Какой национальности пациент?

В редакцию иногда приходят письма с жалобами на черствость медперсонала, на неквалифицированную медицинскую помощь. Но чтобы пациент жаловался на то, что врач его дискриминировал по национальному признаку, —такое мы услышали впервые.

Наверное, это не случайно. Наши врачи лечат больных, не спрашивая, какой они национальности. И дело не только в клятве Гиппократа, но и в элементарной порядочности. Если в нашем многонациональном городе начать делить жителей по «пятому пункту», то можно докатиться до второго Ольстера. Слава Богу, у нас людей, как правило, оценивают по их человеческим и деловым качествам, а не по тому, в какой храм они ходят и какой национальности. Можно даже гордиться тем, что наш Даугавпилс стал почти образцом толерантности, городом, где вместе мирно живут русские, латыши, поляки, белорусы, евреи, цыгане и люди других национальностей. Поэтому письмо читательницы нас удивило и озадачило. О чем в нем идет речь?
У жительницы Гривы заболел отец, да так, что пришлось вызвать скорую. Врач «скорой помощи», осмотрев больного, не нашла показаний для того, чтобы немедленно его отправить в больницу. Она предложила обратиться к семейному врачу. И тут же связалась сама с ним по телефону и рассказала о состоянии больного. В ходе их разговора семейный врач спросила: «Этот больной цыган или русский?» В этот момент трубку телефона взяла дочь больного и услышала эту фразу. Этот вопрос врача ее сильно возмутил. В своем письме в редакцию она пишет: «…какая разница — кто какой национальности?»
Мы связались с врачом «скорой помощи», которая сказала, что слышала от семейного врача эту странную фразу про национальность больного и была шокирована, но подтвердить эти слова официально, письменно, отказалась. Как говорится, сказанное слово к делу не пришьешь. Позвонили мы и семейному врачу. Она объяснила, что никогда не делит больных по национальности, а в данном случае просто хотела уточнить, о каком конкретно больном идет речь, поскольку на Гриве живут несколько семей с такой же фамилией, как у данного больного, причем цыганских и нецыганских.
«Да разве это какое-то оскорбление, если спросить о национальности человека?» — удивилась врач. У нас нет никаких оснований, чтобы обвинять семейного врача в ксенофобии. И все-таки, следует сказать, что национальный вопрос — это такая тонкая материя, с которой следует обращаться очень и очень осторожно. Чтобы получить данные больного, пациента, клиента и т.д. совсем не обязательно уточнять его национальность. У человека есть имя, фамилия, адрес, персональный код, наконец. Представим, как это будет выглядеть, если врач, продавец, официант и т.п. начнут уточнять: «Это кому выписать лекарство (продать колбасу, принести кофе) этому русскому (латышу, цыгану, еврею)? Все мы знаем свои корни, свое происхождение, каждый гордится своей национальностью, и это вполне естественно. Но национальность — это все-таки данность, приобретаемая с рождением, но никак не персональная заслуга или, наоборот, какой-то минус в нашей биографии. Поэтому различать и оценивать нас надо не по национальности, а по нашим делам. Кому-кому, а врачу, представителю самой гуманной профессии на свете, наверное, это разъяснять не надо.

08.09.2005, 09:59

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий