Третейский суд: быть или не быть

Что стоит за решением Конституционного суда?

17 января 2005 года Конституционный суд ЛР принял решение о том, что институт третейского суда соответствует конституции Латвии (Сатверсме). Но в то же время предоставил государственным судам право отменять решения третейских судов без пересмотра дела. Почему Конституционный суд хочет государственные суды наделить властью над третейскими?

В соответствии с Сатверсме любой из нас имеет право на защиту своих прав и интересов в суде. Правосудие осуществляется теми органами, которым это право предоставлено законом. И одним из таких органов (помимо государственного суда) является суд третейский. Споры вокруг третейских судов не утихают не потому, что в их работе имеются недостатки (как будто в работе государственных таковых нет!). А потому что государство не может или не хочет определиться с достойным местом третейских судов во властной судебной системе.
О необходимости отдельного закона о третейских судах уже сказано и написано много. И тут все зависит лишь от желания наших депутатов дать гражданам возможность выбора. А именно: самим решать, куда отправиться для разрешения спора и правовой защиты — в государственный суд или в третейский. И решение это очевидно: в тот, кому доверия больше. Только для кого-то именно это и есть главный вопрос.

Кому доверия больше?

Третейские суды по своей правовой сути — органы не властные. И посему на власть или часть власти не претендуют. В отличие от государственных, третейские суды не судят, а разрешают спор. Причем на основании добровольного, предварительного и полного согласия с решением спорящих сторон. Поэтому государственным судам всех рангов нечего бояться ни существования, ни развития системы третейских судов в стране. Властью делиться не придется. А вот часть работы, которой суды общей юрисдикции завалены, третейские суды могли бы взять на себя.
Но что будет, если предоставить право государственным судам отменять решения третейских судов без пересмотра дела? Во-первых, уничтожится основополагающий принцип демократии — свобода выбора. Какой смысл обращаться в третейский суд, над которым стоит государственный, могущий своим волевым решением все отменить? Во-вторых, получится, что работу, сделанную третейским судом, государственный возьмется переделывать, при этом дополнительно загрузив самого себя. Ведь просто так дело в воздухе не повиснет. Его все равно надо будет решать. Но теперь уже только в государственном суде. Мало верится в подобное трудовое рвение в радении за справедливость. Скорее в этом может быть усмотрена попытка “прихватизации” третейских судов в пользу государственных.

На нет и суда нет

Другой отличительной особенностью третейских судов является то, что они в основе своей просто не могут быть коррумпированы. Потому что, во-первых, спорящие стороны обращаются туда только при обоюдном согласии. Допустим, вы с деловым партнером не можете решить, кто из вас прав в каком-то принципиальном вопросе. И тогда договариваетесь и идете за вердиктом к третьему лицу — в третейский суд. При этом как можно купить согласие у самого себя об участии в третейском суде? А если такого согласия нет, то, как говорится, и суда нет. Во-вторых, стороны приходят к согласию и в вопросе о составе арбитров — предметно по персоналиям. И несогласие хотя бы одной стороны по кандидатуре любого арбитра влечет либо замену состава судей, либо отмену суда вообще. Причем мы никому не обязаны объяснять свое несогласие. Ну где еще можно так выбрать себе судью, которому доверяешь? В-третьих, по обыкновению стороны вносят перед рассмотрением спора заранее оговоренную равную сумму денег за рассмотрение дела. А после оглашения вердикта выигравший получает свой взнос обратно. Это даже не судебная пошлина, которая в государственном суде имеет тенденцию к повышению (как и цены на все).
Непонятно, во имя чего Конституционный — высший государственный — суд полагает приемлемой возможность наделить государственные суды правом просто отменять решения третейских судов? Возможно, как всегда, вокруг любого хорошего дела находятся люди, которые не ведают, что творят. И которые ведают, что творят, и стригут с этого купоны.

А судьи кто?

Нельзя не упомянуть о компетентности арбитров третейских судов. У третейских судов, равно как и у государственных, есть своя правовая история, свои направления в развитии, свои традиции и каноны. И одним из последних являются неизменно высокие требования к квалификации (набору правовых знаний) арбитров. Речь не идет о тех, с позволения сказать, “судьях”, которые превратили третейские суды в структуры по зарабатыванию денег. Подобные ООО только дискредитируют институт третейского суда. В Латвии достаточно квалифицированных юристов, которым не стыдно за свою работу в качестве арбитров, примирителей и представителей. И квалификация которых не привела бы к печально известным проигрышам Латвии в Европейском суде по правам человека, где оспаривались решения государственных судов.

10.03.2005, 08:38

Павел БРИГИС


Темы: ,
Написать комментарий