Ave Майя!

Вчера зал Латвийской оперы рукоплескал великой Майе Плисецкой

Такого мы не увидим больше никогда. В минувшую среду в номере, поставленном для нее Морисом Бежаром, на сцене нашей Оперы танцевала неподражаемая Майя Плисецкая, которой этой осенью исполнится 80 лет.



Когда перед началом концерта они с Родионом Щедриным появились в зале, все встали и разразились долгими бурными овациями. Великая балерина приветствовала публику ослепительной молодой улыбкой и царственными жестами под музыку из “Кармен-сюиты”.
Тон вечеру задала завораживающе прекрасная заставка концерта — знаменитый профильный фотопортрет сидящей со скрещенными руками молодой Плисецкой и возникающие на экране светящиеся силуэты балерины в танце. Танцовщики Галина Степаненко и Андрей Уваров, Эгле Шпокайте и Ауримас Паулаускас, Екатерина Осмолкина и Андрей Баталов во фрагментах из балетов, в которых Плисецкая станцевала свои коронные партии, а также Ирма Ниорадзе в знаменитом “Лебеде” Сен-Санса и Фокина были восхитительны. Посвящая свои выступления великой Майе, они выкладывались до конца. Здесь было все — чувство и мысль, головокружительный полет, потрясающий темперамент и безупречная техника. 
Шопеновский этюд и “Озорные частушки” Щедрина виртуозно исполнила лауреат молодежной премии “Триумф”, пианистка Екатерина Мечетина.
И начался документальный фильм “Ave Майя”, где Плисецкая запечатлена в лучших ролях разных лет. О ней восторженно говорили Бежар, Стручкова и Ратманский, Цискаридзе и другие современники. Но все же впечатления от ее танца не могут передать никакие эпитеты. Это балерина, для которой физическое совершенство и безупречная техника — лишь инструмент, позволяющий выразить все богатство ее внутреннего мира.  
И вот на сцене сама Плисецкая. На каблуках, в брюках и закрытой тунике с брошью. Сочетание чистых контрастных цветов — черного (костюм), белого и красного (двусторонние веера). Под звуки Баха и Гуно она исполняет лаконичный пластический номер “Ave Майя”. Поворот головы, взмах рук с веерами, которые вспыхивают то белым, то алым, непередаваемо выразительный взгляд. И глубокое приседание-поклон в конце, когда зритель видит только прижатую к коленям голову и распахнутые руки…
Зал встает и разражается такими бурными и долгими аплодисментами, что Плисецкая повторяет. Но снова овации, звучит музыка из “Кармен-сюиты”… и Майя Михайловна легкими пунктирными движениями начинает импровизировать на тему своей незабываемой Кармен, купаясь в аплодисментах…




Прямая речь



  • “Мне всегда было очень интересно танцевать и не очень интересно работать. Потому что скучно каждый день делать класс, стоять у палки. И репетировала не очень много. Но может быть, я и танцевала так долго потому, что не надрывалась, не насиловала природу”.

  • "В искусстве, может быть, самое важное слово — “как”. Как это сделано. А все эти шоу с певцами без голоса — я тоже так могу. И это неинтересно. То, что трудно, мною уважаемо. Поэтому я так уважаю артистов цирка, которые каждый день рискуют своей жизнью. Я преклоняюсь перед ними — это труженики. Там невозможна “фанера”, все на самом деле. Как и в балете. Мы все пока профессионалы и стараемся держаться на высоком уровне. А раскрутить можно и ежика. Но это будет профанация".

26.08.2005, 07:38

Телеграф


Написать комментарий