Почему не случилось латвийское чудо

Долгие годы власти Латвии говорили о превращении страны то в финансовый центр всей Восточной Европы, то в транзитный мост Восток - Запад, то в Силиконовую долину, то в туристический рай... Почему все эти проекты остались прожектами? Об этом в беседе с «Часом» размышляет доктор экономики Дайнис Зелменис.


Дайнис Зелменис: «У государства нет экономической политики»


  • Латиноамериканские рецепты у нас не сработали.

  • Свою промышленность мы отдали иностранцам.

  • Политика у нас мешает экономике.

  • Без нормальных отношений с Россией развитие невозможно.


Преклонение перед импортом


- В середине 90-х, когда мы с бывшим тогда министром финансов Айварсом Крейтусом были в Брюсселе, один из чиновников ЕС спросил, чего Латвия хочет достичь через 5- 10 лет? Мы начали говорить о макроэкономической стабильности, ожидаемом экономическом процветании… А он не унимался: «В каких отраслях будет прирост?» Тогда мы не могли назвать приоритеты. Их не может назвать и нынешний Кабинет министров, потому что все годы все правительства работали по принципу «как получится».

- Но ведь у нас есть своя экономическая школа, институт, академические разработки. Почему правительство не обращается к ученым?

- Как-то мы с Янисом Урбановичем написали статью «SOS латвийской экономики». Полагали, что в дискуссию вступят экономисты, политики. Однако никакой реакции с их стороны не последовало. Похоже, политики не поняли, о чем шла речь.

По мнению многих коллег, с которыми я говорил, наши правящие испытывают ненормальное пристрастие к «импортному товару». Например, привлекли к разработке стратегии Юриса Викстиньша. Он американец, профессор Джорджтаунского университета и, увы, о местной специфике практически ничего не знает. К тому же он убежденный монетарист и исповедует одно: государство должно уйти в сторону, рынок все расставит по местам.

Применительно к старой рыночной экономике – это одно, к постсоциалистическому пространству – совсем другое. Преобразовать такую экономику без участия государства и ориентируясь только на рынок – это абсурд, что мы и наблюдаем.

- Но разве не по рекомендациям МВФ проводились реформы в нашей стране?

- То были рекомендации для латиноамериканских стран, их решили применить и в постсоциалистических. Литва и Эстония не стали следовать каждой их букве. Сегодня паневежский «Экранас» по-прежнему является одним из крупнейших производителей кинескопов в Европе, Шяуляй продолжает делать велосипеды. Промышленность Литвы сохранилась благодаря государственному регулированию и поддержке.

В Латвии все сложилось иначе. «Лайме» не хватило самой малости, чтобы стать современным производством. Была схема, по которой 35% долей капитала оставалось за фабрикой, 35 – отходило государству, 30 – стратегическому инвестору. Рассчитывали, что им станет шведская Marabu, стремившаяся войти на российский рынок благодаря известному там бренду. Чтобы эта схема начала работать, нужна была госгарантия. Но появился Ave Lat, «Лайма» досталась ему и инвестиций не получила. Затем предприятие перекупили исландцы, и хотя фабрика работает, государство осталось без дивидендов.

В успешную Spilvа деньги вложили норвежцы, в Lauma через эстонцев – финны. Наши государственные мужи отдавали все зарубежному капиталу, а тот инвестировал лишь в выгодные для себя производства.

Вспоминаю, как Айвар Крейтус, в прошлом замдиректора Института химии древесины, хотел создать завод по производству фурфурола, близкого по химическим свойствам к нефти. Его можно производить из некачественной древесины, он востребован на мировом рынке. Нужно было 15 млн. долларов. Банки соглашались инвестировать 60 процентов. Не хватало 6 миллионов. Тут бы вступить в игру государству, но оно отошло в сторону. А ведь при государственном протекционизме у нас могла бы появиться перспективная отрасль химического производства.

Работа на соседей


- Мы и сейчас наблюдаем, как одну отрасль за другой поглощает иностранный капитал. В торговле царствуют Rimi и VP-market, немецкий Knauf производит стройматериалы в Сауриеши… Мне, потребителю, все равно – были бы цены доступными, но с приходом иностранцев у нас перестал развиваться местный бизнес…

- Государству надо бы в такой ситуации вложить деньги в местный бизнес. Но их нет: наш сегодняшний бюджет составляет едва ли не половину бюджета 90-го года. Деньги есть у банков, но те не доверяют правительству, которое не дает гарантий. Беда в том, что правительства, вместо того чтобы заглянуть на три-пять лет вперед, смотрят на 50- 60 лет назад.

