Власть и город: Распродается наследство Эйгима

Выставить на аукцион асфальтобетонный завод (АБЗ), преобразивший город, приносивший прибыль два первых сезона, а на этот третий, еще далеко не закончившийся, объявленный мэром Ритой Строде убыточным путем нехитрой манипуляции цифрами, решило подавляющее здравый смысл большинство депутатов на четверговом заседании думы.

Депутаты оппозиции голосовали против и предложили отложить вопрос, чтобы продолжить переговоры с банком-кредитором Vereinsbank, который хочет одного — гарантий возврата денег — 1 млн. 713 тыс. латов.

Отметим, что мэр официально находится в отпуске, но решила сама вести заседание, тем самым показав, что не доверяет сподвижникам щекотливые дела, лично заинтересована в том, чтобы довести задуманное не ею до желаемого конца. Мэр старательно повторила то, что до нее донес путающийся в цифрах и выводах — в зависимости от обстановки — директор ПЖКХ Вячеслав Вериго: себестоимость асфальта высока по сравнению с частными фирмами; у думы нет столько денег, чтобы обеспечить АБЗ заказом на весь сезон, а других нет; у завода никаких перспектив. Черту под обсуждением, в котором оппонентом мэра были  Ливия Янковска и  Людмила Смыкова, подвел депутат  Ришард Драба, который заявил, что если кому и нужен был завод, так это Провиденко.

Пора потрошить курицу без Провиденко

Курицей, несущей золотые яйца, АБЗ называть нельзя ни в коем случае. Таким было строгое указание мэра, у кого сведущие люди безуспешно пытались добиться объективности в оценке завода, который два сезона приносил реальную прибыль (на нее сделан и евроремонт офиса ПЖКХ, у которого других денег на то просто нет) и вдруг по прогнозам стал убыточным. Плох завод, надо поскорее от него избавиться – это звучало рефреном из уст Риты Строде. Наслушавшись этого, депутат Людмила Смыкова спросила мэра: «Если завод нужен был только Провиденко, а не городу, в чем я убедилась, то кому теперь нужен завод?» Ответа не последовало.

Мы стали искать ответ у Алексея Провиденко, бывшего исполнительного директора думы, уволенного на днях вторично после восстановления судом.
— Это обычная практика, когда банк требует гарантии, а из этого сделали повод, чтобы передать прибыльный завод в частные руки, — сказал А.Провиденко. — И для этого тасуют факты, манипулируют цифрами, как это выгодно заинтересованным лицам, которые благодаря Строде хотят ухватить лакомый кусок. И для того назначают виновных. Банку два года исправно возвращали кредит, никаких трений не было до тех пор, пока ПЖКХ, отделившись от хлопот коммунального отдела, что было глупостью, не преобразовалось в уставное общество с призрачными перспективами. При этом даже не предупредив, как записано в договоре, банк. У Vereinsbank возник риск возврата денег — плательщик поменял свой статус, и банк потребовал гарантий. А их не дают и на всю страну кричат «караул!».

А теперь о том, зачем Провиденко нужен был завод. Когда в 2001 года проанализировали состояние улиц и дорог, выяснилось, что 600 тысяч кв. м находятся в аварийном состоянии. Нужно было ставить знаки “Проезд запрещен” на дорогах площадью 270 тысяч кв. м, то есть закрыть 9 автобусных маршрутов из 17.

У нас было денег от силы на 40 тыс. кв. м, да к тому же висел долг Видавского и Строде в размере 200 тысяч латов за 2000 год Даугавпилс целиниексу и другим организациям. Даугавпилс целиниекс был тогда монополистом и назначил за отремонтированный квадратный метр около 7 латов. Множим эту цифру на 600 тыс. кв. м и получаем более 4 млн. латов, которые могли решить проблему. Кредит у банков брать пытались, но на эти цели никто ничего не давал.
Как видите, не стояла задача купить завод, была острейшая проблема дорог. Ее десять лет до того никто не решал, сколько давали денег, столько – то есть очень мало – ремонтировали. Технология ремонта была выгодной для подрядчика – ямочная: бросали в лунки асфальт, который вскоре уносили колеса машин.

