Доставшуюся Латвии картотеку агентуры КГБ не успели уничтожить из-за августовского путча

Как уже сообщалось, президент Латвии вернула на повторное рассмотрение в парламент законопроект о публикации находящейся в республике картотеке бывшего КГБ. Стремление большинства депутатов Сейма обнародовать так называемые "мешки ЧК" не поддерживает и их главный хранитель - Директор латвийского Центра документации последствий тоталитаризма (ЦДПТ) Индулис Залите.

На записи телепередачи “С позиции власти” он рассказал журналистам любопытные подробности, как о содержимом картотеки, так и том, как она оказалась под юрисдикцией независимой Латвийской республики. Передача выйдет в местный эфир в эту субботу 26 июня.

Что имеют в виду, когда говорят о “мешках” КГБ?
Это материалы, вынесенные в 1991 году из здания КГБ ЛССР и перенятые Латвийской республикой (ЛР): упакованная в двух мешках, прошитая и опечатанная алфавитная картотека агентуры КГБ, а также так называемая статистическая картотека в двух дипломатах, тоже прошитых и опечатанных. Все остальное – оперативный учет или картотека объектов интереса КГБ – выносили в основном в металлических шкафчиках. Еще часть документации в виде оперативных дел передали в ЦДПТ через прокуратуру. В свою очередь, в Вычислительном центре статистического управления КГБ мы получили электронные носители: диски, магнитные ленты с частично стертой информацией, по которым в течение года нам удалось восстановить базу данных контрразведывательного обеспечения.

Говорят, у вас только учетные карточки, клички агентов, а все конкретные дела вывезены в Москву?
Главная информация о деятельности агента – чем занимался, как был завербован, какие задания выполнял, и как поощрялся – содержится в его личном и рабочем делах, но они были либо уничтожены, либо вывезены в Россию: ни одного личного или рабочего дела в Латвии нет. Остались только учетные карточки, которые свидетельствуют, что такие дела были. В них довольно много граф: имя, фамилия, отчество, год рождения агента, его причастность к компартии или комсомолу, адрес, место работы, образование, номер личного дела, псевдоним, дата вербовки, фамилия оперативного работника, который вербовал и подпись начальника, который санкционировал вербовку.

Переезжая с квартиры на квартиру, человек обычно выбрасывает ненужный хлам. Может, главная составляющая ваших “мешков” КГБ – отработанный и ненужный материал?
Вспомним, какова была политическая ситуация в 1990-1991 годах: Латвия восстанавливала государственную независимость, в Совете Министров и Верховном Совете республики обсуждались проекты по созданию собственных спецслужб. Один из таких проектов подразумевал преобразование КГБ ЛССР в спецслужбу ЛР с соответствующей фильтрацией личного состава и агентуры. Скорей всего, именно тогда для Латвии и подготовили картотеку активной агентуры на 1991 год как бы в качестве задела, который на первых порах могла бы использовать республика. Не исключаю, что это действительно был отработанный материал, не представлявший интереса для бывшего центра: серьезных агентов заранее исключили из общей агентуры, а вся касающаяся их документация была уничтожена. Кстати, с целью выяснить, что мы в итоге получили, я беседовал с начальником архивного отдела КГБ, с руководством КГБ республики, и они мне подтвердили эту версию. Но ситуация кардинально изменилась после августовского путча и ареста в Москве руководства КГБ СССР: вариант трансформации КГБ ЛССР в независимую латвийскую спецслужбу отошел на второй план и было ясно, что к нему уже никогда не вернутся.

Почему в августе картотека все-таки не была уничтожена?
После путча просто не успели. Начальник 10-го отдела мне рассказывал, что каждый день звонил в Москву, и спрашивал, что делать с картотекой? Ему отвечали, мол, на твою ответственность или советовали ждать приказа. Но пока приказ дошел, картотеку уже переняла латвийская сторона. Любопытно, что часть агентуры, относящаяся к Пограничным войскам КГБ, из картотеки все-таки изъяли: явился уполномоченный офицер с приказом на руках, и ему эту часть документов отдали. Таким образом, агентуры Погранвойск КГБ мы тоже не имеем.

Почему бы эту картотеку все-таки не опубликовать?
КГБ выполнял не только политические функции, но и как любая аналогичная зарубежная спецслужба занимался борьбой с организованной преступностью, контрабандой и терроризмом, следил за соблюдением государственной тайны. Например, 4-й отдел боролся с саботажем и терроризмом на транспорте, 3-й отдел занимался коррупцией в структурах МВД и т.д. В 1980-х годах КГБ провел большую операцию по уничтожению пути передачи наркотиков из Афганистана в Амстердам: был задержан контейнер с изюмом, в котором находилось 2,5 тонн наркотиков, и по всему трафику было арестовано около 25 человек. Или, скажем, разработка дела по контрабанде через порты Латвии украденных из государственных музеев художественных ценностей. Поэтому ответственность каждого агента должна быть индивидуальной: если мы применим принцип коллективной ответственности, то станем не лучше большевиков. Имейся в учетных карточках информация, чем агенты в действительности занимались, то есть, за что мы их могли бы либо привлечь к ответственности, либо, наоборот, похвалить за принесенную пользу обществу, то данная дискуссия могла быть более конструктивной. Сейчас же речь идет о публикации списка лиц, которые сотрудничали с КГБ, но никаких комментариев мы в данном случае не имеем. И получается, что негативное отношение в обществе к КГБ мы автоматически переносим на весь этот список по принципу “нашли крайнего”.

Ходят слухи, что те, кто хотел, свои карточки оттуда уже изъяли. Возможно ли такое?
Невозможно. Учет сов секретных документов КГБ был по-крестьянски прост и настолько же надежен: каждой карточке соответствует запись в журнале регистрации, где отмечены только псевдоним и номер личного дела, начиная с 1-го номера в 1953 году, когда происходила перерегистрация агентуры КГБ и до 1991 года – это более 50 томов журналов.

В чем задача вашего Центра?
Документировать преступления тоталитарных режимов и содействовать расследованию этих преступлений. Например, мы очень тесно сотрудничаем с прокуратурой. А также обеспечиваем хранение и использование документов КГБ, в том числе и картотеки. Рутинная работа – это проверки лиц, списки которых нам присылают учреждения, имеющие какие-либо ограничения по персоналу в плане сотрудничества с КГБ. Наличие карточки может осложнить и процедуру получения гражданства: все кандидаты на гражданство проходят через ЦДПТ, и мы сообщаем в Управление натурализации о тех, чьи имена содержатся в картотеке. Далее, если человек считает, что обвинение в сотрудничестве с КГБ необоснованное, он может потребовать провести проверку. В этом случае прокуратура вызывает упомянутых в карточке сотрудников КГБ, проверяет по электронной базе данных, нет ли конкретных сообщений за данным псевдонимом, и передает материал в суд, и только последний констатирует факт сотрудничества с КГБ, но отнюдь не наш Центр.

Как вы прокомментируете заявления депутата Госдумы России Виктора Алксниса, что будто бы генеральный секретарь партии Новое Время Григорий Крупников пытался выкупить свое личное дело у ФСБ, или, что там есть личное дело агента КГБ на нынешнего вице-премьера Латвии Айнара Шлесерса и т.д. Как, на ваш взгляд, это политические спекуляции или что-то все-таки есть?
Я человек с научным складом ума и не поверю, пока сам не увижу. Иногда называются конкретные клички или псевдонимы, как, например, в случае с экс-президентом Латвии Гунтисом Улманисом, мол, он был завербован тогда-то и его псевдоним такой-то. По этому поводу мы могли только сказать: “Да, было пять агентов Нуго, три из них мы знаем, двоих – нет, но по данным журналов они не могут быть связаны с господином Улманисом чисто географически”.

Крупников, видимо, все-таки есть в вашей картотеке, так как, кажется, именно это стало препятствием по его выдвижению на пост министра иностранных дел?
По закону я не имею права называть имена, но Крупников в данном случае сам признался, поэтому я могу сказать: да, это действительно так, но, скорее всего, это было связано с его научной деятельностью.

Если картотека будет раскрыта, там будет много сенсационного – известных ныне популярных людей, деятелей искусства, политики, науки, культуры?
Людей из политики не будет, поскольку те, кто баллотируются в самоуправления или в парламент, по закону так и так проверяются нашим Центром. Представители культуры, возможно, будут, но опять же не во всех случаях их вербовали под расписку о сотрудничестве, поскольку деятели культуры обычно довольно чувствительные, и, как показала практика КГБ, если брать с них расписку и давать какие-то задания, то они впадают в депрессию и плохо работают. Поэтому многих просто записывали.

25.06.2004, 13:20

regnum.ru/allnews/282902.html


Темы: ,
Написать комментарий