Плинер: «Про массовые беспорядки сказала полиция»

Все действия правительства, связанные с реформой образования, — это попытки успокоить общество, не решая проблему, заявил "Телеграфу" один из активистов Штаба защиты русских школ, председатель парламентской фракции ЗаПЧЕЛ Яков Плинер.

Неудачная фраза

— Ходят слухи, что в Штабе защиты русских школ есть некоторые разногласия. Например, что вы не поддержали заявление отдельных своих коллег о том, что 1 сентября возможны столкновения. Это правда?

— Мы — мирные люди. В свое время я призывал к акции ненасильственного сопротивления в рамках закона. И я надеюсь, что на заявленном нами митинге 1 сентября никаких эксцессов не будет. Первые комментарии по поводу акции в средствах массовой информации были от полиции: они заявили, что готовы обеспечить порядок. Если бы они на этом поставили точку, все бы обошлось. Но зачем было добавлять, что у полиции есть водометы и прочая спецтехника на случай массовых беспорядков? Да, фраза о возможных беспорядках, написанная в заявлении представителей общественных организаций, была не слишком удачной. Но первой выступила полиция…

Я считаю, что за все эти акции должны нести моральную и политическую ответственность глава правительства Эмсис и правящие националистические партии. У них было достаточно времени, чтобы отменить реформу, против которой собрано более 100 тысяч подписей. Они могли ввести мораторий, о чем мы просили. Они могли хотя бы начать переговоры со специальной группой, состоящей из педагогов, представителей общественных организаций и родителей, делегированной Вселатвийским съездом защитников русских школ. Но и это не было сделано.

— Но с ЛАШОРом ведутся переговоры…

— ЛАШОР — это 26 человек. Переговорную группу поддержали 987 делегатов, представители 100 школ и 33 общественных организаций. Да, нынешнее правительство не придумало реформу. Но оно не сделало ничего, чтобы ее отменить, привести в соответствие с ясно выраженным желанием налогоплательщиков.

Пир во время чумы

— Так возможны ли беспорядки 1 сентября?

— Уверен, что на мероприятии в парке Победы все будет спокойно — мы только сегодня обсуждали детали мероприятия с Полицией порядка. Однако некоторое беспокойство у меня вызывает концерт, организованный Министерством образования. Это пир во время чумы. Праздник в день похорон русских школ.

— Советник министра образования и науки Сергей Анцупов утверждает, что разрабатываемый сейчас закон о школах нацменьшинств решит все проблемы. Это так?

— Вы видели черновики этого закона? Вы видели призыв вносить предложения? Я не видел, потому что этого не было. Наши предложения отвергаются без обсуждения. Фракция ЗаПЧЕЛ очередной раз предложила внести изменения в Закон об образовании, но президиум Сейма отклонил их.

— Сейчас идет реклама, что пропорция 60/40 на самом деле является пропорцией 30/30/40, где 30% — предметы на латышском языке, столько же на иностранных, а остаток — на русском…

— Это все демагогия. Это не записано в Законе об образовании. Именно поэтому я не верю в закон о школах нацменьшинств, потому что он все равно должен быть подчинен Закону об образовании. А в последнем четко написано, что не более 40% предметов может преподаваться на родном языке. И все экзамены с 2007 года — только на латышском языке. С помощью закона о школах нацменьшинств пытаются лишь снизить напряжение в обществе, не решив саму проблему.

25.08.2004, 11:54

"Телеграф"


Написать комментарий