Марш раздора

23 июля в латвийской столице пройдет первый в истории страны гей–парад Rigas Praids 2005. Латвия получает боевое крещение в "голубом" мире: представители нетрадиционной сексуальной ориентации радуются и готовятся к участию в шествии, церковь и политхулиганы негодуют, но тоже готовятся


Толпы людей, облачившихся в карнавальные костюмы, с кричащим макияжем и в вызывающих одеждах, с флагами, раскрашенными в разные цвета радуги, в руках под громкую музыку шествовали по улицам города. Всего их было около 2 миллионов человек — так в прошлом году выглядел “прайд” в Сан–Паулу, самый крупный в истории их проведения. По словам организаторов парада, акция была направлена на то, чтобы уравнять в правах представителей сексуальных меньшинств со всеми остальными гражданами. А пока “раз в два дня здесь убивают гомосексуалиста — только за то, что он гомосексуалист”, как заявил один из организаторов парада.

Первый “Парад гордости” состоялся в Сан–Франциско в 1969 году. Америка полвека назад еще не знала термина “политкорректность”, поэтому содомитам крепко доставалось по заднице за свою несчастную любовь. Собравшись с силами, они решили выйти на улицы и маршем заявить о своих правах на голубое и розовое счастье.

Но скоро, как это часто бывает, акция социополитической направленности была коммерциализована, и сейчас гей–парады превратились в костюмированные шоу, в проведение которых вкачивают десятки миллионов долларов. Карнавалы секс–меньшинств проходят по всему свету. В 2003 году он, впервые в китайском мире, прошел в столице Тайваня: по улицам Тайбэя прошли в марше около 300 человек, одетых во что попало — от кимоно до военной униформы и размахивающих флагами с изображенной на них радугой — символом гей–движения. 14 августа прошлого года “международный день гомокультуры” состоялся в Таллине.

27 мая этого года более 500 геев, лесбиянок, транссексуалов под лозунгом “Мы — за открытость и гордость!” вышли на улицы Бухареста.

Тем не менее кое–что изначальное в этих мероприятиях осталось. Так, в прошлогоднем гомофестивале во Фриско впервые участвовали гей–магометане. Они даже устроили религиозный диспут с братьями по вере, уверяя, что в Коране не указывается наказания за гомосексуальный акт.

Тем временем по законам шариата за это дело положено от нескольких ударов палками по спине (Пакистан, Сирия, Ливан) до побития камнями (Саудовская Аравия, Иран) и даже смертной казни (Афганистан).

Таким же серьезным сулит быть и рижский “прайд”. “Как в первый раз в США”, — заявил “Вести Сегодня” руководитель проектов группы поддержки молодых геев и лесбиянок Латвии (устроители действа) Имант Козловскис. Пока поступило 250 заявок: “Но может быть и больше. В Эстонии тоже планировали 50 участников, а была почти тысяча!”

Исполнительный директор Риги Эрик Шкапарс разрешил шествие в рамках Rїgas Praids — 2005. Оно состоится с 16 до 17 часов в Cтарой Риге — сначала участники парада пройдут по улице Англиканю, затем выйдут на Домскую площадь и снова вернутся в точку начала шествия (кроме того, в программе фестиваля — богослужение, конференция на тему “Религия и геи”, а также вечерняя шоу–программа). Пресс–секретарь Рижской думы Угис Видаускис заявил, что Шкапарс “как человек настроен против этого мероприятия”, однако чиновник уважает право людей на выражение своего мнения.

Церковь не одобряет запланированное мероприятие. “Наша церковь придерживается Священного Писания и считает, что гомосексуализм — неестественное явление, и Бог этого не предвидел”, — заявил заместитель архиепископа Латвийской Евангелическо–лютеранской церкви Павилс Бруверс. “Ни законы церкви, ни законы государства такие явления не поддерживают”, — вторит ему кардинал Рижской метрополии Римской католической церкви Янис Пуятс.

Министр по делам семьи и детей Айнар Баштикс (как и вся Первая партия) тоже призвал отказаться от популяризации гомосексуализма: “Я уважаю признанные в обществе стабильные ценности. Основа развития общества и будущего — крепкая семья, в которой есть мать, отец и ребенок”. Он выступает против “всего того, что направлено на разрушение основ семьи и нивелирование семейных ценностей”. В свою очередь, радикалы из Nacionќlќ Spєka Savienїba угрожают блокировать шествие, так как “гомосексуализм — это извращение и духовное уродство, которому нет места в Латвии”.

“Мы приняли их угрозы всерьез. Наше мероприятие будут охранять муниципалы и сотрудники Госполиции”, — сообщил Имант. К слову, 30 июня, во время гей–парада в Иерусалиме, в ряды шествующих ворвался ортодоксальный иудей, вооруженный ножом, и ранил двух мужчин и женщину. Всего протестующих было около 200 человек — некоторые из них не ограничились плакатами и попытались напасть на участников парада, выкрикивая оскорбления, и обещали им в будущем адские муки.

В мире секс–меньшинств существует понятие coming out — публичного признания в своих сексуальных пристрастиях. По словам г–на Козловскиса, он не верит, что кто–то из местных политиков, крупных бизнесменов и общественных деятелей (конечно, если среди них есть такие) найдет в себе смелость в открытую заявить о себе: “Это чревато многими неприятностями — знаю по себе”.

По той же причине, скорее всего, не будет фриков и ярких одежд: “Может, иностранцы нарядятся. Среди них, кстати, будут три депутата шведского парламента”.

Кстати, о связи “гомо” и “поли”. В 2001 году, за несколько дней до выборов президента Александра Лукашенко, гей–парад состоялся в сквере напротив резиденции будущего президента в Минске. Участников милиция не трогала и даже охраняла от собравшихся неподалеку молодых людей в спортивной одежде. Как потом заявляли белорусские оппозиционеры, те специально устроили парад перед акцией оппозиции, чтобы отвлечь от нее внимание иностранной прессы.

Также я спросил Иманта, к чему им показушное богослужение — самый спорный пункт программы: “Вы специально нарываетесь?” — “Мы хотим показать, что Бог любит всех, и на это указывает Священное Писание”. К слову, 62% бразильских священников не согласны с осуждением гомосексуалов церковью.

Таков вывод социологов, анонимно опросивших 1831 священнослужителя по заданию высших чинов католической церкви Бразилии. Вообще эти бразильеро морально разложились: 41% священников признали, что и после принятия сана имели сексуальные отношения с женщинами, столько же процентов предлагают отменить целибат.

Девиз рижского “прайда”: “Я хочу верить, что могу быть свободным!” Хорошо бы еще научиться не путать свободу с распущенностью и вседозволенностью.

15.07.2005, 12:46

Вести сегодня


Написать комментарий