У нас к управлению пришли не государственно мыслящие, а непрофессиональные и, увы, корыстные люди. Государственный интерес распался на групповой и личный: одни занялись дележкой «пирога», другие – решением «национального вопроса». Какое из всех правительств может сказать, что отстаивает государственные интересы в экономике? И по-прежнему много политики, отрывающей нашу промышленность от России даже в ущерб экономическим соображениям. И парламентарии время тратят не на экономические законы, а на гуманитарные, которые хотя и помогают им оставаться депутатами, усугубляют и без того бедственное состояние экономики.

- Вспоминаю слова первого канцлера ФРГ Конрада Аденауэра: «Никакого немецкого экономического чуда не было и нет. Все восемь лет мы не занимались политикой, а работали».

- План Маршалла был разработан специально для Германии и, между прочим, предусматривал обязательную роль государства в формировании рыночной экономики. Государство не только собирает налоги и непроизводственную сферу финансирует, но проводит инвестиционную политику, создает условия новым предприятиям и целым отраслям.

В периоды глубоких преобразований политика должна обслуживать экономику, создавать благоприятные условия для ее развития, а не ждать, пока рынок все по местам расставит. А что имеем мы?

У меня в Мадонском районе есть знакомый предприниматель. Он занимается звероводством и продукцию продает литовцам, а те… перепродают ее в Россию. Оказывается, у Латвии другие таможенные условия. И так во всем. Мы даем возможность соседям зарабатывать и на норковых шкурках, и на транзите.

Дорога – через Россию


- Министр сообщения Айнарс Шлесерс объявил о приоритетных отраслях – транзит, логистика, туризм. И уже договаривается о грузопотоках из Китая, Казахстана. И вроде бы число туристов у нас увеличивается…

- Можно с кем угодно договариваться, но нельзя забывать, что пути идут через Россию, с которой у нас нет нормальных экономических соглашений. И транзит – это не только грузопоток, это комплекс производств, который связать воедино по силам лишь государству.

Уже лет десять у нас не могут разработать план развития Рижского порта. Эту проблему должен решать не энтузиаст-одиночка, а весь Кабинет вместе с Сеймом, иначе грузопотоки из Китая и Казахстана застрянут здесь, а потом уйдут к соседям. В свое время «Дженерал моторс» получил налоговые и другие льготы и освобожденные средства вложил в развитие производства. Может быть, и нам дать льготы инвесторам, грузоперевозчикам?

Туристов, говорите, стало больше? Так ведь дешевые авиакомпании и круизные суда доставляют к нам туристов-«однодневок», а туристический сезон короток. Кто заполнит гостиницы Риги и Юрмалы зимой, кого зимой прельстит сельский туризм? А этот бизнес может быть прибыльным круглый год, но только при государственном протекционизме. У нас же Юрмала больше не является курортом, «скончался» санаторий в Балдоне, непонятно, что будет с Кемери. Если делать ставку на туризм как на приоритетную отрасль, государство должно искать не только тех, кому продать какую-то гостиницу, но и восстанавливать санаторно-курортную сферу. А заодно и озаботиться подготовкой врачей-курортологов, тут без госзаказов не обойтись.

Вариантов много. Но я не вижу даже попыток управлять процессами, держать руку на пульсе, потому и не могу сказать, какую экономическую политику проводит или собирается проводить государство.

Досье


Дайнис Зелменис, доктор экономики. В 1968-м окончил историко-филологический факультет ЛУ и с того же года – преподаватель кафедры истории и общественных наук. Стажировался в Высшей экономической школе Стокгольма. В 1975-м защитил кандидатскую диссертацию по экономике. С 1982-го по 1990-й – на дипломатической работе в Стокгольме. С мая 1990-го по август 1991-го – замминистра иностранных дел Яниса Юрканса в первом правительстве Ивара Годманиса. С 1992 года получил степень доктора экономических наук. В 1994-м – один из учредителей Партии народного согласия. Более 10 лет проработал в бизнес-структурах – «Лайма», «Мультибанка», «Калнозолс». В 1996- 1997 годах – советник министра финансов Айварса Крейтуса в правительстве Андриса Шкеле. С 2003 года – доцент кафедры региональной экономики и бизнеса Рижского университета им. Страдыня.

13.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий