«Скорая» не для всех

По данным Рижской медицинской станции скорой помощи (РМССП), свыше трети вызовов в прошлом году можно отнести к необоснованным. С 1 апреля за них нужно платить.

Кроме того, если на “скорой” посчитают, что ничего серьезного нет, бригада может и не поехать. Какие вызовы считаются “правильными”, какие — нет? Чем вызваны новшества и спасут ли они экономику “скорой”? За разъяснениями Kb отправился к заместителю главврача РМССП Иевине Алке.

— Эта реформа — попытка решить вопросы, которые прежде были поставлены с ног на голову. Отныне “скорая помощь” должна заниматься больными только в том случае, если речь идет об угрозе жизни. Остальная помощь оказывается семейными и дежурными врачами. Разве нормально, что прежде нам приходилось выезжать к людям, у которых просто кончились лекарства? Были клиенты, которые по 20—30 раз в месяц для этого вызывали “скорую”. Не сомневались: что бы ни случилось, бригада всегда приедет. Притом — бесплатно.

— В каких случаях вы все-таки обязаны выезжать?

— Правилами Кабинета министров оговорены ситуации для безотлагательного выезда. Во-первых, когда существует явная угроза жизни. Обильное кровотечение, травмы, потеря сознания, внезапная резкая боль в груди, в животе, ранения при аварии, взрыве, пожаре. Во-вторых, все выезды на улицы и общественные места к детям и молодежи до 18 лет. Раньше мы были обязаны по любому поводу выезжать на улицы или в общественные места и к взрослым. Сейчас только тогда, когда существует угроза жизни. В-третьих, мы обязаны выезжать, если врач другого учреждения, обычно семейный, констатировал у больного состояние, которое обязывает незамедлительно начать в больнице интенсивное лечение или неотложную диагностику. Ну, например, подозрение на острый аппендицит, прободение язвы, инфаркт миокарда. Те же больные, которые нуждаются в госпитализации в плановом порядке и ждали места в стационаре после выдачи направления, теперь перевозятся за деньги. И, наконец, четвертая группа — выезд в выходные и вечерние часы, когда первичные амбулаторные учреждения закрыты и пациенты не могут обратиться к семейному врачу или дежурному.

— Хорошо. А если случай не вписывается в разряд вышеупомянутых, а человеку срочно нужна помощь? Например, резко подскочило давление, плохо с сердцем. Бригада не едет? И кто принимает решение, тот ли это случай?

— Врач, который по телефону выслушивает больного. Конечно, по телефону сложно констатировать в точности, что с больным, требуется ли ему “скорая” или можно обратиться к семейному врачу. Но если это хронические больные, у которых случаются обострения, гипертоники, например, они должны обращаться к семейному врачу или дежурному. Если все же “скорая” поедет, за такой вызов придется платить.

— Не разумнее было бы ввести минимальную плату за любой вызов “скорой”? Скажем, 2 лата. И отпала бы необходимость во всех этих “кроссвордах”, которые касаются здоровья?

— Государство и правительство гарантируют каждому больному, жизнь которого в опасности, бесплатную неотложную медицинскую помощь. И о том, что такая помощь должна предоставляться без денег, не может быть двух мнений.

— Сколько придется платить, если бригада приедет и констатирует, что вызов необоснованный, угрозы жизни нет?

— Три категории — дети, репрессированные и малоимущие — вообще освобождаются от уплаты. В остальных случаях сумма колеблется в пределах от 6 до 45 латов. Впрочем, компенсировать себестоимость выезда реанимационной бригады — платить больше 40 — придется в исключительных случаях. Например, когда вызвали “скорую” к пьяному, которому никакой опасности не угрожает. За первые пять дней апреля примерно 400 больных выплачивали по 6 латов, несколько десятков — больше.

— А если денег нет?

— Даем недельную отсрочку. За это время деньги должны быть уплачены в кассу скорой помощи на улице Дунтес, 8. Данные по регулярным неплательщикам будут накапливаться и, не исключаю, с ними поступят так же, как с должниками по коммунальным платежам.

— Выселят из квартиры через суд?

— Это не самоцель. Но долг есть долг.

— Какое количество в процентном отношении ко всем вызовам за первые дни апреля были необоснованными?

— Около 18 процентов. За остальные платить, естественно, не пришлось.

— Кто будет принимать решение о том, нужно ли платить и сколько?

— Врач на месте выезда бригады “скорой”. Но только после обследования больного, установки диагноза и оказания помощи. Только тогда он определит и предложит оплату.

— Не повысит ли эта так называемая реформа смертность? Люди попросту будут бояться вызывать!

— Я еще раз повторяю: если у человека что-то внезапно, неожиданно, впервые в жизни произошло со здоровьем, нужно незамедлительно вызывать “скорую”. Вне всяких сомнений. Конечно, когда человек по телефону узнает о возможной плате и бросает трубку, нам страшно. Как пациенту не страшно — я не знаю.

— Каков нынешний бюджет Рижской станции скорой помощи?

— Чуть более 370 тысяч латов в месяц. Половина суммы уходит автобазам за аренду автотранспорта, 45 процентов — на оплату медперсонала, 5 процентов — на медикаменты, коммунальные расходы и прочее.

— На какие дополнительные суммы от нововведений вы рассчитываете? Кардинально они что-нибудь изменят?

— Эти поступления нельзя планировать. Они могут быть разными в разные месяцы. Главная задача реформы — не дополнительный доход, а рациональное использование наших ресурсов. Ведь даже 6 латов не компенсируют себестоимость вызова “скорой”. Средняя себестоимость ее по Латвии — в районе 27 латов. Хотя, конечно, поступления помогут стимулировать лучших работников службы скорой помощи. От нас ведь постоянно уходят специалисты. Уходят туда, где больше платят и легче работать. А у нас, как известно, одна из самых тяжелых ниш медицины. Вот на прошлой неделе я вынуждена была подписать заявления об уходе трех опытных врачей.

— Вероятно, в странах Западной Европы эта категория медиков относится к наиболее высоко оплачиваемым?

— Там на скорой помощи вообще мало врачебных бригад. В цивилизованных странах больными занимаются семейные врачи. Если и приезжает “неотложка”, то это парамедики или медсестры. А они обязаны доставить больного в стационар. У нас многим недоступны ни стационар, ни семейный врач, и “скорая” была палочкой-выручалочкой. Возможно, через несколько десятилетий и у нас люди станут обращаться к семейным врачам, а врачи на “скорой помощи” исчезнут. Но пока это мечта.

11.04.2005, 12:12

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий