«Культурная революция» в стенах ЛУ

Новый учебный год студенты отделения ориенталистики факультета современных языков Латвийского университета встретили без своего руководителя — профессора Елену Стабурову отстранили от обязанностей.

Таким образом, в высшем звене ЛУ почти не осталось русских — Елена Юрьевна была одной из последних. Впрочем, она считает, что здесь идет другая борьба: коммерческого “интернационала” против академического.

Слишком популярное отделение

Вначале стоит представить Елену Юрьевну в профессиональном плане. По окончании восточного факультета Ленинградского университета и аспирантуры Института востоковедения в Москве она работала в ЛГУ с 1977 года. Последовательно стала кандидатом, доктором, хабилитированным доктором исторических наук, профессором. Ее академические курсы включали в себя все периоды истории Китая, традиционную китайскую философию, общественную мысль Китая XX века, классический китайский язык, средневековую и современную китайскую литературу. По латвийским понятиям — уникальный специалист!

Все годы Елена Стабурова совершенствовала свои знания за границей — была стипендиатом институтов ориенталистики в Стокгольме и Тайбэе, Пекине и Брисбене, Упсале и Ухани. Ее библиография насчитывает пять книг, причем две — “Анархизм в Китае” и “Политические партии и союзы в Китае в период Синьхайской революции” — вышли в московском издательстве “Восточная литература”. Елена Стабурова является также соавтором латвийских школьных учебников новой истории — на латышском и русском языках. А уж выступлений на конференциях, статей в научных журналах и сборниках — не счесть.

— У меня никогда не было взысканий, — вспоминает Е. Стабурова свою преподавательскую деятельность, — я руководила отделением с 2000 года, и с этого времени оно стало привлекательным. Мы вели курсы китайского, японского языка и культуры, других стран на уровне бакалавра и магистра. В декабре 2003 года я была переизбрана на должность, и, казалось, ничто не предвещало беды…

Неудобная фигура

По мнению Е. Стабуровой, произошедшее напоминает “культурную революцию” в Китае. Формальной причиной начать кампанию стало “расследование” вокруг одной студенческой работы. Первокурсница, видимо, очень хотела получить “десятку”, а профессор мотивированно доказывала, что работа эта, мягко говоря, несамостоятельна. "Потом появились семь писем, что я “недружелюбна”, подписанных руководителем студентки, отцом студентки, профессором–пенсионером, профессором другого факультета, двумя японскими преподавателями, один из которых проработал в университете только три месяца, а о другом речь пойдет позже".

Ряд студентов начал протестовать. Когда одна девушка заявила в департаменте ЛУ, что высоко ценит двух преподавателей отделения ориенталистики — Елену Стабурову и Улдиса Берзиньша (супруг профессора, знаменитый латышский поэт, кандидат на пост президента Латвии от ЛСДРП, почетный член Академии наук Латвии, в ЛУ — лектор по турецкому языку. — Н. К.), ей ответили: “Вы сможете послушать их лекции в Петербурге или Москве”.

“Мой конфликт нужно рассматривать в контексте того, что происходит не только на отделении ориенталистики, но и в университете в целом, — считает Елена Юрьевна. — Этот сигнал пугает тем, что интересы студентов и качество преподавания перестанут быть приоритетными. Хотелось бы, чтобы в университете сохранялся и приумножался академический дух. Тогда не нужно будет за знаниями посылать латвийских студентов в Россию”.

По мнению Е. Стабуровой, то, что происходит на отделении, приводит к тому, что студенты начинают уже уходить из университета, уезжать из Латвии. В результате две студентки решили продолжить образование в Лондоне и Париже, один студент перешел в Технический университет.

Еще один симптом

“Мне стало известно, — говорит Елена Стабурова, — что в полиции декан факультета Эдгарс Ошиньш высказал мысль, сводящуюся к тому, что он готов подписаться подо всем, что приносит деньги нашему университету. Заявление это ему пришлось сделать по следующей причине.

У нас в университете работает преподавательница из Японии Ямамото. И вот в конце прошлого года, когда я была в командировке, она написала от моего имени две заявки на гранты и отдала их в посольство Японии. Одна — на сумму 5670 латов. Моя подпись была подделана, а г–н Ошиньш под этим поставил свой автограф. От моего имени нашу Латвию в заявках Ямамото назвала “маленькой и бедной страной”, которая без помощи госпожи Ямамото не сможет дать качественное образование своим студентам. Только для этого госпоже Ямамото нужно, чтобы Япония дала ей деньги, а также оплатила двухмесячное пребывание в Японии на курсах японского языка".

Впоследствии Е. Стабурова по этому казусу обратилась с заявлением в прокуратуру. Обо всем, что происходит, профессор подробно написала и министру образования и науки Юрису Радзевичсу, он переслал ее жалобу в Трудовую инспекцию — теперь надо ждать…

— Я не держусь за это место, — говорит Елена Стабурова, — с моей квалификацией я найду себе работу. Но я считаю, что в принципе своим уходом подведу тех студентов, которые поступали “ко мне”, то есть в расчете на мои знания. Кроме этого, страдает мое профессиональное достоинство, и мне приходится защищаться!

21.09.2004, 12:34

"Вести сегодня"


Написать комментарий