На минном поле

«Конституционный суд мешает работать!» - заявил премьер Айгарс Калвитис в прямом эфире Латвийского радио. И усугубил: надо бы его приструнить политическими методами.

Члены суда отреагировали тут же: политическое давление на суд в демократической стране недопустимо, поскольку он независим и должен обеспечить соблюдение законов.

Получается, глава правительства призвал к изменению государственного строя, тем самым грубо нарушив закон.

Если руководствоваться логикой анонимных экспертов, которые углядели в публикациях «Часа» «разжигание», то надо срочно бить в колокола и заводить уголовное дело.

После вызова в полицию безопасности я освежила в памяти юридические тонкости и попробовала всему, что говорилось в этой отдельно взятой передаче, дать юридическую интерпретацию.

Итог получился интересный. В течение часа, пока длилась эта передача, закон с точки зрения ретивых экспертов нарушался многократно.

Сначала было во всеуслышание зачитано заключение Бюро по борьбе с коррупцией об увольнении одного из сотрудников – Илмара Боде. Ранее выдержки из этого документа уже были преданы гласности через информационные агентства. В них шла речь о том, что уволенный употреблял наркотические средства, которые мешали ему работать. Если подходить очень строго, то эта информация не подлежит разглашению – согласно статье 7-й Закона о печати и других СМИ, потому что носит характер частный. Ведь речь идет о состоянии здоровья.

В прямой эфир дозвонилась бабуля, которая посетовала на огромное количество инородцев в стране и на то, что Латвия не в состоянии их прокормить. А значит, надо принимать меры: «Пусть бы уже уезжали! Надо что-то делать!»

Анонимные эксперты полиции бе- зопасности в этом месте должны были бы насторожиться и побежать за бумагой и ручкой: это ж 78-я статья!

Но более всего в этом смысле провинилось государство. Более 90 процентов сотрудников государственных учреждений – по национальности латыши. По официальной статистике именно эта группа населения получает наиболее высокую зарплату. Нельзя ли этот факт трактовать как создание привилегий по национальному признаку? Экспертам полиции бе- зопасности тут есть о чем задуматься…

Вопрос лишь в том, как далеко мы намерены зайти, пытаясь поймать друг друга на якобы имеющем место нарушении статей закона, не применявшихся со времен советской оккупации. Их формулировки настолько расплывчаты, что под них можно подвести кого угодно. Или кого властям выгодно.

Конечно, властям было бы легче нами править, если бы их решения всегда встречались долгими и продолжительными аплодисментами, если бы народ выходил на митинги, со слезами радости поддерживая повышение цен на медицинские услуги.

И если бы их мудрые указы не оспаривали всякие там суды – в том числе Конституционный, а теперь еще и Европейский. А пресса и прочие СМИ не вставляли палки в колеса, указывая на недостатки и задавая неудобные вопросы.

Но если бы суд и пресса давали бы бесконечные «одобрям-с» действиям властей, то называлось бы это – тоталитарный режим.

Но у нас все-таки демократия, власть народа. Во всяком случае, так записано в Конституции. И тот, кто против нее, сам попадает под статью.

18.04.2005, 08:28

chas-daily.com


Написать комментарий