Чепанис ставит диагноз

"Главная отличительная черта многих латвийских политиков — отсутствие реализма. Они уже заразили этой "болезнью" чуть ли не большинство латышей!" — откровенно признает экс–председатель латвийского парламента, патриарх латвийской политики Алфред Чепанис. Спустя 6 лет он снова вернулся к активной общественно–политической жизни — стал депутатом Рижской думы.

— Какой–то период времени вы были вне политики и могли наблюдать за ситуацией как бы со стороны. Скажите: наступили ли в Латвии новые времена, которые нам обещали и за которые многие голосовали на последних выборах в сейм?

— Я рад хотя бы тому, что эти так называемые новые времена слишком быстро закончились и я не испытал их на своей шкуре. Теперь можно вздохнуть с облегчением — насколько я понимаю, фамилию Репше в качестве премьера мы в ближайшие годы не услышим. Во всяком случае, президент дала понять, что с нее довольно. Репше умудрился и главе государства досадить… Все предприниматели, с кем мне доводилось общаться в эпоху правления предыдущего правительства, в один голос говорили: это не новые времена, это… страшные времена. Страшные своей непредсказуемостью, своим дилетантизмом. Не только я, но и другие бизнесмены, общественные деятели даже не могли попасть на прием к тому или иному министру. Диалога бизнеса и власти не было вообще!

Новые времена ударили и по внешней политике — я имею в виду направление СНГ. Стали разрушаться годами налаженные бизнес–связи, человеческие контакты. Бизнесмены из России, других стран СНГ стали бояться инвестировать средства в Латвию, а наши предприниматели, наоборот, воздерживались от контактов с российскими коллегами. Фактически неумелая и неумная внешняя политика в отношении СНГ наносит государству многомиллионный ущерб. Главная проблема в отношениях с Россией — это неумение, неспособность говорить с нашим восточным партнером. Отсутствует элементарное чувство реальности. Мне тоже в душе, может быть, хочется, чтобы Латвия стала великой державой. Но я все–таки реалист и понимаю, что мы никогда не станем равными Соединенным Штатам или России. А значит, именно нам нужно пытаться быть гибче в диалоге с Вашингтоном или Москвой. Нет, никто не требует от нас кланяться кому–то в ножки, просить, умолять. Просто нужно уметь уважительно говорить с соседом.

— Вот латвийские политики и собираются “уважительно” потребовать от России “компенсацию за оккупацию”…

— Во–первых, какие у нас есть юридические основания требовать компенсацию? Я не припомню, чтобы какой–то международный суд или влиятельная европейская организация вынесли свое заключение о правомочности предъявлять России финансовые претензии. А во–вторых, ведь всем здравомыслящим людям совершенно очевидно, что от Москвы мы не получим не сантима. Так зачем, скажите, заниматься совершенно бесполезным делом? С таким же успехом можно и у Марса компенсацию потребовать. Ясно, что все эти угрозы в адрес России в основном рассчитаны на “внутреннее потребление”. Наша главная беда в том, что латвийские политики воюют друг с другом, пожирают друг друга. И латыши тоже продолжают воевать друг с другом. Нас, латышей, сегодня осталось полтора миллиона. Если мы и дальше будем действовать “так мудро”, то лет через 20 нас останется 150 тысяч. И никакие программы по выходу из демографического кризиса нас не спасут. Кстати, от программы, которую предложил в свое время Репше, даже мухи не рождаются, не говоря уже о размножении людей.

Что я всем этим хочу сказать? Пора прекратить заниматься ерундой, ответственные политики сегодня, в условиях глобализации и невероятно жестокой конкуренции, должны думать прежде всего о том, как сделать страну богаче, как повысить уровень жизни людей. И ради этого мы должны свои амбиции, старые обиды спрятать и начать с той же Россией нормальный диалог.

— Г–н Чепанис, на ваш взгляд, есть ли еще у Вентспилса шанс “вернуть” в трубопровод российскую нефть?

– Как известно, Россия уже построила в Приморске огромный порт, развила на северо–западном направлении мощную трубопроводную систему. Еще 2–3 года “беззубой” политики Латвии в отношении России — и мы потеряем российский транзит безвозвратно. Нужно срочно начинать переговоры с восточным соседом. Все–таки у нас есть преимущество перед тем же Приморском — порты Риги, Лиепаи и Вентспилса ближе и к России, и к Европе, да и качество услуг у нас выше.

Я несколько лет был почетным консулом Казахстана в Латвии. Пытался привлечь в латвийские порты и казахстанские грузы. Но опять–таки все упирается в неурегулированность латвийско–российских отношений. Ведь любой трубопровод из Казахстана будет все равно пролегать через Россию, равно как и любые морские, железнодорожные и воздушные пути. Ну неужели наши политики не понимают, насколько архиважно для нас наладить отношения с Москвой?!

— Вы еще лет 6–7 назад, когда были депутатом сейма, могли себе представить, что в XXI веке, а именно в 2004 году, в Латвии на улицы будут выходить дети, будут объявляться голодовки и забастовки? Как вообще вы оцениваете эту проблему реформы?

— У нас модно плеваться во все советское. Но не все в то время было плохо. Вспомните свои школьные годы: если кто–то в выпускном классе по какому–то предмету не успевал, имел “неуд”, его заставляли по этому предмету сдавать экзамен. Причем по нескольку раз — пока ученик не получит удовлетворительную оценку. И только после этого выдавали аттестат о среднем образовании. Кто мешал и нам перенять ту систему? Если кто не знает латышского, пусть учится дополнительно, пусть хоть десять раз сдает госэкзамен по языку — иначе аттестат не получит. И все. Не нужно никакой процентовки в законе записывать, это все можно решить на уровне исполнительной власти и каждой конкретной школы. Убежден: с помощью диалога в свое время все можно было решить. Я лично не считаю, что учить физику и химию на латышском — это очень трудно и страшно. Для молодых людей это не проблема.

— Вы пришли в Рижскую думу по ротации не так давно, надеемся — уже успели вникнуть в те проблемы, которые мешают думе плодотворно работать. Что, с вашей точки зрения, в работе думы стоило бы поменять, а что наоборот — оставить?

— Да, я в думе с декабря прошлого года. Так получилось, что скончался очень уважаемый мною человек — депутат Петерис Лакис, и я, как следующий по списку демпартии, пришел в думу. Сейчас я работаю в двух комитетах: финансовом и по социальным вопросам, а также в комиссии по распределению жилья. И, без сомнения, большая заслуга Рижской думы, что в этом году жилья будет сдано рижанам столько, сколько не сдавалось за все предыдущие 10 лет — около полутора тысяч квартир. Такой темп строительства обязательно надо сохранить. Сохранить надо и тот деловой настрой заседаний Рижской думы, когда их ведет вице–мэр Сергей Долгополов: без нервотрепки, без обид, без амбиций. Когда мягкая демократия сочетается со строгой дисциплиной. Мне такой стиль нравится, мне он по душе. А менять нужно порядок в рижских лесах: мне, как “зеленому” в душе, эта проблема очень близка. Хотелось бы еще сделать так, чтобы в пятницу вечером и в понедельник утром из города можно было спокойно выехать и въехать. Сейчас это невозможно.

— На такое не хватит всего рижского бюджета…

— …Обождите! Хватит! Бюджет — 222 миллиона латов — это громадные деньги. Я думаю, что многие расходы сейчас неоправданны. Например, проект “е–Рига” стоит 12 миллионов латов. Деньги выделены и будут освоены, но что рижанину от этого? Ничего! К сожалению, большинство депутатов нынешней думы развитие и состояние дел в Риге не сильно–то и интересует. Их интересуют свои и родственников бизнес–вопросы. Я, конечно, “старый дурак” — у меня слишком испорченное “коммунистическое мышление” сохранилось, но я могу себе это позволить, потому что ничего не украл и не приватизировал — хотя предложения были.

— Вы в свое время выступали против ледового дворца для чемпионата мира по хоккею в 2006 году.

— И сейчас — против! Какой толк от этого рижанам? Я тоже хоккейный болельщик, но не за такие деньги, причем деньги налогоплательщиков–рижан. Я свои хобби — охоту и рыбалку — реализую за собственные деньги. А если кто–то хочет свои спортивные интересы реализовать за счет городской казны — я против этого. И самое главное, я знаю людей, кто тогда был во главе проекта “Мултихалле” — их хоккей не интересует, их интересует только бизнес. А экс–президента Гунтиса Улманиса они подняли перед собой как икону, прикрываются им. Он же, бедный, хочет что–то сделать, но, извините, ни фига не может. Когда в думе обсуждался вопрос по проекту хоккейного дворца, я выступал категорически против. Со мной кулаками махали и так же кричали, что они против, еще десяток депутатов. Потом объявили голосование, и… лишь один Чепанис, дурак, проголосовал так, как и выступал публично — “против”. Все остальные “противники” нажали кнопки, как следует. Помяните мое слово: останется 5–6 месяцев до открытия чемпионата, и эти же люди придут в Рижскую думу (надеюсь, в ней будут здравомыслящие люди) и скажут: ребята, чемпионат на носу, а у нас пяти миллионов латов не хватает! Поэтому будьте любезны, отстегните нам эти 5 миллионов, вы же не хотите ставить под удар престиж города и страны.

— Вы сказали, что в этом году будет сдано полторы тысячи квартир. Однако очередь составляет около 6 тысяч семей, а с 1 января, если рухнут “потолки”, то уже в марте, сразу после выборов в новую думу, у нас окажется 20 тысяч кандидатов в бездомные из хозяйских домов. Как город может повлиять на такую совершенно патовую ситуацию?

— Город должен просить правительство и сейм сохранить “потолок” еще на 3–4 года. Может, за это время богаче станем, может, удастся нарастить темп строительства жилья. Конечно, необходимо перераспределить бюджет, с увеличением средств на строительство жилья. И — это, увы, непопулярно звучит — надо стимулировать отток населения из города Риги. По “валкскому” образцу, более привлекательными сделать условия проживания в Тукумсе, Цесисе.

— Там нет работы. А у пенсионеров нет “среды обитания”: знакомый продавец в аптеке, подруга в соседнем подъезде…

— Сельские люди воспрянут духом после того, как мы начнем получать европейские субсидии, я в этом уверен. Число рабочих мест увеличится. А для строительства жилья в Риге надо использовать любые возможности: городской бюджет, привлечение предпринимателей. Неоконченное строительство есть в Зиепниеккалнсе, в Вецмилгрависе. Должно быть новое строительство. Но с меньшим числом бюрократической волокиты, на которой наживаются всякого рода конторы.

— Г–н Чепанис, а свое хобби вы еще не забыли, еще занимаетесь охотой?

— Конечно, охочусь помаленьку. Но сейчас это занятие стало очень дорогим. Нужно платить за использование угодий, значительных денег стоит амуниция… Но настоящий охотник до своих последних дней не бросит это занятие. Охота — это целая наука, нужно знать повадки каждого зверя, нужно иметь терпение — можно сутки прождать кабана или быка… Но все–таки это прекрасная релаксация.

10.08.2004, 12:15

"Вести сегодня"


Написать комментарий