Хор «Латвия» запел по-грузински

До 9 сентября в Риге продолжается Международный фестиваль духовной музыки, который ежегодно организует Государственный академический хор «Латвия». После того как правительство пообещало повысить зарплату хористам, главный дирижер Марис Сирмайс вернулся на свой пост, ранее демонстративно покинутый им в знак протеста против нищенских госдотаций. Фестиваль с успехом прошел, и одним из самых необычных событий стал концерт грузинской хоровой музыки, который провел маэстро Гела Парчукидзе.


Программу концерта дирижер составил сам из лучших хоровых сочинений современных грузинских авторов и композиторов-классиков. Но главное, что, кроме нот, он привез в Латвию кусочек Грузии. И не только в переносном смысле (вдохновил наших музыкантов своим темпераментом и заразил слушателей грузинским духом), но и в самом прямом. Этим кусочком была большая свеча, изготовленная руками грузинских монахов по благословению католикоса-патриарха всея Грузии Илии II, которую маэстро зажег в Большой ауле университета. И концерт начался с исполнения песни, написанной патриархом.

…Странное дело, но бывает музыка, которая при всей своей невероятной сложности и даже элитарности (а концерты фестиваля духовной музыки, понятное дело, это не развлечение для широких масс трудящихся, и зал, к сожалению, был далеко не полон) тем не менее захватывает тебя и возносит куда-то ввысь даже против твоей воли. Даже если ты отроду двух нот связать не умеешь, ни о какой духовности не помышляешь и никуда возноситься не собирался, все равно только заслушаешься – и как будто тебя ангелы в небе в колыбели качают.

А еще слушаешь и понимаешь, что хор «Латвия» – действительно наше национальное достояние. Почаще министры финансов ходили бы на их концерты… Как божественно поют! На чужом и невероятно сложном языке передали всю заоблачность, всю нежность, все жизнелюбие и мужественный трагизм грузинской музыки и грузинской души. А на бис для полного восторга публики спели… ну, конечно же, «Сулико»!

- Я рад и счастлив работать с этим замечательным хором, одним из лучших в мире. По крайней мере лучшим в Европе, это точно. За Африку и Австралию я не скажу, – улыбаясь, говорит «Часу» Гела Парчукидзе. – Это не только прирожденные музыканты, но и замечательные люди. Они молча заставили меня полюбить их! Я работал со многими известными коллективами, но впервые за пределами Грузии я встретил такой хор, который за две репетиции может сделать грузинский репертуар. Несмотря на то, что я горжусь грузинской музыкальной культурой, я не думаю, что мы в Грузии справились бы, если бы нам за две репетиции надо было выучить 18латышских песен!

О нашем хоре Гела Парчукидзе знал уже задолго до его визита в Ригу. В прежние времена музыкальные связи между двумя «поющими» республиками были очень сильны. Учитель Гелы Парчукидзе и всемирно известный грузинский дирижер Джансуг Кахидзе за несколько лет до смерти выступал с хором «Латвия». А теперь его ученик руководит хором мальчиков Центра имени Джансуга Кахидзе, и в его ближайших планах – исполнение кантаты Гии Канчели «Светлая печаль». В музыкальной жизни Тбилиси 2005 год – год Канчели: ему исполняется 70 лет. Кстати, несколько лет назад грузинский композитор Гия Канчели был в Риге главным героем фестиваля духовной музыки. Так что творческие связи не прерываются. Музыка по-прежнему не знает границ.

В большом фестивальном буклете о Геле Парчукидзе всего несколько строк: окончил Тбилисскую консерваторию как хоровой дирижер и магистратуру как дирижер оперно-симфонический, работал руководителем хора Тбилисского театра оперы и балета…

- Это я сам не захотел, чтобы про меня много писали, – комментирует Парчукидзе. – Какая разница – или человек никогда не высовывал носа из своего родного города, или уже где-то в мире прославился? У грузин есть поговорка: «Пусть о тебе говорят дела твои». Мне смешно, когда люди начинают перечислять все свои регалии… Для меня божественный пример – Леонард Бернстайн, великий композитор. Вот 9 сентября у вас на фестивале будут исполнять его гениальные «Псалмы Чичестера». Но кому важно, он народный артист Америки или какой-нибудь почетный профессор? Он Бернстайн! Или отец Караян. Он что – народный артист Австрии? Нет. Он Караян, наш батюшка! Конечно, я ни с кем себя не сравниваю: они великие, а я обыкновенный. И еще не знаю, насколько талантливый. Наверное, ровно настолько, насколько талантливым меня создал Бог. И спасибо, что он дал мне шанс. Я счастлив, что живу в музыке. И что другие смотрят на мои руки, когда я дирижирую, – и рождается музыка. А об остальном пусть говорят мои дела. Я написал для буклета только несколько строчек – просто чтобы люди знали, что я не гинеколог, а профессиональный дирижер и это не хобби для меня.

Юный Гела не выбирал музыку своей профессией, она сама его выбрала. Его мама была дирижером, а отец – хоть и историк, но…

- Это был самый музыкальный человек из всех, кого я только видел. Можно сказать, что он был обласкан Богом. Он играл и пел так, что я при нем воздерживался что-то говорить о музыке. Никогда у нас дома не было разговоров, кем мне стать. И только когда я окончил магистратуру, я узнал, что мама хотела, чтоб я был доктором, а отец – чтоб инженером. Я говорю: «Почему не сказали раньше? Я бы стал сейчас бизнесменом и имели бы миллионы!..» Но, слава богу, миллионы у меня в душе. Это любовь людей и тепло глаз тех музыкантов, с которыми я встретился здесь, в Риге. Вот мои миллионы!

Правда, Гела чуть не сошел «с дистанции» в третьем классе музыкальной школы. Ему задали за пару дней выучить Третью сонату Бетховена («Где это видано, чтобы кто-то в третьем классе играл сонаты Бетховена! Если только гении! Но я не был гений. И до сих пор помню, как учительница меня ударила по руке…»). В 16 лет будущий дирижер очень серьезно играл рок-музыку, и если бы ему сказали, что когда-то он будет стоять за пультом в оперном театре, то он рассмеялся бы. Но никогда не говори никогда…

Кроме того что Гела Парчукидзе теперь много дирижирует в Тбилисской опере, он еше и руководит собственным камерным хором и вокальным секстетом («С ним я удовлетворяю свою любовь к не классической музыке»). Его радует, что новое грузинское правительство повернулось лицом к оперному театру («Это лучше, чем ничего, но, конечно, опера – не единственное в грузинской культуре, что нуждается в поддержке!») и что туда все чаще стала ходить молодежь.

- Это хороший тон, когда влюбленные ходят в театр, а не бродят по темным закоулкам в парке, – говорит маэстро. – Он уже хочет показать своей возлюбленной, что у него галантные манеры, а она уже хочет в нем эти манеры видеть. Это совсем другой стиль, это творческий адреналин для молодежи. Хорошо! Если только они сходят два раза, захочется сходить третий. А если сходят 10 раз, то станут меломанами. Но, грубо говоря, опера – это кайф сытого общества. Когда люди не могут прокормиться, им не до «Кармен». А денег на культуру всегда будет не хватать, если только во главе государства не станет правитель, влюбленный в музыку. Никогда в истории ни одно правительство не заботилось о культуре так, как надо. За исключением князя Эстергази, который баловал Гайдна…

07.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий