Бывший повар Саддама Хусейна рассказал о его кулинарных пристрастиях

Каждый вечер в течение двух лет все повторяется в этом маленьком ресторанчике в Эрбиле, на севере Ирака


Сидя за стойкой, господин П., человек с тонкими усами и волосами с проседью, раздает команды по выполнению заказов на пиццы и сэндвичи с курицей и майонезом. “Дела идут блестяще”, – говорит он. Но фаст-фуд не его увлечение.

Когда он обслуживает своих клиентов, его мысли далеко отсюда, на юге. Если говорить точнее, то в Багдаде, где он привык кормить лишь одного человека, и не кого-нибудь – Саддама Хусейна, свергнутого президента Ирака, в настоящее время особо важного заключенного, охраняемого американскими оккупационными силами, пишет Le Temps (перевод на сайте Inopressa). “Когда я его вижу по телевидению в добром здравии, я чувствую себя прекрасно”, – говорит этот человек, выполнявший сложную миссию шеф-повара бывшего раиса на протяжении 16 лет, вплоть до американо-британского вторжения. “Этот человек мне дорог”, – добавляет П., с улыбкой вспоминая капризы своего бывшего господина, который страстно любил традиционные иракские кушанья, которых не сыщешь даже в некоторых бедуинских селениях.

Прежде чем поделиться своими воспоминаниями, господин П., 40-летний иракский христианин, бежавший в Эрбиль 9 апреля 2003 года, в день падения Багдада, предупредил корреспондентов газеты, что не назовет ни своего имени, ни названия своего заведения. После беседы он все же позволил себя сфотографировать. А его рассказ подтвердил другой человек из обслуживающего персонала бывшего президента.

Процесс над Саддамом, которого обвиняют в военных преступлениях, вот-вот начнется, и рассказ господина П. демонстрирует силу психологической связи, которая продолжает объединять бывшего раиса (лидера – прим. Ред.) с некоторыми иракцами, даже в то время, когда он находится в тюрьме Camp Cropper под охраной американцев. “На выборах в январе этого года я отказался голосовать. Если бы Саддам мог быть кандидатом, я бы за него проголосовал с закрытыми глазами”, – с ностальгией произносит господин П., убедившись в том, что его никто не слышит.

Кормить бывшего диктатора Багдада было непростой задачей. “Он был большим гурманом, но ненавидел многие западные блюда”, – вспоминает повар. Когда приходилось готовить ему такие блюда западной кухни, как стейк, например, его всегда называли “по-саддамовски”, чтобы ему было приятнее его есть. Французский врач раиса предписал ему диету, и президент предпочитал цыпленка. Он любил огурцы и томаты, очень любил суп и избегал сладостей. Он питал слабость к знаменитому верблюжьему молоку, за которым посылал своих людей в маленькие бедуинские селения неподалеку от Тикрита, своей родины. Он любил пить это молоко на завтрак с хлебом и медом. "Он всегда нам говорил: “Блюдо без соли, без масла – как это вкусно!” – вспоминает господин П. “Иногда он приказывал нас будить в 5-6 часов утра, чтобы мы ему зажарили рыбу, которую он выловит на восходе”, – продолжает он. На кухне у Саддама работали две команды, одну из них возглавлял господин П. “Когда он был в хорошем настроении, он приходил готовить вместе с нами. Он говорил, что это его успокаивает. Но за три месяца до начала американской операции он начал понемногу от нас отдаляться. Он больше никому не доверял. Мы его практически больше не видели”.

Он никогда никому не доверял, он редко куда-либо выезжал без своих поваров – из опасения быть отравленным. “Вместе с ним я побывал во многих арабских странах, – вспоминает господин П. – Я видел Египет, Йемен, Иорданию, Саудовскую Аравию. И Кувейт до войны”. В багдадских дворцах за господином П. и его коллегами строго следили. “С каждого блюда бралась проба и отправлялась в лабораторию для анализа. Мы сами должны были пробовать приготовленные нами блюда. В 1996 году один из моих друзей попытался отравить президента. Повар был тотчас же казнен, – вспоминает он с содроганием. – Лично я об этом никогда не помышлял, это было слишком рискованно”.

Несмотря на вспыльчивый характер Саддама и перенесенные им унижения, господин П. продолжает слепо боготворить раиса. “Как президент он должен был быть жестоким. Иракское государство нуждается в сильном лидере”. Господин П. хранит у себя в спальне в потайном месте чемоданчик, в котором находятся подарки Саддама, который раздавал свои вещи близкому окружению: галстук Lanvin, английские мокасины фирмы Barker, несколько медалей и выцветшие фото.

Вот уже два года господин П. живет в этом мирном курдском анклаве вместе с женой и дочерью. Его маленький ресторанчик очень быстро стал популярным среди молодых пар. В этом заведении звучат песни в исполнении Ширин, ливанской эстрадной певицы.

Но о господине П. никто ничего не знает, кроме того, что он христианин и приехал из столицы. “Курды, подвергавшиеся репрессиям со стороны Саддама, могли бойкотировать мой ресторан, если бы знали, что я состоял у него в штате сотрудников. Что касается шиитов, они охотятся за всеми, кто служил Саддаму”.

Господин П. признает, что он еще легко отделался. Его лучший друг, бывший портной Саддама, вынужден был пройти через американские застенки, прежде чем выбрался на север, где теперь помогает П. вести дела в ресторане. Не проходит и дня, чтобы мужчины не вспомнили о своем прошлом. “Это потому, что я люблю Саддама, – оправдывается господин П. – Но еще и потому, что он был моим единственным нанимателем. Это вопрос преданности. Не в традиции иракцев предавать своих хозяев”.

02.08.2005, 10:31

newsru.com


Написать комментарий