Смерть в гараже

Начались судебные слушания по делу об убийстве. В начале весны этого года химовский поселок гудел. В гараже по улице Бутлерова был найден труп хорошо известного на Химии мужчины. Проломленная голова и лужи крови не оставляли сомнений в том, что смерть была насильственной. Гараж своими ключами открывал задержанный по подозрению в убийстве Cергей К. Свою причастность к преступлению он не отрицал.

Показания подсудимого

Семья подсудимого переехала в Белоруссию. Он остался в Даугавпилсе со старушкой-матерью. В марте 2003 года она умерла. И в общем-то, его здесь ничто не держало. Тем более, по его словам, жена ждала его приезда. В июне он решил продать двухкомнатную квартиру. Сказано – сделано. Уже в скором времени у него на руках было 1850 латов. Согласно договору, через месяц он должен был квартиру освободить. Так он и сделал. Кое-какую мебель перевез в гараж. Сам жил то у знакомого на даче, то в гараже. Как-то вскоре после продажи квартиры к нему подошел Алим и предложил сделку. Он берет у Сергея оставшиеся 1050 латов, а в залог оставляет микроавтобус. Как рассказывал подсудимый, у Алима на примете, якобы, был мужчина, который дешево продает квартиру в Северном городке. Потом они ее перепродадут и получат «навар». Подсудимому пообещали вернуть его деньги и около 200 латов сверху. Тот и согласился, хотя грубость требований его настораживала. К примеру, тот взял пять латов на заправку машины. Да и вообще деньги эти были у него последними. Он потребовал генеральную доверенность на автомобиль. Поехали с Алимом и его другом в Прейли, где эту доверенность оформили. На вопрос судьи, где же доверенность, – подсудимый ответил, что пропала после ареста. Но он считает, что в Прейли у нотариуса могут подтвердить, что таковая была выдана. Все дела были закончены только к вечеру. А утром Алим с другом заявились к нему и сообщили, что мужчина из поселка Северный уехал вместе с деньгами и документами. Сергей неоднократно повторяет, что над ним «выполнили программу, которую задумали». Пришлось ему срочно осматривать машину, которая стояла на платной стоянке. Состояние микроавтобуса его сильно разочаровало. Во-первых – техосмотр не пройден, во-вторых, аккумулятор сел, резина «лысая». Одно не работает, другое сломано, колеса спущены. Тут он понял, что его «развели как лоха». Он и не думал забирать себе автобус, просто хотел использовать в качестве залога, а потому и не осмотрел его раньше. Передряга, в которую он попал, не сулила ничего хорошего. Ко всему, и работу потерял – совсем без денег остался. Как-то встретил приятеля Алима – Вячеслава. Тот сообщил ему, что Алим уехал на Запад. Подсудимый сетовал: «С такими деньгами можно и по Европе покататься!» Но что-то в Европе не заладилось, и мужчина вернулся в Даугавпилс. Сколько подсудимый ни пытался продать машину – желающих не находилось. Сергей знал, что Алима почти всегда можно найти на Химовском рынке. Там он его и встретил. Просил отдать деньги или хотя бы помочь продать автобус. Но все без толку.

В декабре за нарушение правил микроавтобус забрал эвакуатор. Машину поставили на штрафную стоянку. Когда положение стало совсем отчаянным, Сергей снова обратился к Алиму. За стоянку нужно было платить. Cумма задолженности выросла до ста латов, а у Сергея их, конечно, не было. Встретились они с Алимом в подъезде пятиэтажки. Тот забрал у него штрафные квитанции и техпаспорт. Через три дня взял ключи от микроавтобуса и пообещал вернуть деньги.

«Никогда не думал, что стану убийцей!»

Алим выплатил штраф, забрал автобус с полицейской стоянки и даже приступил к его ремонту. При очередной встрече он, якобы, потребовал у Сергея 400 латов за ремонт машины и оплату штрафа. Тот возмутился, поскольку и микроавтобус ему был не нужен, и денег не было. Но отношений с Алимом подсудимый не прекращал, по его словам, надеясь все-таки получить свою тысячу. В то роковое утро – 4 марта 2004 года – они снова встретились на химовском рыночке. Алим предложил продать кровать Сергея – как-то видел ее у него в гараже, и вот нашел покупателя. На том порешили и отправились в гараж. Время было около девяти утра. Они сняли заднее сиденье в микроавтобусе, затащили в него кровать. Потом возвращали на место передвинутые вещи. Тут, по словам подсудимого, у них снова вспыхнула ссора из-за долга. Слово за слово, и спор перешел в драку. Дальше, как свидетельствовал Сергей, он оказался в углу гаража, прижатым спиной к дверям. Обороняясь, схватил с верстака первое, что попалось под руку (а это оказалась кувалда) и с размаху ударил Алима по голове. Тот упал и захрипел. Из раны хлынула кровь. Подсудимый понял, что убил человека. Он вышел из гаража. Покурил. Потом вернулся. Снова вышел и снова вернулся. Избитый затих. Подсудимый натянул ему на голову полиэтиленовый пакет и прикрыл тело покрывалом. Выйдя за ворота, закинул на крышу одного из соседних гаражей кувалду. Сел в микроавтобус и уехал. Ночевал у знакомых. Через три дня его арестовали. В присутствии полицейских заставили открыть гараж. Там лежало давно остывшее тело убитого. Сергей К. сокрушался: «Один человек всю мою жизнь перевернул. Я прожил сорок три года и даже предположить не мог, что попаду в тюрьму, да еще за убийство».

«Убил друга, и был совершенно спокоен!»

Из показаний свидетеля – друга убитого – вырисовывается несколько иная картина. По стечению обстоятельств, в то утро он работал в гараже РСУ, в нескольких метрах от места трагедии. Он видел, что хорошо знакомый ему микроавтобус остановился неподалеку. Стало ясно, что подъехал Алим. Но зайти поговорить у него просто не было времени. Через какое-то время к нему подошел Сергей К. и даже заглянул в гараж, где он работал. На вопрос: «Где друг?» – ответил, что тому понадобилось уехать. С возмущением свидетель отмечал, что подсудимый был совершенно спокоен. Трудно было даже предположить, что он совершил убийство. В следующие дни он встречал Сергея в баре и постоянно спрашивал о пропавшем друге. Но тот отвечал, что не знает. Вечером свидетель встретил участкового и рассказал о микроавтобусе, который видел возле гаража. Подозреваемого задержали через несколько часов. Наутро был обнаружен труп . Друг убитого был глубоко возмущен спокойствием подозреваемого. Ведь убит молодой человек, осталась вдова с двумя детьми! К тому же, он утверждал, что покойный всегда носил на пальце печатку и не расставался с мобильником. А при убитом этих вещей обнаружено не было. Не было ли и похищения?

Судебные слушания продолжаются. Еще не проведена судмедэкспертиза. В первоначальных показаниях обвиняемый писал, что в момент нанесения удара потерпевший стоял к нему спиной. На суде же говорил о том, что они были обращены лицом друг к другу. А это очень важный момент. Была ли вообще драка? Суду предстоит сложная работа. Необходимо выяснить все детали. Только после получения полной ясности будет вынесен приговор. До этого времени никто не может быть назван преступником.

04.11.2004, 09:22

"Миллион"


Написать комментарий