Следующий год будет успешным для банков и клиентов

За последние четыре года банк развивался в 1,5–2 раза быстрее, чем банковский сектор в целом. Прибыль за первые семь месяцев текущего года была в 2,3 раза больше показателя за тот же период прошлого. Все это NORD/LB Latvija. На вопросы "Вести Сегодня" отвечает его президент Андрис Озолиньш.

— У нас амбициозные планы, и мы не собираемся останавливаться на достигнутом. Что касается нашей дочерней компании NORD/LB Lizings, то скоро мы начнем активно предлагать услуги не только лизинга, но и факторинга. Больше внимания станем уделять малым и средним предприятиям, их финансирование — одна из наших целей.

В ближайшее время банк существенно увеличит свой основной капитал. Необходимо это прежде всего для того, чтобы банк мог продолжать свое стремительное развитие: если мы активно привлекаем вклады, выдаем кредиты, то нам необходимо увеличить основной капитал. Этого требует латвийское законодательство. Это главная, но не единственная причина.

Чем больше у банка основной капитал, тем выше его кредитоспособность. Согласно нормам законодательства, только 25% от капитала может быть выдано в кредит одному физическому или юридическому лицу или группе клиентов, связанных между собой. База наших клиентов постепенно меняется: с одной стороны, увеличивается число частных лиц, а с другой — возрастают кредитные аппетиты крупных предприятий. Чтобы банк и в дальнейшем мог удовлетворять растущие запросы, нам было необходимо увеличить капитал.

И третье обстоятельство, которое мы также учитывали, — безопасность и надежность наших клиентов. Ведь основной капитал является своего рода буфером: чем он больше, тем клиенты банка чувствуют себя увереннее в завтрашнем дне.

— Банк показывает сравнительно высокие темпы развития. Как долго вы рассчитываете сохранять их на таком уровне?

— Этот год у нас очень удачный. Скажу честно: показатели превзошли наши прогнозы. Что касается темпов роста в будущем году, то, думаю, прирост активов, кредитного портфеля, рост прибыли останется на уровне текущего года. Все наше внутреннее планирование направлено на то, чтобы и в дальнейшем сохранить такую динамику развития. Точно по цифрам не скажу — над бюджетом будущего года еще идет работа, он будет утвержден ориентировочно, в конце октября — начале ноября.

Уверен, что и в дальнейшем темпы развития останутся примерно на том же уровне, что и сейчас. И тому есть два объяснения. Во–первых, растет латвийский рынок в целом. У банка, таким образом, есть возможность поучаствовать в этом процессе и развиваться вместе со страной, ее народным хозяйством. Во–вторых, команда, которая у нас сформировалась, достаточно мотивирована, плюс поддержка со стороны акционеров — все это дает основание для уверенности в наших будущих успехах. Частично мы сможем увеличить нашу долю рынка, отняв часть “пирога” у конкурентов. Считаю, что мы достигли того уровня профессионализма, на котором уже можно развиваться за счет других игроков.

— Министерство экономики на пару с Латвийским агентством инвестиций и развития последнее время наперебой информируют о росте интереса к Латвии со стороны зарубежных инвесторов. Это чувствуется?

— Да, безусловно. Основная причина, по которой растут кредитные аппетиты наших клиентов, заключается в том, что развивается народное хозяйство, растет ВВП. Для клиентов это основание для начала новых проектов: появились новые рынки сбыта, увеличивается внутреннее потребление. У них есть амбициозные идеи, желание попробовать что–то новое, сделать нечто большее. Конечно, отчасти тому причиной и структурные фонды Евросоюза. Это те деньги, на которые клиент может рассчитывать. Возможность получить софинансирование только повышает его кредитную способность: часть денег дает Евросоюз — это позволяет планировать более крупный проект, взять на себя больший риск, чем если бы на кону были его собственные деньги.

Если говорить о зарубежных инвесторах, то и в этом случае интерес к Латвии возрастает. Предприниматели, к примеру, из Германии все больше открывают для себя Латвию и Балтию в целом. Конечно, с того момента, как инвесторы начинают наводить справки, до реализации конкретного проекта пройдет 8–10 месяцев, а то и целый год — это небыстрый процесс.

С 16 по 19 ноября мы с нашими партнерами организуем первую конференцию балтийско–германских инвесторов. Наша цель — свести в одном месте сорок потенциальных инвесторов из Германии, которые хотели бы вложить деньги в странах Балтии, и примерно столько же участников со стороны Латвии, Литвы и Эстонии, кто хотел бы их, как сейчас говорят, освоить. Планируем, что это будут как частные компании, так и самоуправления, у которых есть интересные идеи, проекты, но не всегда хватает собственных денег, чтобы их реализовать. Почему 40 на 40? Потому что мы не хотим собрать что–то вроде большого конгресса, который не дал бы практических результатов. Хочется, чтобы у сторон была реальная возможность встретиться и обсудить проект и возможные условия сотрудничества. Рассчитываем, что как минимум десять проектов будет реализовано.

В этой связи хотел бы отметить еще одну вещь. Латвия зачастую полагается на свое якобы выгодное географическое положение в центре Балтии. Но мы видим, что литовцы и эстонцы нередко оказываются активнее. Если мы сравним, сколько литовских и эстонских предприятий на нашем рынке и сколько наших — на их, то окажется, что латвийские предприниматели более инертны, менее агрессивны.

— Раз уж мы заговорили об “аппетитах”, то как, по–вашему, насколько подорожают кредиты в ближайшие год–два?

— Стоимость кредита для конечного потребителя складывается из двух компонентов. Это цена на межбанковском рынке — LIBOR, EURIBOR, RIGIBOR. И маржа, банковская наценка, которая идет сверху. Из нее банк покрывает свои административные расходы и риск в случае, если кто–то не сможет вернуть кредит, и, наконец, из нее же генерируется прибыль.

В случае первой составляющей речь может идти только о прогнозах. Не исключаю, что в будущем году для тех, кто взял кредит в долларах, постепенно возрастет часть LIBOR, и за счет этого кредиты в американской валюте подорожают. Думаю, что в связи с привязкой лата к евро с 1 января 2005 года, в свою очередь, цена латовых кредитных ресурсов может снизиться в течение будущего года. Постепенно их стоимость будет приближаться к отметке “европейских”. Разумеется, это лишь предположения: со 100–процентной уверенностью о таких вещах никто не может сказать.

Что же касается банковской наценки, то, думаю, постепенно она будет снижаться. В первую очередь это касается ипотечного кредитования и так называемых потребительских кредитов. Шаг за шагом маржа пойдет вниз. И еще я хотел бы сказать о том, к чему, скажем прямо, не всегда прислушиваются клиенты. Дело в том, что если брать, как сегодня кажется, дешевый кредит в долларах, а доходы — в латах, то рискуешь вдвойне. Во–первых, поскольку LIBOR может возрасти. А во–вторых, стоимость доллара по отношению к лату может увеличиться: мы все видели, как последние два года радикально менялся курс EUR/USD. В таких случаях клиент рискует потерять из–за разницы в курсах. Поэтому для тех, кто взял кредит в латах и евро, валютный риск будет меньше. Все больше клиентов это понимают. Прогнозирую, что в будущем основная масса кредитов будет именно в евро, а не в долларах США.

В любом случае ответственность за принятое решение всегда лежит на плечах того, кто его принял. Банк, в свою очередь, старается информировать клиента и повлиять на его выбор, сообщая о позитивных и негативных моментах, которые повлечет за собой то или иное решение. Скажу так: сам бы я сейчас не рискнул брать кредит в долларах. Да и друзьям своим не советовал бы.

— Чего ждать клиентам от банков в ближайшие год–два: обвала ипотечного рынка, который предрекает Банк Латвии, увеличения сроков кредитования на американский манер до 100–150 лет?

— Если говорить о кредитовании, то не думаю, что в будущем году на рынке произойдут какие–то радикальные перемены. Кредитные портфели будут расти, темпы сохранятся на уровне текущего года. Банки будут находить все новые способы, как предложить клиенту кредит.

Финансовые учреждения становятся более опытными в выдаче потребительских кредитов. Думаю, что со временем решения о их выдаче будут приниматься в более короткие сроки. Так называемая система скоринга, включающая в себя двадцать характеристик клиента — таких как образование, уровень доходов, семейное положение и т. д., оправдает себя. Благодаря такой сортировке банки будут быстрее и легче принимать решения о том, в каком размере, на какой срок выдать кредит.

Со временем подход банков к клиентам станет более дифференцированным: кому–то будут предлагать кредит в размере ползарплаты, а некоторым, скажем, трех и восьми. Для примера скажу, что клиенту, взявшему у нас потребительский кредит повторно, мы предлагаем ставку на 2% ниже стандартной. Почему? Поскольку это наш клиент и у нас уже есть опыт работы с ним. Думаю, что сроки кредитования также останутся без особых изменений.

17.09.2004, 13:33

"Вести сегодня"


Написать комментарий