Каждый правый имеет право…

В минувшее полугодие Государственная трудовая инспекция рассмотрела 1290 обращений, из которых лишь 5 оказались не в пользу работников, — то есть 99,5 процента претензий оказались обоснованными!

Многолетний опыт в системе охраны труда наводит директора госинспекции на следующий вывод: “Период, когда никто не считался с законами, закончился, но качество взаимоотношений между трудом и капиталом все еще зависит от личной инициативы предпринимателей. Которые должны понять классику: работники — главный капитал, и чем лучше условия труда — тем больше отдача”.

— Г–н Берзиньш, на что сегодня жалуется наибольшее количество трудящихся?

–Самая большая проблема связана с задержками зарплаты. Или не дают вовремя деньги, или дают по частям, или назначают оплату меньше установленного минимума. А то еще много желающих поэксплуатировать работников сверхурочно и бесплатно, хотя уже и в законе нет понятия “ненормированный рабочий день”. Все, что сверх положенных 40 рабочих часов в неделю, — сверхурочное время, которое тоже подлежит нормированию и не должно превышать 56 часов.

— И что, такие прегрешения наказуемы?

— Конечно, штрафом до 500 латов, если в трудовом договоре записано, сколько раз в месяц и по каким числам выдается зарплата. Понятно, разные бывают ситуации. Допустим, нет у фирмы в данный момент денег. Я, например, как хозяин, созвал бы коллектив, все объяснил и попросил подождать (хотя и это не должно быть правилом). Людям ведь очень важно знать, что с ними считаются. Так ведь нет — работодатели в массе предпочитают не обсуждать с работниками вопросы задолженности, даже не информируют их, тем самым демонстрируя, что это как бы не их проблемы, а коллективу остается только перешептываться. Или обращаться к нам, как многие делают.

— А если сам трудовой договор составлен с нарушениями закона, это подлежит исправлению?

— С большим трудом, ведь человек это подписал, то есть согласился. Бывает, таким образом соглашаются даже с отсутствием отпуска или с возможными штрафами, что явно противоречит закону. А все потому, что ошибочно считают: в частной фирме хозяин — барин. Хотя в случае сомнений перед подписанием договора можно прийти к нам и посоветоваться. Иначе ведь многие не знают элементарных вещей — что отпускные должны быть выплачены не позднее чем за день до отпуска, что противозаконно увольнять человека во время болезни, что при расторжении трудовых отношений в последний день (а не потом когда–нибудь) человек должен получить полный расчет — компенсацию за неиспользованный отпуск, налоговую книжку, справку о начислениях и налогах.

Распространенная проблема — работник соглашается получать часть зарплаты в “конверте”, не задумываясь, сколько он теряет в плане социальных гарантий. А вдруг заболел, прирост семьи, на пенсию — тогда уже претензии без договора предъявить труднее, приходится проверять бухгалтерию, привлекать налоговую службу. А ведь такие проблемы можно устранить заранее, сообщив нам о них.

— Люди же в большинстве сознательно соглашаются с нарушением своих прав от безвыходности — хозяин может себе позволить диктовать условия. Или не работай.

— Не скажите. Закон о труде одинаков и для госпредприятий, и для частных. У нас много анонимных обращений, даже коллективных, и мы надежно держим имена в секрете. Это же не мешает нам проверять информацию, а люди, понятно, боятся репрессий. Зато ситуацию легче исправить сразу, а не потом, когда человеку уже пришлось уволиться. Бывают, правда, казусы — поругался с начальством, пообещал нам пожаловаться, а потом просит не называть его фамилию. Но бывает и так, что жалуются открыто и потом продолжают нормально работать — многое тут зависит от уровня сознательности работодателя.

— Кто сейчас в Латвии самый ущемленный в правах?

— Труднее всего идут дела в строительстве, там у субподрядчиков всплывают разные фокусы в отношении рабочих. Вообще никаких договоров не заключают — бригада выполнила работу, а он исчез вместе с деньгами… Еще в строительстве идут активные проверки нелегального труда.

В торговле часто используется инкриминированная недостача, на которой попадается не-опытная молодежь. Года два назад были большие проблемы в крупной сети супермаркетов со сверхурочными: только человек отработал смену, 6 часов отдохнул — и снова вызывают кого–то подменить. Для их решения мы даже встречались с работодателями в Литве, и сейчас таких претензий мало. А вот об отдыхе продавцов и особенно кассиров, мне кажется, владельцы магазинов должны думать больше. В крупных супермаркетах нужны и психологи, и комнаты отдыха, ведь напряженная работа с людьми и деньгами требует полноценной релаксации.

Года полтора назад было много жалоб от муниципальных полицейских Риги и госполиции Даугавпилса — им отказывались оплачивать сверхурочные. Эту проблему мы устранили, теперь им платят.

— А журналисты приходят?

— Был один случай, но эта категория интересует меня самого. Не могу понять такой казус законодательства: почему штатные специалисты, полноценно работающие в коллективах, отнесены в категорию самозанятых? То есть соцналог платится только с минимума, а с гонораров — нет. Конечно, работодателю изменение статуса невыгодно, но выгодно государству, и значит, надо приводить практику к цивилизованным нормам. Причем эта система самозанятых как эпидемия охватила разные отрасли. Например, я с удивлением узнал, что к этой категории относятся штатные работники страховых фирм — с какой стати? В общем, у нас есть масса претензий к этому, и разговор в министерстве уже идет…

— Хорошо бы он закончился в пользу наемной силы, а то ведь у работодателей своя конфедерация, а кто защитит трудящихся?

— Я вижу, что проблемы намного легче устраняются там, где есть профсоюзы. Потому что они выступают посредниками между трудом и капиталом и как структуры, компетентные в законах, способны вести конструктивный социальный диалог. Понятно, далеко не каждый человек пойдет со своей проблемой к начальнику, да и начальники у нас скорее склонны отмахиваться от неудобных вопросов. Но профсоюзное движение, к сожалению, у нас пока развито слабо. Когда люди осознают его ценность, многое в социальной сфере улучшится. Что касается конфедерации, то мы с ними сотрудничаем, и я всегда внимательно изучаю причину их предложений — или это просто желание облегчить себе жизнь, или необходимость, вытекающая из глубокого анализа.

— А трудовая инспекция какие полномочия имеет?

— Мы занимаемся превентивной и просветительской деятельностью по трудовым вопросам и охране труда, надзором, а также выполняем функции полицейского органа (судиться не помогаем, но даем консультации). То есть приходим на предприятие, выявляем нарушение и требуем его устранить. Наши инспекторы имеют право накладывать штрафы, а при реальной угрозе жизни и здоровью людей могут закрывать предприятие. За неподчинение можем возбудить уголовное дело против работодателя, впрочем, до этого пока не доходило, с нами предпочитают сотрудничать.

Кстати, работодатели к нам тоже нередко обращаются. Задают вопросы по охране труда, по опасному оборудованию, интересуются, как правильно уволить нерадивого работника, разрешить трудовой спор. Есть ведь и такие трудящиеся, которые, пользуясь хорошим знанием законов, ловят начальство на каждой мелочи.

— Судя по цифрам, ваши инспекторы работают на совесть. Чем стимулируете?

— Мы очень жестко оцениваем способности и возможности каждого сотрудника при приеме на работу, прогнозируем его возможную реакцию в той или иной ситуации. На два–три года приходится пара случаев брака. А вот головная наша боль — это текучесть кадров 18–20 процентов. Инженеры по охране труда сейчас очень востребованы, и наших специалистов переманивают большей зарплатой. Что тут можно сделать? В итоге сегодня у нас 12 вакансий (всего по Латвии работает 121 инспектор), но специалистов лишь бы каких мы не берем, нам нужны юристы и инженеры, разбирающиеся во множестве предметов — охране труда, опасном оборудовании, химии, новых европейских требованиях…

08.09.2005, 14:20

"Вести сегодня"


Написать комментарий