Разногласие по поводу согласия: два взгляда на одну идеологию

В прошлом номере газеты "МК-Латвии" уже сообщалось о политической консолидации левоцентристских сил под руководством депутата Рижской думы Сергея Долгополова в объединение "Центр согласия" и о выходе политического тяжеловеса Яниса Юрканса из когда-то им самим созданной Партии народного согласия (ПНС)


Чтобы читатель самостоятельно мог сделать вывод, которая из этих двух новостей хорошая, а которая — плохая, предлагаем комментарии главных героев событий.

Янис Юрканс — о продукте, не имеющем спроса

- Эффект от вашего выхода из партии усилил факт, что это произошло на учредительном съезде объединения. А до этого у вас не было разногласий со своими товарищами по партии, поддерживающими инициативу объединения?

- После поражения на муниципальных выборах — в частности в Риге, где я сам принимал участие, в партии началась паника. Иссякла вера, что ПНС собственными силами в состоянии преодолеть пятипроцентный барьер. Актуализировалась идея о воссоздании политического объединения. Люди работали над политической платформой этого объединения. Но речь шла о поиске новых лидеров, способных убедить народ лучше, чем это до сих пор удавалось нам.

- Почему же вы не настаивали на последовательной доработке такой платформы?

- С каждым днем все сильнее становилось давление извне, что ничего менять не нужно, что все следует оставить как есть. Председателем нового объединения было предложено избрать Яниса Урбановича, а слово “согласие” оставить ключевым в названии объединения. Но в конце концов в качестве руководителя был навязан исключенный год назад из нашей партии Сергей Долгополов.

- Что лежит в основе разногласий между вами и Долгополовым?

- Он до сих пор говорит, что раскол “ЗаПЧЕЛ” был большой ошибкой. Я же считаю, что ошибкой являлось создание этого объединения. Оглядываясь назад, я понимаю, что было наивно надеяться на сотрудничество, скажем, со Жданок. Это совсем другой менталитет и другое отношение к политическим процессам. Это люди, которым нужны баррикады.

- Вы упомянули об оказанном давлении, о навязанных извне решениях. Кто навязывал?

- Проект объединения поддерживает банк Parex. Во всяком случае, мне так говорят. Я сам в переговорах не участвовал. И когда я слышу диктат, что Урбановича не будет, а будет Долгополов, потому что так решили на улице Смилшу, и когда вся фракция ПНС поддерживает идею объединение с Новым центром — все ровно, под каким лидером, я чувствую себя виноватым, что не сумел это предотвратить, не сумел провести партию в Рижскую думу и т. д. После этого я принял решение уйти.

- Из партии или из политики?

- Из партии. Я еще год должен работать в Сейме.

- Вы считаете возможным продолжить политическую деятельность в рядах другой партии?

- На сегодня я не вижу ни одной партии, которая находилась бы в позициях центристского согласия и в которую я мог бы вступить. Сам я создавать ничего не собираюсь.

- Но вы сами являетесь создателем ПНС. Не выглядит ли это бегством капитана с корабля?

- Может, и выглядит, но я рассказываю, что я чувствую. Я не хочу мешать тем людям, которые во фракции единогласно согласились с навязанным решением. Для меня оно неприемлемо. Почему я должен участвовать в процессе, с которым я не согласен? Это не борьба за центр, а борьба с “ЗаПЧЕЛ” за электорат.

- Вы упомянули Parex. Но банкиры и бизнесмены всегда поддерживали и будут поддерживать политические партии.

- Спонсоры всегда говорят, чего они хотят, а политические партии решают, каким образом реализовать желания спонсоров. В этом случаем это было очень грубым давлением — навязать объединению в руководители человека, которого ПНС исключило из партии. Это неэтично. Тут есть и другие тонкости, о которых я не буду говорить, так как у меня нет доказательств, подтверждающих мои догадки. Много деталей указывают на то, что это был не политический процесс, а бизнес-проект.

- В качестве своего аргумента выхода из партии вы еще упомянули факт, что идеи центризма в обществе не востребованны. Это так?

- Рейтинг “Нового центра” Долгополова сегодня составляет 0,9%, рейтинг ПНС — 2,4%. В общей сложности не получается даже 5%. Сегодня в обществе образовались два радикальных крыла, а то, что посередине между ними, никому не интересно. В этой ситуации я не вижу места для центристских идей, для продукта, который мы предлагали все эти годы. Результаты последних парламентских и муниципальных выборов показывают, что этот продукт не востребован. Зачем мне пытаться предлагать продукт, на который нет спроса?

- Где искать выход из этой ситуации?

- У меня сегодня нет предложения для общества…

Сергей Долгополов — о долгосрочном проекте пожилого человека

- Стал ли выход Юрканса из партии для вас неожиданностью?

- Неожиданностью стала избранная для этого форма, а сам факт нет.

- Вы считаете, что время и место для выхода были избраны неслучайно?

- Если бы он ушел сразу после поражения на выборах, это было бы понятно. Но уход по причине, что он не может быть в одном объединении со мной и с другими, — это выглядит как неудовлетворенные амбиции.

- Юрканс называет и другую причину — невостребованность идей согласия в обществе. Вы с этим согласны?

- Я не могу с этим согласиться, потому что стремление к согласию является нормальным состоянием нормальных людей, которые составляют абсолютное большинство нашего общества. Каждый человек в первую очередь хочет стабильности, но она возможна лишь тогда, когда в обществе есть определенное согласие. Потому говорить о невостребованности данного продукта — это эмоции. Дело в другом — сегодня никто не умеет подавать согласие в обществе так политический продукт. Преподнести это в новом качестве будет самой сложной задачей для нового объединения. – У вас есть рецепт, как это сделать?

- Готовых рецептов нет. Но, в первую очередь, это должен быть открытый разговор на всех уровнях, открытые дискуссии с участием сегодня реально существующих двух общин. Не роль посредника в проповедовании идеи согласия, как это было до сих пор, а именно диалог, любые совместные проекты, начиная с тех, которые поддерживает фонд интеграции и заканчивая экономических и культурных проектов.

- Как вы прокомментируйте высказывание Юрканса о том, что проект объединения родился в кабинете банка Parex?

- Это полный вздор. Желание бизнес-структур участвовать в политической жизни является нормальной практикой. Это было, есть и будет. Господин Юрканс смешивает причины и следствия.

- Как предложенные вами идеи согласия будут сосуществовать с теми процессами радикализации, которые сегодня наблюдаются в обществе?

- Общество живет циклами — полтора года и два с половиной — от выборов до выборов. Мало кого из политиков волнует промежуток времени между этими циклами. Сегодня уже начинается предвыборная кампания в следующий Сейм, и для привлечения голосов избирателей ищутся легкие и дешевые, с точки зрения бизнеса, приемы. Это не сегодня и не вчера придумано. Принцип “разделяй и властвуй” был актуален еще в Римской империи. Сегодня ничто не изменилось.

- Но нас от этих циклов никто не избавит?

- Если каждый день не будут происходить пусть микроскопические, но положительные изменения, страна обречена на развал. Необходимо постоянно делать хотя бы маленькие шаги в сторону создания общества, не разделенного на противоборствующие общины. Сегодняшнее усиление противостояния усугубляет и без того взрывоопасную ситуацию в обществе. Из нее есть только два выхода — взрыв или разрядка.

- Участники “Центра согласия” уже пытались работать вместе, но это не дало ожидаемого результата. Не опасаетесь ли вы повторения истории?

- На любую партию нахождение в оппозиции действует весьма отрицательно. Появляется искушение прибегнуть к идеям борьбы и конфронтации. Но у нас был период — и достаточно долгий — когда представители этих партий были в позиции, хотя бы в той же Рижской думе. Они показали, что умеют не только заниматься риторикой, но и думать, принимать решения, реализовать проекты. Этот опыт бесценен. Он показывает тем, кто делает выбор, что это не просто призыв — проголосуйте за нас, а мы будем думать, как сделать жизнь лучше. Есть реальная база и есть конкретные люди, имеющие опыт, багаж прагматической результативной работы.

- Последние муниципальные выборы показали, что избиратель голосует по национальному признаку — в списках “ЗаПЧЕЛ” вычеркивались латышские фамилии, а в списках Первой партии — русские. Как уменьшить пропасть между двумя общинами?

- Я слишком пожилой человек, чтобы заниматься краткосрочными проектами. Нет оснований расчитывать, что в короткое время произойдут кардинальные изменения. Но в то же время напомню, что результаты голосования по списку “Нового центра” не соответствовали приведенной вами формуле. Наши кандидаты вычеркивались или поощрялись плюсами по полиэтническим признакам вне зависимости от национальности, а исключительно по профессиональным критериям и человеческим качествам. А предыдущие четыре года мы вели работу с населением Риги, не деля его на латышское и нелатышское, общались на том языке, который был понятен каждому конкретному человеку.

28.07.2005, 12:51

MK Латвия


Темы: ,
Написать комментарий