Тайны Домского собора

Директор Музея истории Риги и мореходства Клара Радзиня призывает спасти главную достопримечательность Латвии

Из-за безразличного отношения властей, недостаточного финансирования уникальный Домский собор ветшает, а орган приходит в негодность. Директор Музея истории Риги и мореходства Клара РАДЗИНЯ думает, как спасти собор и откуда взять деньги на его ремонт. Об этом и многом другом она рассказала в интервью Телеграфу.

Хватает только на временные заплатки

— Скажите, как вообще могла сложиться ситуация, что Домский собор, который является главной достопримечательностью и гордостью нашей страны, пришел в такое состояние, что его пришлось закрывать?
— Это проблема сохранения культурного наследия. Я всегда говорю высшим лицам государства, что нужно выделять деньги на поддержку таких памятников культуры, как Домский собор, президентский замок, Музей истории Риги и мореходства, Художественный музей. Однако мне удается выбить малую часть необходимых средств. Этих денег хватает лишь на то, чтобы поставить временные заплатки. Это ведь несерьезно! Объекту нужна масштабная программа ремонта и реставрации. Но в Латвии на сохранение культурного наследия средства выделяют по минимуму.
Очевидно, государство не дорожит памятниками архитектуры. Ведь Домский собор последний раз реставрировали в 1980-е годы — тогда заменили крышу, флюгер, стулья и отреставрировали орган. В советские времена на Домский собор смотрели как на значимый объект. Сейчас же храму выделяют копейки. Но понемногу дело идет: в прошлом году мы получили 120 тысяч — это очень серьезная сумма, которая положила начало комплексной реставрации.

Орган играет еще лучше

— Неужели состояние собора действительно было настолько плачевным, что его надо было закрывать?
— Я уверена, что 8 июня мы закрыли собор не зря: даже зарубежные эксперты и архитекторы признали, что колонны в любую минуту могут рухнуть. Сначала специалисты говорили об угрожающем состоянии только одной колонны, однако мы решили заодно укрепить и другую. Кстати, это старейшие колонны XIII столетия. Однако я хочу отметить, что до 8 июня южная часть собора также была закрыта для туристов из-за аварийного состояния.
В 2011 году храму исполнится 800 лет — дата солидная. За это время объект сильно состарился: фундамент и стены потрескались, крыша прохудилась, а флигеля стали трухлявыми. Насколько нам позволяли финансы, мы приводили храм в порядок. Две части крыши уже отреставрированы, а третью еще нужно приводить в порядок. Я надеюсь, что в этом году будут средства на ремонт. Все необходимые реставрационные работы стоят примерно 8 миллионов латов.
— Однако, по словам некоторых специалистов, собор долгое время был на замке из-за того, что испортился орган…
— Напротив, экспертная комиссия по органам констатировала: орган играет лучше, чем до закрытия. Музыкальному инструменту нужны профилактика и отдых. А вообще орган реставрируется каждые 20 лет: прошлый раз в 1985 году, теперь — в 2005-м. Неправда и то, что закрытие повлияло на микроклимат, из-за чего появился грибок. Грибок на музыкальном инструменте и на деревянных предметах в соборе появился в еще в 1960-е годы, когда в храме провели отопление. Микроклимат в соборе не в порядке уже давно. Кстати, в прошлом году мы заключили договор с Рижским техническим университетом, который занимается изучением этого вопроса, и до 1 марта специалисты должны представить конкретные предложения. В этом году на реализацию проекта необходимо 270 тысяч латов.
— В конце декабря Бюро по надзору за закупками обнаружило, что вы нарушили закон при заключении договоров с реставраторами собора. Мол, суммы, фигурировавшие в контрактах, требовали проведения конкурсов среди претендентов.
— Я была в этом бюро и пыталась им объяснить, что Домский собор находится в аварийном состоянии. И в законе есть такой пункт, который позволяет в экстренных ситуациях конкурсы не проводить. Я считаю, что здесь именно тот случай, а они уверены, что раз состояние Домского собора признано аварийным с 1945 года, то его таковым считать нельзя. Мне кажется, это нормативное противоречие. Хочу сказать, что не виновата ни перед кем. Я еще под стол пешком ходила, мне было три года, когда этот объект признали аварийным. Для меня Домский собор как ребенок, поэтому больно, когда слышишь подобные обвинения. Это с законом есть проблемы, а не с нашими договорами. И не надо Радзиню делать преступницей! Бюро по надзору за закупками и Бюро по борьбе с коррупцией могут все до последнего сантима проверить — все пошло на Домский собор!

Церковь концертам не помеха

— Какие отношения будут между церковью и вашим музеем, ведь землю под Домским собором передадут евангелическо-лютеранской общине?
— В комплексе собора музей находится с 1790 года. Причем здание специально построили для музея, и лютеранская церковь дала на это разрешение. Поэтому мы с
Богом как бы “помолвлены”.
И дележа собственности не было тогда и сейчас не будет. Ситуация такова: музей с актом приема-сдачи передаст церкви интерьер собора, орган, все техническое оборудование, в том числе отопление, канализацию, освещение и т.д. И если сейчас музей за все платит сам, то после появления этого документа за собор станет отвечать церковь. У них будет свой бухучет, у нас — свой.
— Вас не огорчает, что собор уйдет из вашей сферы влияния?
— Нет, я радуюсь. Ведь собору нужен хозяин. У всех домов есть владельцы. А тут бесхозная собственность — это неправильно. Теперь же у собора будет постоянное финансирование, его доведут до ума.
— Коснутся ли изменения туристов?
— Домский собор — это и церковь, и музей, и концертный зал. Даже если хозяином храма станет Евангелическо-лютеранская церковь, по-прежнему будут заключаться договоры с артистами, туристическими фирмами. Они также продолжат продавать билеты, организовывать концерты. Тем более что объект очень востребован: в 2004 году туризм принес Домскому собору 40 тысяч латов. Хотя в будущем храм станет зарабатывать больше — до 60 тысяч. Все эти деньги идут на содержание собора, но не на его развитие.
— Не планируете ли вы использовать европейские структурные фонды на развитие Домского собора?
— У нас в этом году прошло лишь обучение на тему, как можно освоить фонды.
И Министерство культуры пока еще готовит бланки на заполнение заявок. А сами деньги на культуру начнут выдавать только с 1 мая 2005 года. Но уже сейчас мы начали подготовку проектов. И в дополнительном финансировании нуждается не только Домский собор, но и весь ансамбль с музеем вместе. Ведь, допустим, Крестовая галерея — это тоже уникальный памятник архитектуры. И тут, я подсчитала, необходимы миллионы, так же как и Домскому собору, которому одному нужно аж 8 миллионов латов.
— На какие конкретно проекты вы хотите подавать заявки?
— В обновлении нуждаются почти все экспозиции. Они уже 15-20 лет не менялись. Но переделать экспозицию не только очень долго, но и крайне затратно. Ведь нужно помимо экспонатов отремонтировать электропроводку, помещения, отреставрировать окна, заняться оформлением. Всего, если поменять одну экспозицию в трех залах, например, “Рига-800”, это стоит 700 тысяч латов. А у нас 15 залов, начиная с археологической экспозиции XVIII века и заканчивая мореходством. Все нуждается в развитии, но нет денег. Того, что мы зарабатываем сами, и того, что дает государство, катастрофически не хватает. Ведь музей очень большой.
Холодное дыхание Красного кардинала
— Говорят, в Домском соборе живут привидения…
— Я сама не встречала. Ведь, чтобы столкнуться с привидением, нужно в помещении находиться одному и ночью. Вот заведующая Домским собором рассказывала, что во время регулярного
обхода по вечерам иногда чувствует чье-то присутствие. Ей как будто кто-то дышит в спину. Мы считаем, что у нас свой Красный кардинал живет.
— А работать не страшно рядом с привидениями?
— Нет. Сейчас есть охрана, причем вооруженная (смеется). А в советское время у нас ее не было, и, когда проходили большие праздники, мы, научные работники, должны были оставаться охранять музей. Тогда было страшно…
Я бы сама первая убежала, если бы кого встретила. Но, хочешь не хочешь, приходилось оставаться.
— Были ли случаи краж в соборе?
— Очень давно. Однажды вор через крышу залез к нам, тогда еще археологическая экспозиция реставрировалась. Но его тут же поймали, причем прямо под потолком. Он даже удрать не успел. Это было в советское время. Теперь есть вооруженная охрана и что-то стащить трудно.
— Какой из экспонатов музея самый дорогой?
— Трудно сказать, ведь здесь более полумиллиона экспонатов хранится. Археологические, нумизматические, одежда, мебель. Более
80 разных экспозиций. Некоторым объектам более 8 тысяч лет. Но сказать, во сколько все это оценивается, трудно, поскольку оценку никто не проводил. Мало того, что это огромная работа, нужны ведь еще и деньги. Специалистов тоже не хватает. Знающий нумизмат во всей стране только один. А объектов, которые ей надо проверить, — 60 тысяч. Кстати, и вопрос страхования в нашем государстве не решен. Ни один экспонат, к сожалению, не застрахован. А даже если бы застраховали, то платить ежегодный процент у нас бы не хватило средств. Софинансирование государство не представляет и не будет представлять, потому что речь идет о миллиардах.

30 лет в музее
Клара Радзиня: "В музей я пришла в 1970 году совсем молоденькой, 28-летним научным сотрудником. Я тогда еще хотела защитить диссертацию, сдала экзамен, но из-за, так сказать, “нечистой” биографии (мой отец был земессаргом) меня не взяли. И я пошла в музей. Тогда ушел с работы главный хранитель фондов. Он увидел у меня какую-то искорку и сказал, что его может сменить товарищ Радзиня. Когда я отработала пять лет хранителем фондов, мне предложили должность замдиректора. Но я хотела быть хранителем, стать более квалифицированным специалистом. Потом еще пять лет проработала научным сотрудником. А потом наша директор в 1980 году решила уйти на пенсию. Курьезная ситуация: она отвела меня в Министерство культуры, завела в кабинет министра и без предупреждения ему сказала: вот, мол, перед вами будущий директор нашего музей. И я же не могла перед министром отнекиваться. Вот так в 1987 году я начала работать руководителем музея".


Cправка
Домский собор был основан в 1211 г. первым епископом Риги Альбертом. Начальный этап постройки был завершен в 1270 г. После последней реконструкции собора в 1776 г. высота башни достигла 90 м. Главной достопримечательностью храма считается его орган, созданный в 1595 г. германским мастером Якобом Рабом. Нынешний орган был изготовлен в 1883-1884 гг. немецкой фирмой Walker.

Чтобы столкнуться с привидением, нужно в помещении находиться одному и ночью. Вот заведующая Домским собором рассказывала, что во время регулярного обхода по вечерам иногда чувствует чье-то присутствие. Ей как будто кто-то дышит в спину. Мы считаем, что у нас свой Красный кардинал живет.

Очевидно, государство не дорожит памятниками архитектуры. Ведь Домский собор последний раз реставрировали в 1980-е годы — тогда заменили крышу, флюгер, стулья и отреставрировали орган. В советские времена на Домский собор смотрели как на значимый объект. Сейчас же храму выделяют копейки.

10.01.2005, 09:09

Екатерина ТИМОФЕЕВА, Полина ЭЛКСНЕ


Темы: ,
Написать комментарий