Возможна ли химическая атака?

В Вентспилсе уверены, что хранение аммиака вполне безопасно даже без электричества

9 января в 0.05 в Вентспилсе, как и во многих других городах Латвии, отключилось электричество. Несмотря на ночное время, проблемы со связью и отсутствие света, среди жителей города быстро распространился слух о том, что на предприятии Ventamonjaks из-за перегрева резервуаров может произойти взрыв. На тот момент в хранилищах было около 50 тыс. тонн аммиака… Люди в панике собирали вещи, садились на машины и уезжали из города — кто в ближайшую Кулдигу, кто в Ригу, а кто просто куда глаза глядят. Через два дня после ЧП Телеграф побывал в Вентспилсе, чтобы выяснить, возможна ли там на самом деле химическая катастрофа.

Шестнадцать часов во мраке

“В ночь с 8 на 9 января нам позвонили знакомые, которые работают на Ventamonjaks, сказали, что там возможен взрыв. Мы с мужем сразу же собрались, сели в машину и поехали в сторону Кулдиги. И мы были не единственные: в ту ночь из Вентспилса уезжало много людей. На автостоянке возле Усмы яблоку негде было упасть, по обочинам дороги стояли машины. Многие уезжали с детьми, брали с собой бутерброды и термосы. Так что той ночью город покинуло гораздо больше людей, чем потом заявляли власти”, — рассказала Телеграфу коренная вентспилчанка Вера.
“Мы до сих пор выясняем, откуда пошли эти слухи. Мне самому ночью звонили отовсюду и спрашивали, что у нас там на предприятии случилось. И всем я повторял одно и то же — все в порядке, и мы работаем в обычном режиме”, — говорит Телеграфу президент Ventamonjaks Арнис Январс. И хотя похоже, что слухи о потенциальной опасности шли именно от работников предприятия, Январс утверждает, что утром все сменные сотрудники как один явились на службу, и никто даже не опоздал…
Но ситуация на предприятии действительно была, что называется, нештатная. Впервые за 10 лет существования Ventamonjaks остался полностью без электричества на несколько часов. В 0.05 свет пропал, и появился только в 16.45. То есть более шестнадцати часов. Медленно испарялись внутри резервуаров около 50 тыс. тонн аммиака. Известно, что без специальных мероприятий это могло привести к последствиям. Итак, как же продержался Ventamonjaks эти 16 часов и правы ли были те, кто в спешке бежал из Вентспилса?

Все в огонь

Как утверждает Арнис Январс, для паники не было причин. “На случай отключения электроэнергии у нас был план действий, поэтому рабочие даже без руководства знали, что им делать”. А делать они должны следующее: после того как компрессоры останавливаются, пары аммиака больше не превращаются в жидкость, запускается вторая технологическая линия. Газообразный аммиак отправляется на специальный факел (его высота составляет 64 м), где вещество сжигается с помощью пропана. “На это тратится примерно 150 килограммов газа в час. Этого достаточно для того, чтобы ветер скоростью 42 метра в секунду не смог потушить пламя”. Если бы электроника не работала, управлял бы этим процессом рабочий. “У каждого компрессора стоит монометр, который показывает давление водяного столба. Как только оно поднимается выше нормы, рабочий сбрасывает аммиак на факел, и он сгорает”, — объясняет Январс. Запасов газа было достаточно для того, чтобы продержаться без электричества несколько дней.
Но, предположим, факел потух — ветер все-таки был
сильный. И на этот случай, по словам Январса, есть план действий. В такой ситуации (а также, если на предприятии нет запасов газа, с помощью которого можно аммиак сжигать) в резервуарах под определенным давлением открываются клапаны, и вещество выпускается в атмосферу.
Тут, разумеется, возникает вопрос, насколько подобные действия — и сжигание аммиака, и рассеивание его по воздуху — безопасны и для человека, и для окружающей среды. Судя по словам президента Ventamonjaks, оба процесса безвредны. “При сжигании аммиака — а мы сожгли его несколько тонн — под факелом даже запаха не было. Осадков при этом получается даже меньше, чем при выхлопных газах любого большого предприятия. Нет сажи, нет выпадений серы”, — уверяет
г-н Январс. И рассеивание аммиака обошлось бы без последствий — тогда дул юго-западный ветер, который уносил бы выбросы в сторону моря. Правда, запах бы при этом ощущался.

Зачем генераторы?

Хорошо, но если предприятие так замечательно справляется и без поставок электричества, зачем же в срочном порядке ночью искали дополнительные генераторы? “Люди работали с фонариками и без отопления, это просто неудобно.
С помощью генератора, который предоставил нам городской оперативный центр, мы осветили все рабочие участки и подали энергию на центральный пункт управления, и тогда мы смогли управлять процессом с помощью компьютера”, — рассказывает Арнис Январс. К тому же, как он говорит, этого генератора все равно не хватило бы на то, чтобы обеспечить весь технологический цикл — его мощность составляла всего 100 киловатт, тогда как требовалось не меньше мегаватта. Кстати, в следующем году Ventamonjaks собирается купить такой генератор — стоит он несколько сотен тысяч латов. Причем такое решение было принято еще до ураганного ветра, в результате которого прекратилась подача электроэнергии в сторону Вентспилса.
Ладно, допустим, без электричества и газа можно обойтись. Но ураганный ветер с корнем вырывал деревья, рушил здания, а резервуары с аммиаком тоже ведь не насмерть к земле приклеены — могут и упасть. Но и на этот случай у Арниса Январса есть ответ: по его словам, дно резервуаров крепится большими якорями, которые не позволяют хранилищам упасть. “В ту ночь у нас даже теплоизоляционное покрытие резервуаров не пострадало”, — говорит Январс.
В общем, судя по рассказу руководителя предприятия, паника жителей города была напрасной — ситуация контролировалась и никакой угрозы не было. Кстати, заметим, что те, кто сообщал (в том числе и Телеграфу) о возможности взрыва, спустя пару дней больше не захотели с нами об этом говорить и отказались объяснить причины слухов.

А если завтра война?

И все же разговор с президентом Ventamonjaks не дал ответа на все наши вопросы. Если действительно ситуация не представляла никакой опасности, почему людям никто не объяснил, как дело обстоит на самом деле? Почему городские власти, видя, что люди в панике покидают город, не попытались их успокоить? Первый заместитель председателя городской думы Янис Витолиньш объясняет это экстраординарными условиями, в которых пришлось действовать всем службам. Не работало ни радио, ни телевидение — не было возможности обратиться к жителям. “Информация распространилась очень быстро. И люди сами приняли решение уезжать. Как мы могли оповестить население? Мы могли бы передать сообщение на радио, но ночью они не передают новости”. А если бы людям на самом деле грозила опасность? Тогда, по словам думского чиновника, включились бы сирены тревоги, также задействовали бы полицейский патруль, который ездил бы по городу и через мегафон оповещал население.

13.01.2005, 08:01

Анна НОВИЦКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий