Адью, евроконституция! Виват, новое правительство!

Президенту Франции Жаку Шираку не помогла ни мощнейшая рекламная кампания, ни широкая международная поддержка. Напрасно накануне референдума в Париж пожаловали канцлер ФРГ Шредер и премьер-министр Испании Сапатеро (последний, как представитель народа, признавшего на собственном референдуме конституцию ЕС, должен был личным примером вдохновить соседей).


последствия

Для самого Ширака, неоднократно заявлявшего о том, что он «поставил на этот референдум свое доброе имя и свою политическую карьеру», особых последствий не предвидится: он по-прежнему остается весьма популярным политиком и о возможности его отставки официальный Париж даже не заикается. Вместо этого за грехи Ширака поплатились весьма непопулярный в последнее время премьер-министр французского правительства Жан-Пьер Рафаррен, а также еще несколько министров – именно им предстоит стать в глазах общественного мнения козлами отпущения, которыми пожертвует французский президент. Новым премьером Франции стал Доминик де Вильпен, который является ближайшим соратником Жака Ширака и его доверенным лицом.

Для Евросоюза же в целом последствия французского референдума оказываются куда более тяжелыми. Можно даже утверждать, что в ЕС созрел вполне серьезный кризис, первый со времени «большого расширения». Франция стала десятой страной из 25, где было принято решение по евроконституции. Теоретически французское «нет» должно автоматически означать, что основной закон ЕС в его нынешнем виде не может быть принят как таковой, таким образом, все последующие ратификации в остальных 15 странах теряют свой смысл, в том числе и результат сегодняшнего голландского референдума.

Тем не менее уже в понедельник, 30 мая, президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил, что референдумы и голосования в остальных 15 странах будут проведены как запланировано, – весь процесс продлится до конца будущего года, после чего, по словам шефа Еврокомиссии, «будет видно, где мы приземлились». На вопрос, зачем нужно проводить вроде бы бесполезные уже мероприятия, Баррозу ответил в том смысле, что следует придерживаться демократии и дать возможность высказаться всем, прежде чем принимать окончательное решение.

После того как процесс завершится, в странах, проголосовавших против принятия евроконституции, будут предприняты повторные голосования – им дадут, так сказать, возможность одуматься. Кроме Франции, «нет» конституции ЕС могут, согласно прогнозам, сказать как минимум Голландия (здесь, кстати, процент евроскептиков еще выше, чем во Франции), Великобритания и Чехия, причем результаты французского референдума могут оказать решающее влияние на исход голосования в этих государствах. Своим решением официальный Брюссель серьезно подрывает доверие к самим основам европейской демократии: в конце концов, другой путь – путь изменения текста конституции с тем, чтобы он стал более приемлемым для тех, кто не желает его ратифицировать, – был Еврокомиссией с ходу отвергнут.

Давление, которое может быть в будущем оказано на страны-противницы евроконституции (а тот же Баррозу уже намекнул, что «существует 25 различных методов ратификации»), станет мощным толчком к развитию центробежных процессов внутри ЕС, в то время как единственно необходимыми для самого существования сообщества являются процессы центростремительные.

Конечно, в обозримом будущем не стоит ожидать распада объединенной Европы, однако вполне вероятен откат к тем временам, когда ЕС был не столько политическим, сколько экономическим образованием. В любом случае референдум во Франции подтвердил вывод, который делался уже не раз: безудержное расширение на восток, очередь новых кандидатов, среди которых далеко не последнюю роль в деле «пугания» европейцев играет Турция, усиление роли брюссельской еврократии – все эти факторы негативно сказываются на образе Европы в глазах самих европейцев. А значит, пришла пора многое менять.

01.06.2005, 08:50

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий