Биржа заставит платить дивиденды

После того как 16 марта руководство Рижской фондовой биржи (РФБ) и министр экономики побеседовали о том, как лучше защитить миноритарных акционеров, биржа предложила свои поправки к законодательству.

Наиболее революционная — обязать эмитентов делиться прибылью с мелкими акционерами в размере как минимум 30% — либо через выплату дивидендов, либо через выпуск бонус-акций. При этом член Совета РФБ Гунтар Кокоревич в беседе с Kb отмечает, что лично ему такая обязаловка не очень по душе — лучше будет, если бизнес сам поймет, что пора делиться.

— Предлагать такую законодательную норму нас вынуждает местная ситуация, когда владельцы 50 и более процентов в биржевых компаниях не считают нужным делиться прибылью с прочими акционерами — и последние никак не могут повлиять на эту ситуацию,— говорит г-н Кокоревич.— Поэтому мы и предложили Минэкономики внести в закон норму, обязывающую биржевые компании как минимум 30 процентов годовой прибыли направлять либо на выплату дивидендов, либо на выпуск бонус-акций — в последнем случае они будут пропорционально распространяться среди всех акционеров. Единственное исключение — если на собрании акционеров будут присутствовать все 100 процентов имеющих право голоса и все они единогласно решат использовать полученную прибыль как-то иначе.

— Ваши объяснения понятны, но все же смахивают на социалистическую обязаловку…

— Согласен, для рыночной экономики это нетипичное решение — впрочем, где-то оно уже применялось. Но ведь и наша латвийская практика — это не мировые стандарты: мировые фондовые рынки не заполнены компаниями, которые пришли туда только из-за проходившей в стране приватизации, там выплата дивидендов — это не закон, потому что в нем нет никакой необходимости. На нормальном рынке все и так знают, что выплата дивидендов и уважение миноритариев — это выгодно, так как приводит к росту цены акций. Кроме того, в нормальных мировых биржевых компаниях главному акционеру принадлежит 5—6 процентов акций, и если он будет плохо вести себя с миноритариями — последние легко изберут новое правление.

У нас же ситуация, с точки зрения стандартов, нетипичная: акционер зачастую держит контрольный пакет, и никто ничего ему не сделает. Значит, и мотивация считаться с миноритариями низкая. Чтобы решить наши конкретные проблемы, нужны наши местные, непривычные для более здорового мира, решения.

— При этом и на РФБ есть как компании, которые действительно не любят делить прибыль на всех — и для них эта норма оправдана, так и образцово-показательные, как SAF. А последний в своей стратегии обещает выплату в виде дивидендов от 10 до 35 процентов прибыли. Получается, что за грехи остальных вы вынуждаете примерных игроков сузить эту рамку до 30—35 процентов?

— Те цифры, которые мы назвали, это не наше окончательное предложение, а, скажем так, мнение, высказанное для начала дискуссии. На самом деле мы будем рады, если биржевые компании хотя бы задумаются об этом вопросе. Если они поймут, что таковы правила хорошей практики, что это нужно им самим, тогда можно торговаться и говорить о 10 процентах. Иначе, действительно, ситуация получается неоднозначная: с одной стороны, у нас нет проблем с SAF. С другой стороны — мы не можем предъявлять к разным эмитентам различные требования, иначе нас справедливо обвинят в предвзятом отношении.

Поэтому сейчас я надеюсь на понимание со стороны бизнеса в целом — пусть он выскажет свое мнение, начнем дискуссию. Если мы увидим это понимание и готовность, скажем, через год обеспечить ясную политику выплаты дивидендов — тогда эта законодательная норма станет бессмысленной, и мы не будем настаивать на ее введении. Если же понимание не проявится, мы будем вынуждены встать на защиту миноритарных акционеров, и тогда речь пойдет об изменениях на законодательном уровне. Потому что одно дело, когда компания не платит дивиденды, потому что вкладывает их в развитие, и это ощутимо повышает ценность акций. Но у нас часто так случается, что прибыль просто остается в резерве, и дальнейшая ее судьба не вполне прозрачна, или же возникают некие малопонятные взаимоотношения АО с главным акционером.

— Вы уже обсуждали это предложение с министром экономики?

— Пока нет. Все же там был длинный список предложений, и, видимо, его пока изучают. При этом биржа в поданных документах особо указала, что некоторые из наших предложений потребуют переходного периода — так что время для дискуссии есть, и мы предлагаем не тратить его понапрасну.

— При этом для тех, кто делиться не хочет, не составляет труда показывать минимальную прибыль — приемов для этого достаточно. Получается, проблему совсем уж “убежденных неплательщиков” ваша норма не решает…

— А вот это со стороны таких эмитентов уже действительно социализм! Ну, если не хотят платить дивиденды, а направляют все в развитие — можно же бонус-акции выпустить! Если же эмитенты действительно будут “химичить” — на РФБ у них не будет перспективы, я в этом уверен.

— За такую строгость — требование назвать претендентов в правление “пароходства” — вам уже сделала внушение FKTK (Комиссия по надзору за рынком финансов и капитала). И действительно, ведь к SAF в аналогичной ситуации вы таких требований не предъявляли…

— …и FKTK сделала из этого неверные выводы! Тот прецедент возник всего лишь спустя две недели после нашей региональной консолидации в единую биржевую группу, и мы в том случае просто не успели изучить все наши новые правила, то есть банально прозевали. По идее, FKTK в тот раз должна была нас за это наказать. Но там, видимо, считают, что раз мы по ошибке не спросили о совете однажды, то не можем теперь спрашивать никогда. Чтобы биржа не могла спрашивать эмитента о том, кого он хочет назначить в правление! Это беспрецедентная идея, и тут мне перед зарубежными коллегами стыдно за нашу комиссию. FKTK доказала, что она не очень-то заботится о развитии местного фондового рынка — хотя во сем мире именно фондовый рынок является лучшим средством для привлечения капитала. Не знаю, будет ли биржа подавать в суд, но комиссия тут точно не права.

— О других ваших предложениях. Вы предложили, чтобы эмитенты подавали аудированные годовые отчеты до 30 апреля, а не июля, как сейчас.

— Да, мы считаем, что эта поправка принесет больше удобства для инвесторов, при этом ее несложно выполнить. К примеру, финская Nokia подает свои годовые отчеты до конца февраля, а ведь нашему, по мировым меркам, малому и среднему бизнесу, это сделать еще проще!

— И еще одна поправка — о тех, кого биржа за систематические нарушения исключает с рынка: такой эмитент должен будет в течение месяца провести собрание акционеров, после чего, если он не идет на другой рынок, объявить об откупе акций…

— Пока такой нормы нет — есть лишь правило, касающееся тех, кто сам уходит с рынка. Теперь это коснется и тех, кого исключают за нарушения. А то пока это приводит к появлению предприятий-гибридов: вроде бы открытые АО, но на фондовом рынке не котируются.

07.04.2005, 11:15

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий