Кто подставил Ингриду Удре?

Несостоявшийся еврокомиссар Ингрида УДРЕ не исключает, что стала жертвой интриги. Она с сожалением отмечает, что Латвия, в отличие от других стран, отстаивать своего избранника не стала, а послушно выполнила приказ сверху.

Без объяснения причин

— Глава Еврокомиссии господин Баррозо, как заявил вчера премьер Индулис Эмсис, основывал свое решение “снять вас с дистанции” на мнениях и домыслах, а не на фактах. Может быть, он имел какие-нибудь претензии к вам лично?

— Нет, абсолютно никаких. Меня же в качестве кандидата в комиссары после прослушивания одобрили сразу две парламентские комиссии Евросоюза.

— Вы считаете себя жертвой интриги?

— Возможно, это была политическая интрига, о которой у меня нет информации. Но жертвой себя не считаю, поскольку я получила очень большой опыт. У меня была редкая возможность, которой нет даже у мировых политиков, 3 часа в прямом эфире общаться с латвийскими телезрителями. Они могли убедиться в моих знаниях и узнать меня как человека.

— Как вы оцениваете критику общественных организаций, которые поставили под сомнение вашу кандидатуру?

— Надо признать, что критика, по большому счету, необоснованная. Потому что были 2-3 решения суда, связанные с финансами Союза “зеленых” и крестьян. Мы не нарушали закон, и об этом свидетельствуют наши отчеты. Это у лиц, делавших пожертвования, надо спрашивать, не нарушали ли они закон. Пожертвования есть пожертвования, их принимаешь — и все.

— Многие эксперты говорят, что Баррозо из-за тяжелой ситуации с утверждением Еврокомиссии таким образом просто пытался сохранить лицоŁ

— Да, ситуация в Европарламенте была нелегкая. И переговоры, и дебаты — очень жесткие. Многие говорили, что “дело Рокко Бутильоне” переходит в “дело Баррозо”. И чтобы добиться положительного для себя рейтинга, он и пытался отложить голосование, а также повлиять на государства и поменять некоторых кандидатов. Но другие государства — Венгрия, Голландия, Дания, — у которых было к кандидатам больше претензий, чем ко мне, в отличие от нашей страны, своих кандидатов не сменили. Поэтому очень важно проследить, как пройдет голосование 17 ноября. Но ситуация, когда Еврокомиссия не утверждена, очень влияет на всю работу Евросоюза, поскольку из-за этого ослаблена исполнительная власть.

— Вас, значит, отстаивать не сталиŁ Наверное, особенности менталитета?

— Я знаю, что латыши очень душевные люди, стараются своих защищать, но были свои аргументы, которые мне неизвестны.

По звонку из Рима

— Как вы узнали, что вас не утвердят и хотят сменить?

— Мне позвонил из Рима премьер Индулис Эмсис. Но тогда не было точно известно, по каким причинам.

— Что вы будете делать, если не останетесь и спикером Сейма?

— Я депутат и буду продолжать работу в парламенте. Я работала и как независимый депутат, и в коалиции, и в оппозиции. И это не влияло негативно ни на мой рейтинг, ни на популярность. Должность не имеет значения.

— Даже если вам предложат какой-нибудь более весомый портфель в новом правительстве?

— Нет, мне никакие предложения пока не делались. Граждане мне доверили обязанности депутата, и я их буду исполнять.

— Как вы расцениваете кандидатуру Андриса Пиебалгса?

— Я не хочу оценивать своего коллегу. Но в любом случае он достаточно знающий человек, который хорошо разбирается в делах ЕС и долгое время там работал. Я могу о нем сказать только самые теплые слова.

— Теперешний наш комиссар Сандра Калниете о решении Баррозо высказалась так: “Слава богу, мы не наступили еще раз на одни и те же грабли!” — Она имела в виду себя? (смеется.)

— Но, если оценивать ситуацию чисто по-человечески, вам обидно?

— Мне приятно, что я выдержала трехчасовую проверку, которую видела вся страна. Я получила колоссальный опыт. Пройдя через это, поняла, что я очень сильный человек.

04.11.2004, 16:55

"Телеграф"


Написать комментарий