Усложнять легко – тяжело упростить

Мы уже поднимали тему о работе Службы социальной помощи. Продолжая эту тему, мы побывали в городской думе, где у нас состоялась беседа с управляющей делами думы ХЕЛЕНОЙ СОЛДАТЕНОК. В свое время госпожа Солдатенок сама руководила Центром социальной помощи, и сейчас она курирует эту службу, знает все ее проблемы и делает все возможное для улучшения ее работы, чем заслуживает большое уважение горожан.

- От горожан-пенсионеров в газету «Миллион» и на телевидение поступают жалобы и нарекания на работу Службы социальной помощи. Первый из них – вопрос больших очередей в приемные дни.
- Избавиться от очередей практически невозможно. Как только мы увеличиваем количество работников, сразу поступают нарекания, что мы раздуваем штаты. Согласно республиканским стандартам, на 1000 человек полагается один социальный работник – для нормального качества работы этого недостаточно. Как только у нас начнет улучшаться жизненный уровень – очереди сами по себе пропадут.
Как правило, очереди возникают именно у кабинета, где принимают пенсионеров. Поясню, что я имею в виду: например, часто наблюдаю такую же картину возле супермаркета «Рими». Этот магазин открывается в 8:00, а в 7 часов возле магазина уже стоят в очереди люди. Просто это поколение любит находиться в очередях, общаться, они очень рано встают, и для них это стало привычкой – стоять в очередях, и перевоспитать их совершенно невозможно. Мы столько раз давали объявление: «Приходите после обеда, приходите ближе к вечеру, социальная служба работает до 18:00 часов два раза в неделю». Но все равно люди приходят утром, сидят в очереди и сами же возмущаются.
Мы сейчас рассматриваем вопрос реорганизации Службы соцпомощи. Возможно, будет организован прием горожан в микрорайонах – если не в этом году, то в следующем. Увеличивать количество приемных дней для пенсионеров нет возможности, потому что еще нужно работать с заявлениями, с документами. Их нужно обработать, к тому же, к сожалению, бюрократические требования в связи со вступлением в Евросоюз увеличились и все больше требуется бумаг. А работники социальной службы – тоже люди, которые получают совсем небольшие зарплаты.
- Однако люди в очереди говорят совершенно другое. Они недовольны тем, что им приходится столько ждать, и очень часто – безрезультатно. Многим социальная служба не компенсирует затраты по чекам за стоматологические услуги, посещение врача, за лекарства…
- Во-первых, все эти решения принимают депутаты в зависимости от финансовой возможности самоуправления. До этого года лекарства оплачивали через аптеку. В этом году мы поменяли систему компенсации. Сейчас мы выдаем деньги на руки людям, и они сами в любой аптеке идут и покупают лекарства, какие считают нужными. Однако есть один момент, который рассматривается индивидуально. Если у человека нет денег, чтобы купить лекарство или получить услугу специалиста – а в некоторых случаях деньги требуются немедленно, – таким мы помогаем в первую очередь.
- Вопрос получения денег авансом очень важен, потому что у человека часто не оказывается средств в самый критический момент. Объясните, как это осуществляется практически?
- Этот вопрос должно поднимать на социальном комитете руководство Службы соцпомощи. Я своей визой иногда разрешаю выдать деньги авансом, но в решении записано, что обычно компенсируется уже приобретенное. Руководство должно инициировать обсуждение этого вопроса на депутатской комиссии.
- А руководство социальной службы выходило на комиссию с таким предложением?
- Пока нет. В конце января мы утвердили бюджет, затем пошла предвыборная кампания. В ближайшее время мы этот вопрос обязательно вынесем на обсуждение социального комитета.
- Как соблюдаются сроки оформления документов, которые принимаются от посетителей?
- Бывают задержки по разным причинам: иногда требуются какие-то дополнительные документы, иногда это связано с большим объемом поданных заявлений – их обрабатывают всего два человека, а заявлений поступает в месяц не меньше тысячи. Я буду предлагать депутатам следующее: если принято решение думы о том, что такой-то категории положена льгота, то дополнительных заявлений не брать, достаточно решения депутатов. Это значительно уменьшило бы количество бумаг.
- Второй вопрос, не менее важный, который поднимают горожане – это информация в Службе социальной помощи только на одном – государственном – языке, что создает непонимание и неуверенность. Поступают предложения, чтобы информация была на двух языках.
- К сожалению, я должна сказать, что такой вариант информации в письменном виде запрещает Закон о государственном языке. Но в Службе социальной помощи есть консультант, который принимает всех желающих и разговаривает с посетителями на том языке, на каком они сами хотят. От физических лиц мы принимаем заявления и на русском языке, а наш переводчик переводит документы на государственный. Таким образом мы выходим из положения, но вынуждены содержать штатную единицу переводчика.
- Но всегда можно найти какой-то другой выход, альтернативу…
- Тогда, пожалуйста, обращайтесь к госпоже Мишке, которая контролирует выполнение Закона о госязыке. Если она придет к нам в думу и скажет, что мы имеем право на это, мы сделаем – никаких проблем.
А в заключение хочу сказать: надо искать выход из всех трудных ситуаций, думать, как улучшать работу. Самое главное для нас – чтобы человек ушел из любого учреждения с решенным вопросом, без слез и обид. Будем работать! Не надо бояться проблем, не надо их ретушировать и говорить, что их нет, а надо думать, как их решить.
Позволю себе прокомментировать вышесказанное. Сначала – что касается очередей в социальной службе. Конечно, госпожа Солдатенок, поколению людей, которые сейчас на пенсии или выходят на пенсию, пришлось пережить многое. Мы-то с вами знаем, сколько их было, этих очередей, и как это было мучительно. Да, это поколение привыкло стоять в очередях, но кто сказал, что им это нравится? Они и за независимость страны голосовали, может быть, для того, чтобы почувствовать себя действительно свободными – в том числе и от очередей.
Теперь – что касается информации на двух языках. Наш город действительно выделяется из всех городов Латвии своей многонациональностью, а Закон о государственном языке «причесал всех под одну гребенку». Но что, если закон ущемляет права граждан и неграждан, усложняет жизнь человеку, усложняет отношения между властью и законопослушными обывателями, вызывает непонимание, неуверенность, нервозность? И Ваше заявление, г-жа Солдатенок: «Тогда обращайтесь к г-же Мишке», – говорит о бесхребетности самоуправления. Разве вопрос защиты своих горожан – не прерогатива самоуправления? Если закон чего-то не учитывает, в него периодически вносятся поправки и дополнения, только с ними надо выходить на Кабинет министров и в Сейм. Закон – для человека, а не человек – для закона!

14.04.2005, 09:06

Алла ТЕРЕХОВА


Написать комментарий