Звездное восхождение

Кристина Ополайс живет и поет в полную силу


Для Кристины ОПОЛАЙС самым большим подарком к Рождеству и Новому году стало утверждение на роль Лизы в “Пиковой даме”.
И это на сегодняшний день самое сложное, к чему она пришла. А началось все лет шесть назад с… конкурса красоты.

Голос красавицы
Кристина с детства представляла себя на сцене. Семья у них музыкальная — папа на трубе играл, мама пела и эстрадные песни, и оперу, правда, не в театре. Жили в Резекне, и однажды девушка решилась участвовать вместе с подругами в конкурсе красоты. А в финале нужно было прочитать стишок или еще что-нибудь для себя придумать. Она написала песню. (“У меня дома лежало 36 моих песен, которые куда-то все пропали. Причем тексты писала не такие уж примитивные”.) Спела ее как смогла. И тут мама сказала: “Я никогда не прислушивалась к твоему пению, а сейчас поняла, что тембр у тебя хороший. Поедешь в Ригу, в консерваторию”. 19-летней красавице не хотелось никакой оперы, были слезы, истерики. Но все же начала заниматься у педагога.

Потом поступила на подготовительное отделение, затем — на первый курс. Тогда и голос прорезался сильный, и ректор шутил: “Ну, Ополайс, давай сразу поступай в Оперу! Зачем учиться?” Но через полгода оказалось, что за учебу платить нечем, взять деньги было негде, пришлось из академии уйти.

— Но меня тут же подхватил тенор Александр Антоненко, — вспоминает Кристина, — и направил к педагогу Оперы Маргарите Груздевой. Это было просто какое-то волшебство! Она мне сказала: “Ты у меня самая неиспорченная”. Объясняла, как и что нужно делать, и у меня сразу получалось. Это просто гениальный педагог! Посмотрите, что она сделала из Саши Антоненко, из Яниса Апейниса — это сейчас новый баритон у нас, его утвердили, кстати, на роль Елецкого в “Пиковой даме”.

— А кого там еще утвердили?
— Татьяна Моногарова поет Лизу на премьере, и для меня большая честь, что я — вторая. Ужасно быстро все получилось. Сначала меня взяли в хор, где я работала два года. (Правда, я заявила педагогу, что через два года буду петь партию. Так и получилось.) А потом собрала силы в кулак, попросила деньги в Фонде культурного капитала, Опера помогла — и я отправилась в Австрию на конкурс и вышла там в финал. Потом наше руководство решило послушать, что ж я там пела. И вскоре я уже открывала сезон в “Богеме” вместе с Инессой Галанте! Теперь знаю, что это Андрис Нелсонс, для которого “Богема” стала первой большой самостоятельной работой в Латвийской Национальной опере (ЛНО), хотел, чтобы в спектакле было побольше новеньких, с кем можно поплотнее поработать. И работал он со мной, конечно, очень много. Страшно было, потому что я только что из хора и не могла поверить, что все это со мной происходит. И вот у меня уже пятая роль за полтора сезона, что нереально! Нормально — это одна в год.

Он унизил меня — и я благодарна
Перед партией Лизы у нее уже были Татьяна и Тамара — тоже русский репертуар.
— Тамара в “Демоне” у меня получилась очень драматическая. На одной из репетиций Андрейс Жагарс сказал: “Ну что это?! Ты играешь Кристину Ополайс на сцене, а мне нужна Тамара!” Довел меня до слез, в этом состоянии я стала работать над третьим действием, и он закричал из зала: “Вот! Сейчас ты настоящая!” Oн меня унизил как человека (не как актрису и певицу) и просто вырвал из меня это эго и растоптал его у всех на глазах. Я, голая-преголая, осталась на сцене и впepвыe в жизни иcпытaлa что-то невероятное, дeйcтвитeльнo пpoизoшлo превращение в Тамару. Потом все пошло как по маслу, я поняла второе действие, а потoм и первое. Жaгapc знaeт, чтo дeлaeт, и я тeпepь страшно eмy благодарна.

— Пocлe Pyбинштeйнa снова Чайковский… Кaкиe y вac взaимooтнoшeния c этим кoмпoзитopoм?
— Этo невероятно яркая и сложная личность, поэтому и роли такие сложные, и оперы одна сложнее другой. Татьяна в “Онегине” интересна, но Лиза ближе. Она сильнее страдает, она драматичнее, а после Тамары я осознала, что я драматическая певица (и Жагарс это подтвердил). Но после Тамары, которая близка мне своей эмоциональностью, открытостью, добротой, с меня сошло все ненужное, я и Татьяну почувствовала по-другому, и вообще многое для меня открылось в оперном искусстве.

— Первый год работы в театре — и такие сложные партии!
— Ужас! И вот сегодня снова стресс — впервые пою Розалинду на латышском, без репетиции с оркестром. С Андрейсом Жагарсом я впервые столкнулась на “Демоне”. И он знал, что я при голосе, но голос — это мало. Так и сказал, когда меня ругал, что ему нужно все: “Знаешь, звезды создаются как бы невольно. Не надо строить из себя звезду, нужно просто жить ролью. Другие будут создавать о тебе правильное мнение, а ты вообще не должна об этом думать. Ты должна выйти, открыть всю свою душу и отдать ее”. И после Тамары я была просто высушенная, потому что происходила настоящая работа. И постоянно падаешь, встаешь… У меня было столько синяков после первой же репетиции!

Не жертвуя ничем
— Вы снова участвуете в новогоднем гала-концерте ЛНО 28, 29 и 30 декабря?
— Моя песня — “Бульвар Сен-Жермен” Раймонда Паулса из мюзикла “Дамское счастье” — будет последней перед заключительным общим выходом. Я никогда такого не пела, страшно. И еще одну песню Маэстро я спою, очень лирическую, медленную “Ветер ищет мелодию”. Никогда не думала, что от эстрадных песен могут быть мурашки по коже! Для певиц знаменитая Кристина Пастернака шьет шикарные бирюзовые платья. А еще я счастлива тем, что опять участвую в концерте с такими мастерами, как Инга Кална!

— Что в вашем характере вам помогает и что мешает?
— Если я чувствую несправедливость, если черное называют белым, то не могу молчать — и это мешает. Мне нравятся открытые люди, профессионально занимающиеся своим делом…
А помогает трудолюбие. Жагарс сказал: “Ты такая старательная, даже слишком!”

— А что вас вдохновляет?
—Сначала меня вдохновляла только сцена. Сейчас не могу сказать, что самое главное в жизни — это только любовь или только работа. Одно без другого, по-моему, у настоящих артистов невозможно. Мне кажется, Мария Каллас умерла не оттого, что не могла больше петь, а потому что любовь у нее закончилась. Все в одночасье стало ненужным, когда ее предал любимый человек. Поэтому нужно найти баланс, никогда нельзя жертвовать любимым человеком ради работы, а работой — ради любимого человека. И вот сейчас я занимаюсь этим балансом, чтобы совместить две эти самые дорогие для меня ниши.


Новый год у друзей
— Как и с кем встречаете Новый год? — спросил Телеграф у Кристины Ополайс.
— Обычно я всегда праздновала дома, но на этот раз пойдем с моим любимым в гости к друзьям, очень хорошим людям.


Кристина Ополайс, лирико-драматическое сопрано, солистка Латвийской Национальной оперы с декабря 2003 г., за это время спела партии Татьяны в “Пиковой даме”, Мюзетты в “Богеме”, Розалинды в “Летучей мыши”, Тамары в “Демоне”, готовит Лизу в “Пиковой даме” Чайковского (премьера — в марте), в постановке директора театра и режиссера Андрейса Жагарса и главного дирижера Андриса Нелсонса. В прошлом году стала финалисткой Международного конкурса вокалистов Феруччо Тальявини (Австрия).

29.12.2004, 08:57

Наталия МОРОЗОВА


Темы: ,
Написать комментарий