Валерий Белоконь: «Не хочу врать!»

Основатель Консервативной партии покидает ее ряды

Первая неожиданность в преддверии предстоящих 12 марта 2005 года муниципальных выборов: известный латвийский предприниматель, один из лидеров Консервативной партии Валерий БЕЛОКОНЬ подал заявление о выходе из правления партии и из самой политической организации. Что подтолкнуло его к этому шагу?

Нет у нас разных интересов

— Валерий, ваше решение — следствие разочарования в идеях, которые вы исповедуете? В самой Консервативной партии?
— Это не разочарование, это смена направления, а не цели. Вот мы строили дорогу так, а не получилось. Значит, попробуем иначе.
— Что же это за дорога?
— Понимаете, партия, участвуя в выборах, не могла заниматься воспитанием, потому что ее толкали рейтинги. Если мы хотим хорошо выглядеть на выборах, значит, мы обязаны играть в популизм. Ведь перед теми же европейскими выборами, когда мы многих голосов недосчитались, знаете, как люди говорили: “Да, это все хорошо, но мы знаем, что вы все равно ничего не возьмете. Мы проголосуем за тех”. Я не отказываюсь от консервативных ценностей, я их буду пропагандировать. Но врать, чтобы набрать побольше голосов, играть в дешевый популизм — не хочу! Поэтому и не хочу идти на эти муниципальные выборы, хотя, не скрою, у меня были очень лестные предложения под русский проект. Там хорошие люди стоят, но вот методы… Я не согласен, что главное — прийти к власти, а потом можно все объяснить.
Я не говорю, что Консервативную партию надо закрыть, и не буду мешать людям, которые сейчас в партии. Но я думаю, что сейчас время для других форм, может быть, нужно начать делать клубы консервативные…
— Создавая Консервативную партию, вы думали именно о русской аудитории?
— Я думал о предпринимательской аудитории. Мне казалось, что у нас уже достаточно много мелких, средних, крупных предпринимателей, у которых сложилось уже консервативное, правое мировоззрение. Ведь они уже почувствовали вкус к частной собственности.
— Наверное, у предпринимателей есть общие ценности, но ведь есть и разные интересы, амбиции. Как же их объединить?
— Да нет у нас разных интересов, в том-то все и дело! Я считаю, что определенные политические или чиновничьи круги специально раскалывают нас. Ну какие у нас разные интересы? Интерес бизнесменов — заработать. Есть разные пути, соблазны. А многие, придя к власти, забывают, кем они были…
— Но как же?! Есть конкуренция, скажем, в строительном бизнесе, и каждая фирма хотела бы получить определенные заказы. Разве не так?
— Не определенные, а государственные заказы! Естественно, легче всего их получить. А есть ли у людей силы противостоять такому соблазну? Мне говорят: ты уже много заработал, тебе легче. Неправильно! В корень надо смотреть. Да, я много заработал, но я за то, чтобы и другие зарабатывали, потому что хочу жить в богатой стране, а не в бедной. А для этого нужны одинаковые правила для всех, а не подковерная борьба за госзаказы…

Кому выгоден раскол?

— А раскол общества на две общины вы не принимали в расчет? Что в сознании русского человека в Латвии, даже наделенного собственностью, сидит обида на государство?
— Да, есть у нас, конечно, очень болезненные моменты, особенно в последние несколько лет. В первую очередь это касается реформы русских школ. И тут вопрос, кому было выгодно раскачать лодку, обострить до крайности отношение между латышской и русской общинами. Я считаю, что это было сделано сознательно теми, кто начал терять власть. Чтобы напугать людей, разделить. Вы посмотрите на результаты выборов в Европарламент: из одного лагеря в Брюссель попали 4 “тевземца”, из другого — Жданок. Это из девяти-то мест…
А под шумок вся наша сегодняшняя элита продолжает оставаться на местах. И продолжает считать, что с народом надо работать как с быдлом. Потому что так легче управлять. Хорошо, люди никогда не задумывались: до
1 сентября их так звали на баррикады, а вдруг, скажем, 30 августа все сошло на нет? Никогда не задумывались, кто их поднял и кто их бросил? Кто их тихо в интернетах растил? Кто какие задачи выполнил перед 1 сентября?
У русского в Латвии сейчас глаза налиты, как у быка, — школами, негражданами. Это ж специально ему залили глаза, чтобы он больше ни о чем не думал. Чтоб уперся туда и все. А дальше что? А жить как? Хозяйствовать как? Проблема только в нас. Вот когда соберутся не 10 партий по 200 человек, тогда что-то и будет…
— Как бы то ни было, вы сейчас уступаете территорию другим русским партиям, в том числе и тем, которые настроены радикально?
— Тут сейчас была мысль, что нужен такой русский проект, через который можно прийти к власти. Да, если относиться к выборам как к бизнесу, можно взять русскую тему, пойти сейчас на баррикады… Но не моя это территория — брать людей, которые хотят идти на баррикады. Как там было в “Собачьем сердце”: все равно — только любовью. А по-другому никак!
А поле я никому не уступаю. До сих пор считаю, что среди русскоязычных очень много людей дела, которые могли бы составить костяк консерваторов. Но одних уже затянули в существующие партии, другие сейчас создают новые. Флаг им в руки. Меня волнует, чтобы это не были бизнес-проекты. Да, политика без экономики невозможна — это правда. Но одно дело — конкретный бизнес-проект по захвату Рижского порта или латгальской границы, а другое — правила нашего общежития, чтоб мы здесь ругались, но за порог сор не выносили. А у нас что? В Европарламент 9 человек прошло — 3 группировки. Одна — за еврокомиссара, другая — “нацики”, третья — Жданок. Три группировки — и все вынесли туда! Не важно, люблю я Удре или нет, но мне неприятно, что наша страна выставлена этаким “террариумом единомышленников”…

Главная цель — Рига

— Грядут муниципальные выборы. Есть партии, которые вызывают у вас доверие?
— Вы знаете, пока нет.
— Вы не будете голосовать?
— Значит, не буду. Хотите знать мое видение ситуации? Созданное сегодня “правое” правительство означает, что национальная элита готова преодолеть свои разногласия ради новых консолидирующих целей. Они объединились — Шкеле за столом с “любимым” Репше. “Тевземцы” тоже их поддержали, сохранив свои очки… Русские — нет. Но какие могут быть цели? Судя по нажиму, который идет от ЕС, Латвия стоит перед неизбежностью ратификации Конвенции о защите прав нацменьшинств. Это означает, что мартовские выборы в местные самоуправления будут последними, в которых не будет участвовать большая часть электората. Через четыре года, скорее всего, все будет иначе. Это означает, что коалиция “правых” сил (“правых” я беру в кавычки, потому что у нас сложилось, что “правые” — это латыши, “левые” — русские) будет стараться найти новые рычаги политического характера, которые позволили бы ей сохранить политическое доминирование. А уже сложилась группа людей, идущих на смену, “правые” не хотят их пускать. Кто за этим стоит? Только люди, которые не знают русский язык? Вряд ли.
— Сейчас основная цель этой коалиции — власть в Риге?
— Да, столица. Понятно, что к мартовским выборам

или сразу после них нынешняя консолидация завершится новым распадом. Но к выборам будет утвержден бюджет на 2005 год, а также произойдет формирование евробюджета для Латвии и для Риги, в создании которого “правое” правительство примет активное участие. Цель правящих партий — установление своего влияния на принятие решений, в первую очередь по бюджету Риги.
Основной же целью на предстоящих выборах для “правых” будет смещение социал-демократов с ключевых постов в Рижской думе. А также противодействие ПНС, За-
ПЧЕЛ и новой партии Долгополова. А теперь спросим, что за это время было сделано для консолидации русских. Русские тоже пришли в Сейм за определенными выгодами. Чтобы меня к суду не привлекли, конкретных примеров не будет. Они отдавали свои голоса, поддерживая и популярные, и непопулярные решения. Лоббировали “алкогольные” и “игровые” дела и прочее. Брали все в карман. А кто избирал? Сами избирали — сами и получили. И ПНС развалил не Репше, не Белоконь… Они уже сами такие были — развалистые. Так вот собирать такое еще раз мне совсем не хотелось.
Ну, ЗаПЧЕЛ — это, извините, просто конкретный бизнес-проект. Чего стоят только слова Жданок, которая говорила, что взяла кредит под выборы и отдаст, если пройдет. А если не пройдет — не отдаст?
Нельзя исключать сейчас тонкую игру Народной партии против Репше, с тем чтобы пытаться его дискредитировать за счет публичного выявления фактов его неспособности работать в коалиции. Это часть программы по уничтожению конкурентов перед следующим Сеймом. У Нового времени — такая же игра против “народников”, один к одному.
Теперь об экономических целях. Ясно, что партии, которые будут работать до конца этого состава Сейма, попытаются завершить приватизацию пароходства, других крупных объектов.
Дальше: каждая из правящих партий имеет своих партнеров в Европе и постарается с максимальной выгодой для себя использовать свое нахождение у власти для приобретения влияния в их глазах. При этом Латвия все очевиднее воспринимается как проблемная европейская страна. Мы вступили в Евросоюз как страна со сложной внутренней междоусобицей, что не является преимуществом в глазах брюссельских чиновников.
Неисполнение Латвией целого ряда нормативных актов ЕС приведет к тому, что контроль со стороны ЕС за нашей экономикой усилится. Сначала еврочиновники поцокают языками, а в следующем году неисполнение нормативов ЕС может обернуться штрафами. Основные проблемы — рост инфляции, увеличение бюджетного дефицита, налоговая система, которая раздражает ЕС, до сих пор не подписан договор о границе с Россией. Какие деньги?! Кто даст деньги в бардак?!

Мы стали заштатной провинцией

— А у нас есть по-настоящему значимые проекты, под которые можно было бы просить у Европы денег?
— Знаете, что меня раздражает больше всего? Отсутствие новых идей и проектов для Латвии и Риги. Мы не знаем, чего хотим. Вот построить дорогу и получить “боковичок” — это мы можем. А то, что эта дорога ведет к границе, где с другой стороны ничего нет, уже никого не волнует. А ведь проведи дорогу в другом месте, по ней можно было ездить, деньги зарабатывать — но это же подумать надо было…
Происходит “замыкание на себя” и продолжение провинциального существования без учета открывающихся европейских возможностей. Все правящие партии заняты исключительно реализацией старых лозунгов. Основной конек Нового времени — борьба с коррупцией, Народной партии — умеренный национализм и отстаивание интересов корпорации, Первой партии — проект создания в Латвии миссионерского центра мирового значения. И опять — бизнес-проект определенной группы людей. Шлесерс сел на Министерство сообщений и все забыл. Ну кто сейчас вспоминает, что он говорил, когда купил детские сады в Булдури и
Пумпури?
У Литвы есть новый европейский проект “Мегаполис”, соединяющий Вильнюс и Каунас. И у Эстонии проект “Талсинки” — объединение Таллина и Хельсинки. На их фоне европейский мегаполис в Латвии выглядит заштатно и неинтересно.
А смена кандидата в еврокомиссары, отстаивавшей налоги, на комиссара по энергетике показывает, что в Латвии нет понимания общей политики Еврокомиссии, нет курса политики лоббирования наших интересов. Латвийская политическая элита сегодня не понимает и не умеет использовать возможности ЕС. Она не понимала, зачем Латвия туда шла. И не понимает, зачем пришла. То есть арендовал офис и не понимаю, а чего это я не зарабатываю деньги, почему народ ко мне не идет?
Латвия до сих пор не мыслит себя частью Европы, что бы политическая элита ни говорила! Реализуются частные интересы отдельных групп, которые торопятся, ибо понимают, что скоро их возможности будут ограничены — усилится европейский контроль. Немедленно и сейчас! О каком туннеле, о каком долгосрочном проекте можно говорить, когда основной целью ведущих политических партий является “междусобойчик”. И внутренняя конкуренция за локальный выигрыш.
Э-э-э-эх! Латвия должна была строить рижский центр Балтии — отдала его эстонцам, отдала литовцам. Даже наш президент, которую поначалу прочили в балтийские Гавелы, отстает, на Украину литовец Адамкус поехал ситуацию разруливать. А это все связано, понимаете? Стали заштатной провинцией.

Надежда только на себя!

— Так на что же вы рассчитываете в будущем?
— На самосознание. Будем воспитывать самосознание! А как же иначе?! Просто я понял — надо с другого начинать. И пока люди сами не будут готовы, пока в Консервативную партию придут не 200 человек, а 1200, и не те, которые в принципе идею поддерживают, а кто действительно будет на местах это развивать, ничего путного не будет.
Я ведь не ухожу из политики. Да и как из нее уйти, я не был в этих сеймах. Но я не хочу врать. Вот все твердят: политика — грязь. Знаете, так можно о чем угодно, о ком угодно… Я не говорю, что я весь в белом. Но я понял, что политтехнологии начинают превалировать над искренностью.
И самое главное, что больно: у русских в Латвии — куча партий, но в них в среднем состоит где-то 0,1% людей. Понимаете? Вот когда русские начнут объединяться… Правда, еще вопрос, под какими лозунгами? Под честными или теми, которые избиратели хотят услышать? Конечно, всегда можно оправдаться: это пиар-ходы, так делают все. Ну так приходи домой и ври! Жене ври, детям ври. А что потом вырастет? Что выросло — то выросло? Я так не хочу!
— Так что же теперь сидеть и ждать, когда все на блюдечке подадут с голубой каемочкой?
— Да нет же, просто надо идти другим путем. Это долгая дорога, но честная. Вот в Балтийском институте стратегических исследований мы сейчас что-то делаем. Может быть, издательству своему больше буду уделять внимания, у меня там запущена энциклопедия, другим своим предприятиям, студентов нужно финансировать.
— Вы представляете, какие будут отклики на ваше интервью?
— А как же — полный интернет на тему: а) на него надавили; б) он кого-то кинул; в) деньги кончились, видимо, Лондон не дал… Да надоело! Надоело объяснять, откуда деньги. Надоело выслушивать все эти бредни про деньги Березовского, Абрамовича, Папы Римского. Понимаете, не верят! Рабская психология! Откуда он может заработать? Да может он зарабатывать и вам же дает рабочие места. И это не просто слова. Когда я начал консультировать этим летом рыбоперерабатывающий завод Brїvais vilnis и туда поставили Арнолда Бабриса, предприятие было на грани краха в силу разных причин. Сегодня у нас работает 600 человек, 600 рабочих мест, и запускается третья, ночная смена — еще 50 человек. И никаких дотаций от государства!
Вы знаете, мы тут бузим-бузим, мол, приедет Путин, поможет… С какой стати Путину нам помогать? У него своих забот полон рот. Мы сами, только сами! Притом — через экономические решения, через экономику. Создавать предприятия, продукт, платить налоги — вот где влияние.

Цитата
«Знаете, что меня раздражает больше всего? Отсутствие новых идей и проектов для Латвии и Риги. Мы не знаем, чего хотим. Вот построить дорогу и получить “боковичок” — это мы можем. А то, что эта дорога ведет к границе, где с другой стороны ничего нет, уже никого не волнует.

13.12.2004, 08:15

Татьяна ФАСТ, Владимир ВИГМАН


Темы: ,
Написать комментарий