Действующая годами система ремонта дорог была позаимствована у предприимчивого героя Чарли Чаплина, который показал в фильме, как хулиган-напарник бьет окна рогаткой, а следом идет стекольщик.

Просто кредит и кредит доверия

И тогда я, зная о том, что со времен строительства ГЭС городу бесплатно осталось полмиллиона тонн великолепной песчано-гравийной смеси, внес предложение использовать ее для ремонта улиц и тротуаров. Из нее можно было приготовить 190 тыс. тонн щебня при себестоимости 1,65 лата за тонну, а всего 313 тыс. латов. Еще – 310 тыс. тонн песка по 1,65 лата за тонну, а всего – 512 тыс. латов. Итого, 825 тыс. латов нужно было затратить, чтобы получить этот материал, без которого асфальт не сваришь. А если бы покупали все это, то потратили бы по 7,2 лата за тонну щебня и по 4,2 лата за тонну песка. И всего – 2 млн. 700 тыс. латов.

Разницу между своим и покупным видите сами – без 175 тыс. латов 2 миллиона! Это и стало обоснованием для получения кредита этого размера. Банк согласился с нашими расчетами, не требуя гарантий думы, а только под бизнес-план под очень выгодный процент – 4,8%. Использовали кредит в мае 2002 года. И никакой это не лизинг, как путаются в простых вещах нынешние градоначальники. Все приобретенное является собственностью ПЖКХ, а не банка.
Наши расчеты подтвердились уже в первые два сезона. Выпустили 82 тыс.тонн асфальта и отремонтировали 480 тыс. кв. м дорог и тротуаров. Израсходовали 49 тыс. тонн щебня и 49 тыс. тонн песка. По себестоимости это обошлось городу в 81,2 тыс. латов и 47,5 тыс. латов. Покупай мы это, потратили бы соответственно 354 тыс. латов и 120 тыс. латов. Экономия 346 тыс. латов пошла на снижение себестоимости работ, выполненных ПЖКХ.

Нельзя говорить, что если мы вложили деньги в завод, то мы их истратили без выгоды: они дают и будут давать прибыль. И потому мы израсходуем 500 тыс. тонн запасов песчано-гравийной смеси, а это случится за четыре года, потому что ежегодно город должен ремонтировать 200 тыс. кв. м дорог, тротуаров, дворов. В итоге будем иметь те 2 млн. латов экономии, о которой говорил вначале. Израсходуем эти запасы, будем брать песчано-гравийную смесь из Даугавы без ущерба для нее.
Теперь о выплате кредита, пик которой приходится на 2005—2008 годы, но уже к 2012 году мы свободны. Если продадим завод, то станем платить за асфальт в 1,7 раза дороже. К тому же теряем опорную производственную базу ПЖКХ на четырех гектарах: АЗС, лабораторию, механические мастерские, склад, подъездные пути…

 Алексей Провиденко привел еще массу неоспоримых аргументов, которые не пожелали выслушать депутаты послушного Рите Строде большинства. А зачем им это, разве они пришли в думу радеть за горожан, их избравших?
Приведем совершенно отличное от наших слуг народа мнение депутата Сейма  Сармите Кикусте, которая пригласила экспертов к оценке рентабельности завода и его перспективы:
— Анализ имеющихся в нашем распоряжении документов показывает, что господа, решившие продать АБЗ, нарочито, с умыслом вводят горожан в заблуждение, не раскрывая истинных цифр, фрагментарно цитируя документы так, чтобы нарисовать неверную картину. У города умыкают очень нужный завод!

27.07.2004, 12:45

В.Рудой


Написать комментарий