Автоугоны: адвокаты и судьи тоже в деле

Невообразимые мытарства пришлось преодолеть семейной паре мелитопольских пенсионеров Валентине и Василию Резниченко, чтобы самим разыскать украденную «девятку». С тех пор прошло уже полтора года, но преступники все еще не осуждены.


Роковая ночь


«Это случилось в 2003 году, – рассказывает Василий Резниченко. – Подержанный ВАЗ-2109 мы купили в подарок сыну за остарбайтерские деньги матери. Не знали тогда, сколько горя хлебнем с этим подарком и что стоять ему в гараже суждено было не более двух месяцев. Все время, пока машина была у нас, я, как опытный водитель, помогал сыну перебирать старенькое авто. Вложили в машину еще долларов 400 – все свои последние сбережения. Старались для себя, а получилось – для бандитов.

Беда случилась в ночь с 8 на 9 февраля 2003 года. В гараже, который находится буквально в нескольких десятках метров от дома, воры взломали три замка, а потом вывезли нашу вишневую «девятку». Утром, обнаружив кражу, мы, как и все порядочные люди, обратились в милицию. Буквально через полчаса на место происшествия приехала следственная группа из горотдела, а еще через 15 минут прибыл бывший начальник ГАИ. Он сразу же задал вопрос: «А вы не давали на телевидение объявление, чтоб вам вернули машину за вознаграждение?» Мы, естественно, сказали, что не давали такого объявления и не собираемся этого делать, так как денег на выкуп у нас нет. С этим правоохранители удалились».

В горотдел как на работу


«Мы же каждый день обивали пороги горотдела. Даже сами работники милиции шутили, что ходим к ним как на работу. А побегав так по кабинетам дней пятнадцать, поняли, что местные милиционеры никогда не найдут нашу машину. Таких, как мы, пострадавших от угонов, в горотделе сидели десятки человек. Вся сыскная работа держалась практически на одном оперативнике. Мы поняли, что заниматься только нашей машиной ему некогда. И мы сами взялись за розыск».

По следам преступления


«На тридцать седьмой день после кражи «девятки» сын случайно увидел на авторынке седушку от своей машины. Стараясь не выдавать внутреннего волнения и своего негодования, выяснил, кто продавал товар. Реализаторами краденого оказались два парня – Андрей и Сергей, с которыми он когда-то даже учился в школе.

Покупать одну седушку сын не стал, а договорился о том, чтобы подъехать к ним прямо домой и забрать сразу два сиденья.

Уже на следующий день я с сыном поехал к реализаторам на стареньком «москвиче» нашего дедушки. Жили парни на одной улице, буквально через два дома друг от друга. Когда мы подъехали к Сергею, у его двора стояла коричневая «шестерка». Из этой машины вышел молодой, видный парень и спросил у сына: «Что тебе надо?» Тот ответил, что хочет купить кое-какие детали для «девятки».

Парень, представившийся Олегом, тут же предложил купить у него запчасти напрямую, объяснив, что Сергей и Андрей – это его реализаторы. Олег с ходу предложил нам машину за 400 долларов в разобранном виде. Мы отказались. Тогда он открыл багажник, а там лежали два передних колеса от нашей машины – старые титаново-магниевые диски с пятиконечной звездой и покрышки новые, те, что мы поставили уже после покупки. Олег предложил нам купить у него эти колеса. Мы поняли, что напали на человека, причастного к угону нашей «девятки». Сказали ему, что товар купим, но не два, а все четыре колеса.

Тогда он предложил нам поехать к нему в гараж за остальными колесами. Как только он открыл дверь, мы увидели там не только колеса от своей «девятки», но даже коробку из-под печенья, которую я оставил в машине вечером, перед тем как ее угнали. Стали договариваться о цене. Сошлись на двухстах долларах.

Мы сказали, что денег с собой у нас нет, и условились, что сообщим по телефону, когда будем готовы купить. На этом расстались.

В тот же день мы поехали в горотдел. Оперативника, занимающегося угонами, там не застали. Как нам объяснили, он был на сессии. Мы решили рассказать все его помощнику. Но тот поставил под сомнение то, что мы видели детали именно от нашей машины. Нам ничего не оставалось, как уйти домой. Однако в тот же день к нам все-таки пришел оперативник.

Мы договорились, что сделка должна состояться и при попытке продать нам колеса Олег будет задержан. Оперативник обещал нам, что там будут стоять милицейские «маяки», чтобы с нами ничего не случилось. А наша задача – торговаться с Олегом».

Операция «Выкуп»


«Когда мы приехали к гаражу Олега, никаких «маяков» мы там не увидели. Торговались с преступником 40 минут, а милиция не ехала. Олег нервничал, крыл нас благим матом. И только когда мы стали класть в багажник колеса, подъехали две милицейские машины. Вышедший из них чин сразу же поздоровался с Олегом за руку и спросил, как дела.

У нас все внутри оборвалось. Потом оперативник спросил: «Олег, чья это машина?», указав на коричневую «шестерку». Он ответил, что это его авто, показал документы, но оказалось, что цвет машины не соответствует данным техпаспорта. После чего оперативник объявил: «Ты арестован при попытке продать краденое, а вы – при попытке купить краденое». После этого все проследовали в горотдел.

Уже в милиции мы узнали, что этот Олег – бывший работник ГАИ, а его родной брат – бывший сотрудник горотдела милиции и очень известный в нашем городе адвокат. Олег давал показания всего пару часов, пока не приехал его брат-адвокат со своими помощниками, тоже адвокатами. В присутствии работников горотдела этот адвокат, не стесняясь, всячески обзывал оперативника. Говорил, что он сгноит его, кончит, посадит… Через двое суток Олега выпустили. Нас повезли в гараж, где разбирались машины. Там мы увидели свою машину. Вернее – то, что от нее осталось: один кузов. В гараже были детали и от других машин. Мы выяснили, что крадеными запчастями не гнушались и милиционеры. Один знакомый работник патрульно-постовой службы сказал мне, что видел в машине у сотрудника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков руль от моей «девятки».

Болото


«После того как Олега отпустили, оперативника нашего дела отстранили и передали другому сотруднику. А тот говорит: «Подумаешь, подтвердили эксперты, что это ваша машина. Но это дело недоказуемо». Я пожаловался начальнику горотдела.

После дело передали третьему сотруднику. Этот вообще ничего не делал, только воспитывал нас. Я сказал начальнику горотдела, что больше не верю мелитопольским милиционерам. Во всем отделе найдется пять порядочных людей, которые нам помогали, а другие только мешали…

Но страшнее оказалась коррупция в суде. В настоящее время против Олега возбуждено два уголовных дела. Одна статья по угонам, а вторая – хранение наркотиков, так как у него в доме при обыске нашли еще и 240 граммов марихуаны. Тем не менее судья отпустил его под подписку о невыезде. После этого Олег сбежал. Помог ему скрыться его родной брат-адвокат…

17 июня Олега объявили в розыск. Через полгода его нашли в Днепропетровске. Но даже после этого Олег, на котором висят два уголовных дела, был выпущен под залог, так как его не устраивали условия содержания в СИЗО. Олег уже трижды менял свои показания. Его приятели, разборщики машин и реализаторы запчастей, проходят по делу как свидетели, а не как соучастники.

Один из них уже продал дом и вообще уехал из города. 10 марта за дачу ложных показаний по решению суда были привлечены к ответственности все участники преступления. Но после этого все они благополучно отправились домой…

Юристы, к которым мы обращались с просьбой быть защитниками в суде, услышав фамилии обвиняемого и его брата-адвоката, не берутся за это дело – боятся. Свое согласие дал только один человек. Но запросил 2 тысячи гривен плюс 70 гривен за каждый час работы. Денег таких у нас нет. Защищаем себя сами как можем. На сегодня суд зашел в тупик. Господа бандиты заявляют, что в этом деле, кроме нашей старенькой «девятки», виноватых нет. Ее остатки покоятся в гараже. Восстановлению машина уже не подлежит. Мы же ее охраняем, так как дали работникам милиции расписку о сохранении до выяснения обстоятельств по суду.

Мы писали письма в Генпрокуратуру, минюст, МВД, но все без толку».

vlasti.net .

24.08.2005, 08:11

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий