Латвия рискует навлечь на себя гнев России

Латвия обострила напряженность с Москвой, решив открыть старые документы КГБ. Решение, принятое парламентом в среду вечером, подольет масла в огонь и без того яростных споров из-за якобы плохого обращения Латвии с тысячами этнических русских, проживающих в бывшей советской республике.

Парламент продлил на 10 лет запрет бывшим сотрудникам и осведомителям КГБ занимать посты в правительстве. Он также открыл для публики оставшиеся архивы КГБ в Латвии.

Полагают, что во время распада СССР КГБ вывез много важных документов. Но осталась картотека, из которой ясно, кто был сотрудником или осведомителем. Картотека, в которой около 4 тыс. имен, стала политическим инструментом для латвийских политиков, стремящихся дискредитировать друг друга, разоблачая связи с КГБ. Двое парламентариев от социал-демократов, Юрис Боярс и Янис Адамсонс в 1993 и 2000 годах лишились своих постов, когда из картотеки стало ясно, что они сотрудничали со спецслужбой.

Новый закон подогреет антироссийские настроения. Отношению Латвии к России как к угнетателю и оккупанту способствует растущий национализм и вступление в ЕС. Некоторые латыши к тому же поставили памятники в честь солдат СС, которых они считают освободителями.

Москва осуждает подобные проявления и разгневана планами изгнать русский язык из латвийских школ, считая эту меру очередным подтверждением того, что русских в Латвии считают гражданами второго сорта.

Петерис Стабонс, парламентарий от партии “За свободу и родину”, сказал: “Во время оккупации наши страдания были ужасными. КГБ помогал составлять списки сотен тысяч людей, которых отправили в Сибирь. Многие из них не вернулись. Сотрудники КГБ причинили огромное зло, а мы всего лишь лишаем их права занимать определенные посты и баллотироваться в законодательные органы. Москва так и не признала, что оккупировала нас в течение 50 лет, и оставила после себя более полумиллиона своих людей”.

Вчера высказывались опасения, что списки могут быть неполными и содержать имена не политических сотрудников КГБ, не тех, кто причастен к репрессиям 1940-1950-х годов.

Александр Гурин, член Латвийского комитета по правам человека, сказал: “Кое-кто надеялся, что с вступлением Латвии в ЕС ситуация улучшится. Но первые шаги разочаровывают”.

Попытки изгнать русский язык даже из частных школ он охарактеризовал как “наиболее скандальный факт”.
Латвия обострила напряженность с Москвой, решив открыть старые документы КГБ.
Решение, принятое парламентом в среду вечером, подольет масла в огонь и без того яростных споров из-за якобы плохого обращения Латвии с тысячами этнических русских, проживающих в бывшей советской республике.

Парламент продлил на 10 лет запрет бывшим сотрудникам и осведомителям КГБ занимать посты в правительстве. Он также открыл для публики оставшиеся архивы КГБ в Латвии.

Полагают, что во время распада СССР КГБ вывез много важных документов. Но осталась картотека, из которой ясно, кто был сотрудником или осведомителем. Картотека, в которой около 4 тыс. имен, стала политическим инструментом для латвийских политиков, стремящихся дискредитировать друг друга, разоблачая связи с КГБ. Двое парламентариев от социал-демократов, Юрис Боярс и Янис Адамсонс в 1993 и 2000 годах лишились своих постов, когда из картотеки стало ясно, что они сотрудничали со спецслужбой.

Новый закон подогреет антироссийские настроения. Отношению Латвии к России как к угнетателю и оккупанту способствует растущий национализм и вступление в ЕС. Некоторые латыши к тому же поставили памятники в честь солдат СС, которых они считают освободителями.

Москва осуждает подобные проявления и разгневана планами изгнать русский язык из латвийских школ, считая эту меру очередным подтверждением того, что русских в Латвии считают гражданами второго сорта.

Петерис Стабонс, парламентарий от партии “За свободу и родину”, сказал: “Во время оккупации наши страдания были ужасными. КГБ помогал составлять списки сотен тысяч людей, которых отправили в Сибирь. Многие из них не вернулись. Сотрудники КГБ причинили огромное зло, а мы всего лишь лишаем их права занимать определенные посты и баллотироваться в законодательные органы. Москва так и не признала, что оккупировала нас в течение 50 лет, и оставила после себя более полумиллиона своих людей”.

Вчера высказывались опасения, что списки могут быть неполными и содержать имена не политических сотрудников КГБ, не тех, кто причастен к репрессиям 1940-1950-х годов.

Александр Гурин, член Латвийского комитета по правам человека, сказал: “Кое-кто надеялся, что с вступлением Латвии в ЕС ситуация улучшится. Но первые шаги разочаровывают”.

Попытки изгнать русский язык даже из частных школ он охарактеризовал как “наиболее скандальный факт”.
Латвия обострила напряженность с Москвой, решив открыть старые документы КГБ.
Решение, принятое парламентом в среду вечером, подольет масла в огонь и без того яростных споров из-за якобы плохого обращения Латвии с тысячами этнических русских, проживающих в бывшей советской республике.

Парламент продлил на 10 лет запрет бывшим сотрудникам и осведомителям КГБ занимать посты в правительстве. Он также открыл для публики оставшиеся архивы КГБ в Латвии.

Полагают, что во время распада СССР КГБ вывез много важных документов. Но осталась картотека, из которой ясно, кто был сотрудником или осведомителем. Картотека, в которой около 4 тыс. имен, стала политическим инструментом для латвийских политиков, стремящихся дискредитировать друг друга, разоблачая связи с КГБ. Двое парламентариев от социал-демократов, Юрис Боярс и Янис Адамсонс в 1993 и 2000 годах лишились своих постов, когда из картотеки стало ясно, что они сотрудничали со спецслужбой.

Новый закон подогреет антироссийские настроения. Отношению Латвии к России как к угнетателю и оккупанту способствует растущий национализм и вступление в ЕС. Некоторые латыши к тому же поставили памятники в честь солдат СС, которых они считают освободителями.

Москва осуждает подобные проявления и разгневана планами изгнать русский язык из латвийских школ, считая эту меру очередным подтверждением того, что русских в Латвии считают гражданами второго сорта.

Петерис Стабонс, парламентарий от партии “За свободу и родину”, сказал: “Во время оккупации наши страдания были ужасными. КГБ помогал составлять списки сотен тысяч людей, которых отправили в Сибирь. Многие из них не вернулись. Сотрудники КГБ причинили огромное зло, а мы всего лишь лишаем их права занимать определенные посты и баллотироваться в законодательные органы. Москва так и не признала, что оккупировала нас в течение 50 лет, и оставила после себя более полумиллиона своих людей”.

Вчера высказывались опасения, что списки могут быть неполными и содержать имена не политических сотрудников КГБ, не тех, кто причастен к репрессиям 1940-1950-х годов.

Александр Гурин, член Латвийского комитета по правам человека, сказал: “Кое-кто надеялся, что с вступлением Латвии в ЕС ситуация улучшится. Но первые шаги разочаровывают”.

Попытки изгнать русский язык даже из частных школ он охарактеризовал как “наиболее скандальный факт”.

24.05.2004, 09:05

Ник Пейтон Уолш


Темы: ,
Написать комментарий