Не рой другому яму…

Мама мальчика, который учится в русской школе, рассказала, как теперь проходит урок географии на латышском. Предмет ведет русская учительница. Дети владеют госязыком куда лучше своей преподавательницы

Но не ошибки учительницы вызывают у них хохот, а постоянные непонятки, которые появляются из–за того, что она специально глотает окончания, так как не знает правил грамматики. Уловить смысл сказанного — целая игра, и была бы она доброй, если бы такие марьивановны не делали смыслом своей жизни тупое исполнение закона.

“Марь Ивановна! Да говорите по–русски!” — предлагают ученики. “Вы что, не знаете, что с этого года наш предмет на латышском! — злится она. — Кому не нравится реформа, устраивайте голодовки или приковывайте себя к Кабинету министров!” Ну что тут скажешь… Человеческая глупость “реформам” не поддается. И поэтому вполне понятно, почему с этого года увеличилось число русскоговорящих детей в латышских школах: зачем учить ребенка в отреформированной русской школе на плохом госязыке, лучше уж сразу определить его туда, где он звучит чисто и правильно.

О том, что реформа–2004 будет иметь именно такое последствие, говорилось не раз. И не только политиками — противниками реформы, но и со страниц русской прессы. Тогда наш голос не услышали. Но когда перед началом этого учебного года подсчитали, сколько русскоязычных детей подали заявления в латышские школы, засуетились. В последних числах августа полсотни директоров латышских и русских школ написали открытое письмо, в котором заявили, что новый закон о школах нацменьшинств сейчас не нужен. Не нужен потому, что эти школы очередную реформу не потянут, так как уже нынешняя привела к негативным последствиям. В том числе и для латышских школ.

Согласно статистике, в этом году только в рижских школах нацменьшинств учится на 8 тысяч детей меньше, чем в прошлом, а в латышских — почти на 3,5 тысячи больше! И с рождаемостью это не связано, ибо в школы титульной нации хлынули русскоязычные дети — не только первоклашки, чьи родители выбрали ассимиляцию с первого года учебы, но и ученики более старших классов. Думаю, что в будущем году особенно массовым будем такой уход сразу после 9–го класса. И это будет бегство от реформы–2004.

Надо сказать, что процесс перехода русских детей в латышские школы за 13 лет независимости шел разными темпами: сразу после установления независимости и языковых репрессий, после 1996 года, когда была узаконена реформа–2004, был всплеск. Последние пару лет волна спала, очевидно, родители надеялись на мудрость властей, которые услышат протесты и если не отменят ассимиляционную реформу, то хотя бы отложат, как это сделала соседняя Эстония. Не отложили. Поэтому снова всплеск.

Кстати, даже идеолог реформы профессор филологических наук И. Друвиете сразу поняла опасность такого процесса и два года назад вместе со своей коллегой М. Гаврилиной написала исследование. Где, в частности, был сделан вывод: педагоги латышских школ должны менять методику и форму работы именно из–за того, что в их классах появились дети с разным уровнем языка обучения. Естественно, налаженный механизм перестраивать латышским школам не хочется. Хотя и выступить против реформы русских латышские коллеги не посчитали нужным. Или, оболваненные официальной пропагандой (“Русские просто не хотят учить латышский!”), не поняли, что к чему. Так что теперь и латышским школам предстоит реформа. Как говорится, не рой другому яму…


13.10.2004, 12:07

Вести сегодня


Написать комментарий