Рижское эхо в Кремле

Сергей Лавров неправильно понял слова президента Латвии?
Глава российского МИДа Сергей Лавров на совещании министров в Кремле, комментируя Владимиру Путину ситуацию с подписанием пограничного договора с Латвией, заявил, что Вайра Вике-Фрейберга считает позицию своего правительства неправильной и требующей изменений. В Рижском же замке утверждают, что президент Латвии произнесла иную фразу, все же остальное — домыслы.




Слово не воробей
Как сообщает агентство ИТАР-ТАСС, президент России Владимир Путин на совещании с членами правительства в Кремле поинтересовался, как складываются отношения с Латвией по определению государственной границы. “Ситуация с латышскими коллегами не изменилась?” — спросил Путин у главы МИДа Сергея Лаврова. “Не изменилась”, — констатировал министр и продолжил: “В ходе саммита (Совета Европы) в Варшаве президент Латвии мне говорила, что считает необходимым изменить неправильную позицию правительства Латвии, принявшего одностороннюю декларацию, фактически сохраняющую территориальные претензии к России. Это для нас неприемлемо”. “Отдельно потом доложите”, — закрыл латвийскую тему президент России.
Ранее Лавров пояснял, почему “неприемлемо”. По его словам, декларация "означает отказ Латвии от определения государственной границы, которую Рига квалифицирует лишь как “пограничную линию”, что противоречит международному праву, принципам Заключительного акта Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, положениям Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским союзом". А выступая на прошлой неделе в Госдуме, глава МИДа РФ еще раз подтвердил, что Москва не подпишет договор с Латвией о границе до тех пор, пока Рига не отзовет “дополнительную декларацию”. “В Риге об этом знают, так же как и в НАТО, и в ЕС. Наша позиция по этому вопросу неизменна”, — заявил он.
Любопытно, но информационное агентство LETA несколько переиначило текст ИТАР-ТАСС, касающийся вчерашней беседы Лаврова с Путиным, заменив фразу “неправильная позиция правительства” на “неправильная политика Латвии”, что существенно меняет смысл высказывания министра. И, видимо, агентство со своей формулировкой обратилось за разъяснениями к президенту страны Вике-Фрейберге. Отвечая как LETA, так и Телеграфу, пресс-секретарь главы государства Айва Розенберга пояснила, что Вайра Вике-Фрейберга оценивает новость российского агентства, и уж тем более пересказ латвийского, “как интерпретацию сказанного Лавровым Путину”.




Все границы незаконны?


Тем временем Партия народного согласия (ПНС) направила письмо президенту Латвии. В нем говорится: утверждения правительства, что в соответствии со статьей 3 конституции рубежи Латвии устанавливают только международные договоры, которые были в силе в момент принятия этой самой конституции, и что границы можно изменить только проведя референдум, юридически не обоснованы. Такая позиция означает, считает ПНС, что пришлось бы переписывать и договоры о границах с Белоруссией, Литвой и Эстонией, так как они были подписаны после 1922 года (дата принятия Сатверсме. — П.Э.) и не совпадают с рубежами, обозначенными до этой даты.
По мнению ПНС, статья 3 конституции требует только того, чтобы территория определялась международными договорами, а не содержит ссылку на одно конкретное соглашение — мирный договор с Россией от 1920 года. В противном случае у государства вообще нет законных границ, ведь ни один действующий пограничный договор не был одобрен на референдуме.


 


Сор из избы не выносят
Вайра Вике-Фрейберга, неформально встретившись с главой внешнеполитического ведомства России в Варшаве, произнесла совсем другое. По словам Розенберги, дословно фраза президента звучала так: “У Латвии нет территориальных претензий к России, и Латвия ищет лучшее решение, как по возможности в самое ближайшее время подписать договор о границе”. Все остальное — домыслы, и никакой реакции на столь вольную интерпретацию со стороны президентского дворца не последует.
Премьер Латвии Айгар Калвитис на прозвучавшую в Кремле реплику ответил со свойственной ему “дипломатичностью”: мол, заявления Лаврова указывают на желание России посеять зерно враждебности меж высокопоставленных лиц Латвии и кинуть тень на президента Латвии.
Руководитель премьерского бюро Юргис Лиепниекс реагировал более спокойно и здраво. “Я мало верю в то, что президент могла произнести подобную фразу где-то за пределами государства. Одно дело выражать свое недовольство позицией правительства внутри страны и совсем другое — делать это за рубежом. И весьма сомнительно, чтобы Вике-Фрейберга в разговорах с министром иностранных дел России не защищала интересы своего государства и объясняла нашу ситуацию, а бросала тень на правительство”, — от имени премьера прокомментировал он Телеграфу скандальную ситуацию.

24.05.2005, 07:50

Телеграф


Написать комментарий