Александр Попов: «У наших компаний есть свои преимущества»

Elkor в Латвии — брэнд хорошо известный. Буквально за считанные годы сеть магазинов под одноименным названием опутала Ригу, а в декабре исполнится год, как в столице открылся большой центр по продаже спорттоваров, кухонной мебели и электроники Elkor centrs. Совладелец Elkor grupa Александр Попов рассказал Kb о планах компании.

Elkor centrs себя оправдал

— Г-н Попов, расскажите, как же возник Elkor? И почему для торговли вы выбрали именно спортивные товары и электронику?..

— По специальности я радиоэлектронщик, но к торговле электроникой путь был долгим. Когда вернулся из армии, было уже ясно, что на заводе перспектив никаких, и мы с друзьями стали шить одежду в кооперативе. Поставляли партиями в магазины. А в начале 90-х турецкий ширпотреб обошел местное производство: стало выгоднее товар ввезти и продать, чем произвести на месте. Так мы начали торговать одеждой, а затем уже переключились на аппаратуру.

— Почему вы решили создать Elkor centrs, ведь и сеть магазинов работала успешно?

— Рижская специфика такова, что до любого торгового центра можно добраться за 20—25 минут. Мы считаем, что Elkor centrs в первую очередь удобен для клиентов. Одной из самых больших проблем для нас было то, что все магазины находились в центре города, припарковать машины покупателям было сложно. Начав с сети профильных магазинов, мы вполне логично пришли к концепции торгового центра, где объединены все группы наших товаров.

— И каковы же итоги работы?

— Начнем с того, что итоги подводят в конце года, так что пока о них говорить рано. Да и центру исполнится год только 4 декабря. Но если говорить о предварительных результатах, то уже сейчас видно, что мы свои планы выполнили. Так, например, планировали 10 млн. оборота, и к этой цифре идем. Но следует также учесть, что впереди еще предрождественская лихорадка. Думаю, что эту цифру мы даже превысим.

— А что изменилось в выборе вами товаров для продажи в сети? Насколько помнится, у Elkor были планы по преобразованию магазина Elkor modeŁ

— Мы успешно преобразовали его в Elkor sports. Пошли по пути специализации. У нас четыре направления работы: электроника, спорттовары, мебель и бытовая техника. Считаю, этого достаточно, чтобы нормально развиваться.

— Какие еще возможны изменения, что нового вы предложите покупателям в ближайшем будущем?

— Сегменты радиоэлектроники и бытовой техники у нас уже плотно заполнены — насыщенность брэндами приближается к ста процентам. Выискиваем новинки. Случается, производители могут предложить товар более высокого уровня. Расширять собираемся ассортимент мелкой бытовой техники — эта ниша еще имеет потенциал роста. Например, популярностью пользуется различная техника для ухода за телом. Электронику, фото, мобильные телефоны, компьютерную технику расширять уже некуда: все производители у нас представлены. Возможно, еще поработаем над кухонной техникой и аксессуарами (посуда и т.д.).

— Elkor еще есть куда расти? Как вы планируете развиваться?

— В основном продолжится реструктуризация компании, начавшаяся два года назад, продолжится изменение тенденций в розничной торговле в соответствии с меняющимися требованиями рынка. С уходом массового покупателя из центра города стало понятно, что, например, стиральные машины и холодильники люди будут охотнее приобретать в Elkor centrs, но всегда останутся какие-то мелкие бытовые товары, которые потребителю удобнее приобретать в центре города.

Европа нас не потрясла

— Как ваш холдинг чувствует себя в ЕС? После 1 мая труднее или легче стало работать?

— Если говорить об Elkor, то никаких потрясений не было. Некоторые процедуры упростились, некоторые — нет. Что касается пошлины на технику, произведенную вне ЕС, так мы и до вступления Латвии в альянс не ввозили товар из Азии, а брали его у дистрибьюторов в Европе, которые сами решают эти таможенные вопросы. Удорожание происходит не столько из-за пошлин (в нашем ассортименте вообще всегда была невелика доля техники из США или Китая), сколько из-за роста цен на энергоносители. Сейчас происходит важный экономический процесс, наше вовлечение в большой рынок. Стоимость жизни в Латвии увеличивается, приближаясь к уровню ЕС. Но и это не повлияло существенно на продажи Elkor — оборот у нас растет стабильно.

— Ваши личные симпатии на стороне ЕС?

— Как обычный рижанин, я, глядя на ЕС, тоже соглашусь: да, Европа живет красиво, хорошо, обеспеченно, неплохо бы и нам так. Но с точки зрения бизнеса, посмотрите — не зря же пошла волна перехода наших компаний в руки иностранцев. Нельзя поставить на одну доску европейские компании с миллиардными оборотами, современными технологиями, 40-летним опытом работы и местные предприятия, выросшие за 15 лет независимости и в масштабах ЕС очень небольшие. Нужно понимать, что в стане мелких игроков будут потери. Кто-то готов продать бизнес, кто-то пытается конкурировать, но условия борьбы ужесточаются.

— Какие еще опасности таит в себе период адаптации к ЕС?

— Серьезное беспокойство вызывает чрезмерная забюрократизированность Европы, которая расширяется, чтобы противопоставить свою экономику экономике США. В глобальном плане большая экономика — это позитив; но вопрос, что с этого получит Латвия. Для старых стран-участниц расширение однозначно более выгодно. Если Германия открытым текстом заявляла во время недавнего кризиса, что наибольшие надежды возлагает на вступление новых стран в ЕС, — комментарии излишни. В Европе любое правительство поддерживает предпринимателей своей страны, и если они хотят поправить свои дела за наш счет — они это сделают. Им прийти на наш рынок куда легче, чем нам — на европейский.

— Но, с другой стороны, рынок Латвии так узок, что, может быть, европейские предприниматели готовы рассматривать его лишь в рамках всего балтийского рынка?

— Несомненно. Только они ошибочно считают этот рынок однородным. Мы-то знаем, что наши три страны кардинально отличаются друг от друга. Здесь преимущество в опыте и знании рынка — за местными компаниями.

— Не в этом ли причина ухода некоторых крупных европейских компаний из отдельных отраслей или вообще с латвийского рынка? Так, недавно один итальянский девелопер заявил, что больше не будет заниматься проектами торговых центров, потому что это “бесперспективно”.

— Они не первые и не последние, кто пришел, попробовал что-то сделать, но не получилось. Проблема очень крупных компаний в том, что они становятся слишком негибкими, уподобляются госструктурам. Они смотрят на карту мира, ставят на Латвии галочку: вот, этот регион тоже неплохо бы освоить. А как все пойдет — это еще вопрос. Не случайно и розничные торговцы свертывали здесь бизнес. Например, крупная компания Intersport из Латвии ушла, и теперь на месте ее магазина спорттоваров работает наш — Elkor sports. Такие подвижки продолжатся. Будут приходить, пробовать, но наш рынок для них, конечно, крохотный, малоинтересный.

— Как вы относитесь к тому, что ваша фамилия внесена в список 300 латвийских миллионеров? Это как-то влияет на вашу жизнь?

— Да почти не влияет. Светскую жизнь я не веду — я вообще человек замкнутый и весьма увлеченный бизнесом. Поэтому шесть дней в неделю интенсивно работаю, а в воскресенье мы всей семьей обязательно отправляемся куда-то, едем на природу, активно отдыхаем. Общаюсь либо с деловыми партнерами, либо с семьей. Это важнее публичности. Развивать свое дело она не поможет — в бизнесе все зависит от твоего личного вклада, а не от пиара.

— Вы придерживаетесь каких-то стандартов, “положенных по статусу”: определенная машина, дом и т.д.?

— Могу признать, что престижность жилья или машины для меня не играет никакой роли. Я делаю выбор, руководствуясь совсем другими критериями. Поскольку я стал богатым человеком относительно давно (по латвийским меркам), то все эти болезни роста, как я их называю, давно прошли. Сегодня меня не интересует, на какой машине должен ездить миллионер. На работу езжу на BMW, а для семьи (у нас пятеро детей) приобрел джип Lexus. Помещаемся.

— Ну а дом? Сейчас рынок предлагает людям с вашим уровнем доходов практически неограниченные возможности — строй что хочешьŁ

— За все эти годы ни одного дома я не построил. Дом, где сейчас живет моя семья, куплен готовым. Конечно, многое в нем меня не устраивает, но жаль тратить время на переделку, да и большой необходимости нет. Домашние довольны, а я львиную долю времени провожу на работе, появляясь только поздно вечером. Если взять рядовую рабочую неделю, то минимум два дня мы работаем вообще допоздна, до 11 часов вечера. А выходной день хочется целиком посвятить семье. Наш дом не выполняет каких-то репрезентативных функций. Я и купил именно этот дом потому, что покупку можно было быстро оформить. Но дом хороший, просторный, около тысячи квадратных метров. Чтобы детям было хорошо, там есть бассейн, теннисный корт, комната для настольного тенниса. Но лично мне это не было нужно. Я больше ценю функциональность, чем дизайн.

11.11.2004, 12:31

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий