Как защищают меньшинства в Европе?

Страны ЕС самым серьезным образом относятся к соблюдению прав нетитульных народов

В последнее время власти нашей страны все чаще стали говорить о том, что Рамочная конвенция о защите прав нацменьшинств на самом деле не угрожает устоям государства и потому ее следует наконец-то ратифицировать. Между тем в европейских странах с развитой демократией соблюдение прав нацменьшинств гарантируется не только вышеуказанной конвенцией, но и массой внутренних законодательных актов, в том числе и самой конституцией.

Европейский подход

Интересно, что в европейских странах не очень любят говорить о нацменьшинствах и соблюдении их прав. Это связано с тем, что там борются не за права каких-то отдельных групп населения, а против дискриминации вообще. А дискриминация может быть разной — по национальному признаку, по половому, по расовому и т.д.
Тем не менее во многих странах “старого” ЕС определены народы, которые официально считаются нацменьшинствами, — их в принципе весьма немного. Но в целом в странах ЕС предпочитают употреблять такой термин — “права иностранцев”. К иностранцам относятся в основном иммигранты, как политические, так и экономические.
В этом смысле интересна позиция Франции. Власти данной страны считают, что нацменьшинств у них нет вообще, тем самым как бы отрицая существование имеющих и свои языки, и культурные традиции басков, гасконцев, провансальцев и т.д. Но так может показаться лишь не очень внимательному наблюдателю. На самом деле французы копают глубже. Они полагают, что Рамочная конвенция о защите прав нацменьшинств противоречит их конституции, так как в ней (в конституции) записано, что никто не может быть дискриминирован по этническому, религиозному, половому и прочим признакам. Такие вот принципиальные французы.

Двойное равенство

Впрочем, вышеуказанная конвенция находится вне юрисдикции Евросоюза, ее принял Совет Европы, почти благотворительная организация, не имеющая никакой реальной власти. ЕС, между тем, за все годы своего существования одобрил только две директивы, направленные против всех форм дискриминации, в том числе по национальному признаку. Одна из них называется Директива о расовом равенстве, другая — Директива о равенстве при найме на работу.

В отличие от Рамочной конвенции о защите прав нацменьшинств, которая принята подавляющим числом стран ЕС, евросоюзные “правозащитные” директивы выполняются в Европе не очень охотно — обе полностью вступили в силу только в Бельгии и Италии. На этот факт, кстати, часто ссылаются власти Латвии, когда пытаются объяснить свое нежелание ратифицировать Рамочную конвенцию. Однако здесь есть одно большое НО, о котором наши доморощенные толкователи европейских законов предпочитают умалчивать — в последние лет двадцать в государствах “старого” ЕС принято великое множество национальных законодательных актов, в том числе конституционных, которые в той или иной мере относятся к соблюдению прав нацменьшинств. Иными словами, и без евросоюзных инициатив европейцы давно поняли, что соблюдение прав нацменьшинств — это не есть модный, бесполезный прибамбас, а способ сохранить в стране мир и благополучие, в конце концов — просто способ выживания государства (кто не помнит пример Югославии!).

Гарантии, данные законом

Так, в тихой альпийской Австрии власти определили шесть национальных групп, которые можно считать нацменьшинствами. Это венгры, словаки, словенцы, хорваты, чехи и цыгане. Хорваты и словенцы признаны меньшинствами напрямую конституцией страны. Остальные — специальным законом, который называется Актом о нацменьшинствах. В этом законе определено, что нацменьшинством считается группа граждан Австрии, чьим родным языком не является немецкий, которая имеет общее автономное культурное наследие и проживает на территории Австрии.

Документ запрещает любую дискриминацию в отношении этих лиц, а также указывает, что “никто не может быть принужден доказывать свою принадлежность к какой-либо этнической группе”. Кроме того, нацменьшинствам гарантируется право получать на родном языке среднее образование и размещать в местах проживания “топографические знаки на своем языке” (таблички с названиями улиц и городов), а также использовать свой язык в судах и административных учреждениях.

Еще одна страна, в конституции которой закреплено уважение к “традиционным” нацменьшинствам — это Финляндия. К данным группам отнесены евреи, русские, татары, цыгане и коренные жители страны — саамы (лапландцы). К последним — уважение особое. За тем, чтобы саамов не обижали, следят сразу две государственные организации, а также Парламент саамов.

В конституции Германии, напротив, ничего не написано о нацменьшинствах. Однако в этой стране действуют Рамочная конвенция о защите прав нацменьшинств и Европейская хартия региональных языков и языков нацменьшинств. Власти ФРГ признают нацменьшинствами проживающих в Германии датчан, сербов-лужичан, фризов и цыган. Однако, в принципе, никаких особых преференций эти народы не имеют. Кое-какие бонусы существуют лишь для германских датчан — на их политическую партию не распространяется 5-процентный барьер прохождения в парламент, а их дети ходят в собственные детсады и школы.
Одной из самых передовых стран Европы в деле интеграции и уважения прав нацменьшинств всегда считались Нидерланды. При этом в данном государстве нацменьшинством официально признаны только фризы. Голландцы полагают, и во многом не без основания, что если у человека есть работа, то он непременно станет достойным членом общества. Поэтому работодатели в Нидерландах обязаны принимать на службу сотрудников пропорционально процентному составу меньшинств в данном регионе. Это правило распространяется на все компании и предприятия, в том числе государственные, в штатах которых трудится не менее 35 человек.

Уважение к правам нацменьшинств возведено в ранг государственной политики в еще одной европейской стране — в Швеции. Шведы считают нацменьшинствами евреев, саами, финнов, торнедальцев и цыган. Этим народам законодательно предоставлено право получать образование или билингвальное, или на родном языке. Государство выделяет также средства на поддержку литературы на языках меньшинств и развитие их культур. Кроме того, саамы, финны и торнедальцы в районах своего компактного проживания могут обращаться в суды и органы местной власти на родных языках. Муниципалитеты в этих регионах обязаны также обеспечить на языках нацменьшинств дошкольное образование и оказывать социальную помощь пожилым людям.

Натурализация: либеральная и консервативная

В отличие от Латвии в странах ЕС натурализация не имеет прямого отношения к представителям нацменьшинств. Большинство из них являются гражданами своих стран по праву рождения. Тем не менее правозащитные организации рассматривают натурализацию как один из важнейших элементов, консолидирующих общество, как один из способов борьбы с дискриминацией.

Но тенденция последних лет здесь такова, что правительства практических всех стран ЕС планомерно ужесточают соответствующее законодательство, так как приток иммигрантов в
богатые европейские страны в последнее время начинает выходить из-под контроля.
В результате теперь только в трех странах Евросоюза, в Бельгии, Италии и Швеции, для получения гражданства не требуется сдавать экзамен по языку. Между тем необходимое натурализующимся в Латвии знание истории страны не является условием для претендентов на гражданство в государствах “старого” ЕС-15. Единственное исключение — Ирландия.
Что касается ценза оседлости, то он необходим повсеместно. Вилка достаточно широка: от пяти лет в Великобритании, Швеции, Нидерландах и Люксембурге до десяти лет в Австрии, Италии, Португалии и Испании.

Для желающих получить гражданство одной из самых либеральных стран является Франция. По достижении 18 лет французский паспорт получают все дети, родившиеся в этой стране.
А вот в Дании, наоборот, получить гражданство становится все труднее. Датчане озаботились тем, что, пользуясь благосклонностью своих соседей, все больше хитрых шведов, норвежцев и финнов обзавелись двойным гражданством. Теперь таких людей просят “сдать” свое первое гражданство. Кроме того, датские власти отменили недавно закон-атавизм, который автоматически предоставлял гражданство детям, рожденным от датских отцов в зарубежных странах.

Весьма непросто получить и гражданство Швеции. Автоматически его предоставляют только детям, рожденным шведскими матерями. Если шведом является лишь отец ребенка, то он должен проживать в Швеции. Если отец-швед живет за границей, он должен состоять в законном браке.

Но, вероятно, самые жесткие натурализационные законы установлены в Италии. Иммигранту, не имеющему итальянских корней, крайне трудно получить паспорт этой страны. Определенные послабления предоставлены только жителям ЕС. Более того, даже проживающие в Италии тысячи лет цыгане не могут пройти натурализацию. Для этого, оказывается, необходима справка из регистра жителей о непрерывном проживании в том или ином городе или поселке.

А вот в Германии процесс натурализации не так давно был значительно либерализован. Ранее в этой стране гражданство предоставлялось “по крови” (латинский термин ius sanguinis). То есть поволжские немцы, чьи предки переехали в Россию более 200 лет назад, по прибытии в Германию получали гражданство автоматически, на основании заявления. С другой стороны, миллионы германских турок, проживающих на берегах Рейна в двух-трех поколениях, такой возможности были лишены — им нужно было проходить полную процедуру натурализации со сроком оседлости в 15 лет!

Но в 2000 году с этим было покончено: германские власти перешли на “территориальный” принцип предоставления гражданства — ius solis. Ценз оседлости при этом был уменьшен до восьми лет.

“Пороховая бочка” Восточной Европы

Итак, надо отметить, что законодательство “старой” Европы в области нацменьшинств значительно опережает международные конвенции, предназначенные прежде всего для стран с нестабильной политической ситуацией или с низкой культурой межэтнических поведенческих привычек. Тем не менее и в Западной Европе тоже достаточно тлеющих конфликтов: например, баски в Испании или корсиканцы во Франции.

Но власти этих стран кое-как с ситуацией справляются. Однако после 1 мая 2004 года, когда в ЕС вступили 10 новых стран, в Брюсселе заговорили об экспорте из этих государств межнациональных проблем. По вине в том числе и не приведенного в соответствие с европейскими нормами законодательства, Восточная Европа выглядит настоящим очагом напряженности.

Увы, наша страна играет первую скрипку в этом режущем слух добропорядочного европейца оркестре. Непонятный статус более миллиона русских в странах Балтии, прежде всего в Латвии, усложняет и без того непростые отношения Брюсселя с Москвой.
Как нам хорошо известно, в Латвии проживает 500 тыс. неграждан, в Эстонии — 161 тысяча. Но наша ситуация не уникальна. В Словении, которая тоже вступила в ЕС в 2004 году, не имеют гражданства 18 тысяч представителей ее этнического меньшинства. Все они являлись гражданами бывшей Югославии, которые, подобно латвийским русским, были лишены принадлежности к государству после того, как Словения объявила о своей независимости в 1991-м. В Словении этих людей называют “стертыми”.

Впрочем, все это только цветочки. У Брюсселя волосы встают дыбом, когда он думает о том, что делать с другими странами бывшей Югославии, которые тоже все хотят в ЕС. Даже если забыть про Косово, проблем там столько, что на этой странице не хватит места все их перечислить.

Вот только некоторые из них. Положение меньшинств в Воеводине (венгры, румыны, хорваты), а также в Черногории (албанцы и мусульмане). Нарушение прав албанцев в Македонии. Возвращение сербского национального меньшинства на родину в Хорватию. Возвращение боснийских беженцев. Нарушение прав цыганского населения во всем регионе.

Из Рамочной конвенции о защите прав нацменьшинств

“Стороны обязуются содействовать созданию условий, необходимых для обеспечения лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, возможности поддерживать и развивать свою культуру, а также сохранять основные элементы их самобытности, а именно: религию, язык, традиции и культурное наследие”.

“В регионах со значительным или традиционным присутствием лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, если эти лица просят об этом и такие просьбы отвечают реальным потребностям, Стороны будут стремиться обеспечить, насколько это возможно, условия, позволяющие использовать язык меньшинства в отношениях между этими лицами и административными властями”.

“Стороны обязуются признавать за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право пользоваться своей фамилией, именем и отчеством на языке этого меньшинства, а также право на их официальное признание в соответствии с требованиями, закрепленными их правовыми системами”.

“Стороны обязуются признавать за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право размещать в общественных местах вывески, надписи и другую информацию частного характера на языке своего меньшинства”.

Цитата

И без евросоюзных инициатив европейцы давно поняли, что соблюдение прав нацменьшинств — это есть не модный, бесполезный прибамбас, а способ сохранить в стране мир и благополучие, в конце концов — просто способ выживания государства.

06.01.2005, 08:15

Андрей ХОТЕЕВ


Темы: ,
Написать комментарий