кантор

Вы сбелали из сайта помойку.
Смотрите что пишет это существо нацисткое.

В программе будут сношения с руссиш швайн? Кантор

За долю малую страешься?

Заглавная фотография зеркально перевернута ар-17

Да, Вы правы.

А ты что, отрицаешь оккупацию Латвии или тебе не понраву ребята из латвийских ботальонов легиона? Время Ваших героев и закрывание ртов прошло. Если Россия оборзеет я лично и сейчас готов воевать против бандитов Путина и защищать свою Латвию или погибнуть за неё! !

Как твои "герои" в июне 1940 ?

В программе будут сношения с руссиш швайн? Кантор

уже заключён договор с Латвийскими фермерами, больных поросят вместо крематория пошлют в Данию, что бы хоть перед смертью удовольствие поимели.:))

Уххххххх. Сколько тут моих землячков разминается.

D0%B2%D0%BF%D0%B8%D0%BB%D1%81&f=false

Написать комментарий