Юрий Алексеев: На что надеялась Феня?

Нет на свете интереснее чтения, чем статистические сводки и таблицы


Главное — уметь их читать. Скажем, Центральная избирательная комиссия на прошлой неделе опубликовала подробный отчет о муниципальных выборах в Риге.

Труд огромный — сотни тысяч разнообразной цифири. Но если вглядеться, то картина открывается весьма показательная. Узнать можно все — от степени развития рижских районов до места проживания отдельных депутатов.


Вот, скажем, кандидат в депутаты от одной из маленьких партий какой-нибудь Янис Калниньш. Смотрим списки: по всем участкам города у него симпатии-антипатии избирателей “размазаны” тонким слоем — по 1—2 плюсика и также по 1—2 минусика. И вдруг на одном участке — сразу 7 плюсов, а у всех его конкурентов по списку — ровно столько же минусов. Значит, здесь он всей семьей сходил и проинструктировал, как правильно голосовать. (Плюс — себе и минус — всем остальным, это как бы сразу два голоса за себя любимого.)

Добрый и злой избиратель

Если же вообще посмотреть на списки партий с точки зрения количества плюсов и минусов, то обнаруживается значительное расхождение. Я даже посчитал среднее количество плюсов и минусов на бюллетень по разным партиям. Получилось, что избиратель с самой активной жизненной позицией, который ставит больше всего отметок (в среднем 3,21 на бюллетень) — это избиратель ЗаПЧЕЛ (см. график 1). Он же — и самый “добрый”. Разница плюсов и минусов у него — 2,5 (см. график 2). Самый “злой” избиратель, наставивший больше всего минусов своим депутатам — у Первой партии. Уровень свирепости его таков, что, скажем, г-жа Анна Крукле, прошедшая с четверкой лидеров в думу, уже имеет отрицательный баланс по личным голосам. Последнее странно: вроде партия-то “священников” — предположительно, людей кротких, благодатных. А поди ж ты! Какие адские страсти там горят.

Самый доверчивый избиратель — у г-на Репше. Большая часть его бюллетеней полетела в урну девственно чистыми. То есть как расставил их по порядку босс — так и надо, он лучше знает. Никакой самодеятельности!

В целом же русские избиратели больше любят своих кандидатов, чем латышские. Или просто хуже знают с плохой стороны.

Рига правая

Правая сторона Риги находится в Старом городе, престижном центре и Межапарке. Это — однозначно. В этих районах на избирательных участках лидируют списки “народников” и “священников”. Программа первых — скорейшая приватизация всего, что еще не успели стырить и развезти по офшорам (Латвэнерго, железная дорога и пр.). За них, естественно, голосуют чиновники и местная титульная буржуазия. Вторые, “священники” — партия просто довольных жизнью людей титульной национальности. Их девиз — “слава Богу, жизнь удалась”.

Вот непрестижный центр и ближнее Задвинье уже в основном голосуют за Репше. Электорат Репше — небогатый латыш, в принципе, не очень довольный жизнью, но все-таки оптимист. Этот небогатый латыш еще верит, что если поменять чиновников-воров на “честных чиновников” от г-на Репше, то жизнь сама собой наладится на халяву. То есть, судя по обилию дорогих автомобилей и особняков, в стране деньги есть. Надо только посадить к этим деньгам хорошего надсмотрщика. Эдакий латышский вариант веры в “доброго царя”.

Совсем непрестижный центр (типа улицы Валмиерас) и среднее Задвинье (вроде Агенскалнских сосен) голосует за социалистов г-на Боярса. Эти уже не верят в общее процветание ни при какой власти, и потому их интересуют личные немедленные (хоть и небольшие) блага в виде льгот, пенсий и пособий. Какого-то конкретного “гнезда” национально озабоченного электората ТБ/ДННЛ найти не удалось. Наши нацики ровным слоем размазаны по всему городу. Приверженность радикальным идеям межнациональных фобий — в нашей стране не имеет классовой основы. Это — возрастное, это пройдет.

Рига левая

Русские же в нашей стране традиционно обитают в панельных многоэтажках. Но есть одна особенность. В так называемых престижных спальных районах, где в последнее время селятся русские со средним и выше достатком (Пурвциемс, Плявниеки), с большим отрывом лидируют “пчелы”. У них — дети, их латышская реформа образования крепко зацепила за живое.

Но чем дальше от развитого Пурвциемса к забытой богом Болдерае — тем больше наблюдается приверженцев объединения “Родина-Дзимтене” — cоюза капиталиста-чудотворца Юрия Журавлева и его соратника, коммуниста Рубикса. Рубикон, где количество сторонников “пчел” и Журавлева с Рубиксом примерно равное, — Кенгарагс. Кстати, интересное наблюдение: если поставить рядом рыночную стоимость квадратного метра жилья со списком популярности “Дзимтене”, обнаружится прямая зависимость. Чем дешевле жилье — тем больше в том районе живет их электората.

И вот тут обнаружилось самое интересное. В некоторых районах, где русского избирателя традиционно мало (Чиекуркалнс, старая “маскачка”), вдруг выплыла масса приверженцев Рубикса и Журавлева. Откуда они взялись? Помните: предвыборные опросы давали “Родине” не более 4%, а на выборах получилось — целых 12%. Социологи ахнули. Откуда взялся непрогнозируемый прирост голосов в 8%? Русские обычно не стесняются своей крайней левизны, даже бравируют этим. Кто же постеснялся сказать правду? Теперь ясно, кто это, кто обеспечил неожиданный взлет “Родины” — обездоленные латыши!

Да и в самом деле, за кого голосовать латышу, который “против всех”? У него же нет ни одной действительно маргинальной партии. Так вот где воплотилась великая ленинская идея пролетарского интернационализма. В 21-м веке, в независимой Латвии, в Евросоюзе, наконец, возникла настоящая дружба народов! Латыш и русский, дружно взявшись за руки, пошли и проголосовали за Юрия Журавлева. И радио тут совершенно ни при чем.

Назад в будущее

Я взял себе за труд пометить в избирательных списках партий латышские имена-фамилии голубым цветом, а нелатышские — розовым. Картина получилась следующая: до выборов голубой и розовый цвета пестрели эдаким разноцветным заборчиком. А после выборов, когда избиратели расставили свои “крестики-нолики”, розовый цвет выпал в осадок в списках латышских партий. И наоборот — голубой оказался внизу списков русских партий. Кроме, естественно, пролетарской партии “Родина” — там интернационализм. Русские тщательно вымарали из списков латышские имена, а латыши — русские. И все вместе вычеркнули евреев. На всякий случай. Дошло до того, что даже в мононациональной голубых кровей партии ТБ/ДННЛ больше всего минусов получил несчастный Андрейс Пожарновс. Типа: знаем, конечно, что ты — латыш, но а вдруг?

Короче, интеграция набирает ход семимильными шагами. Только идет в противоположную сторону. И болью защемило сердце, когда увидел на последнем, 61-м месте списка партии Репше трогательное русское имя. Кандидата, которому электорат Репше поставил больше всего минусов, звали Феня Ломанова (именно так — FENA LOMANOVA). На что надеялась бедная Феня, идя на выборы? Ведь даже если бы Репше получил все 100% голосов, в думе-то всего 60 мест!

24.03.2005, 11:48

Коммерсант Baltic Daily


Темы: ,
Написать комментарий