Нашествие варвара

Было бы удивительно, если бы Квентин Тарантино, приехавший в Москву на открытие кинофестиваля, никого не удивил. Посещение могилы Пастернака под проливным дождем, попытка выпить кофе в закрытом кафе на Тверской — неожиданные поступки как нельзя лучше характеризуют экстравагантный нрав главного синефила планеты.

Особая банда

В Москву Тарантино приехал не один: его сопровождал продюсер почти всех его фильмов Лоуренс Бендер и актер Дэвид Кэррадайн, снявшийся в последней части “Убить Билла” (а в прошлом — звезда серии фильмов категории B Роджера Кормана и культового сериала “Кунфу”). Многие поторопились написать, что Тарантино извлек Кэррадайна из безвестности, однако это неправда: в безвестности патриарх знаменитого голливудского актерского клана (в кино работают его братья Кит и Роберт Кэррадайны, а также его дочь и племянницы) никогда не прозябал. А на церемонии открытия засветился даже сам “крестный отец” Тарантино — глава компании Miramax Харви Вайнштейн, закуривший прямо на сцене. Чтобы попасть на пресс-конференцию Тарантино и компании, места пришлось занимать за час, столько было желающих. На встрече с журналистами режиссер появился в костюме и галстуке. Впрочем, на его поведении это никак не отразилось: говорил он, как всегда, много и быстро, активно жестикулировал, однако вел себя очень корректно, на вопросы отвечал уважительно и понтов не кидал. К тому же показал себя ценителем русской культуры и не только в ее поверхностном варианте. Например, посетил Музей кино, чтобы посмотреть на костюмы к “Ивану Грозному” Эйзенштейна. “Я видел фильм Эйзенштейна, и он мне очень нравился, но когда я прикоснулся к костюмам своими руками, произошла химическая реакция, теперь эта лента живет в моем сердце”. Тарантино признался, что его потрясло обилие памятников поэтам на улицах Москвы. “Я и раньше знал, что в России сильна литературная традиция, но был удивлен — такого количества памятников поэтам в городах вы не встретите нигде — ни в Америке, ни в Англии”. Отчасти этим удивлением объяснил режиссер и свое стремление посетить могилу Пастернака на кладбище в Переделкине.

Конкурент Станиславского

Тему русской культуры продолжил Дэвид Кэррадайн, начавший пресс-конференцию с привычных для американских звезд заклятий: МХАТ, система Станиславского — такова сфера его интересов в Москве. Однако тут же огорошил присутствующих неожиданным заявлением: “Я не фанат системы Станиславского, на которую до сих пор ориентируется Голливуд. Сам я пользуюсь методикой Болеславского, которая изложена более компактно”. Тут все решили, что актер прикалывается, однако он на полном серьезе продолжил: "Театральный теоретик Болеславский жил во времена Станиславского, затем эмигрировал в Америку, поставил несколько фильмов. Я — фанат его книжки под названием “Шесть уроков актерского мастерства” — скупаю ее пачками и раздаю всем желающим". Естественно, желающие объявились и в Москве, но книжки этой актер, к сожалению, не захватил.

Реальнее реальности

Когда разговор наконец зашел о кино, Тарантино признался: "Для меня кино — абсолютный приоритет, оно важнее и политики, и бизнеса. Я существую в универсуме кино, для меня оно реальнее любой реальности. Поэтому и фирму свою я назвал A Band Apart в честь знаменитого фильма Жана Люка Годара “Особая банда”. Мы действительно особая банда, мы всегда были маргиналами, нас напрасно представляют воротилами шоу-бизнеса. Я никогда не стремился снимать кино на потребу публики, но, используя в своих фильмах отсылки к разным кинотрадициям, хотел задействовать разные целевые аудитории". Этим, в частности, режиссер объясняет тот факт, что в Европе его фильмы лучше принимают, чем в Америке, где мало кто знает европейское кино.

Напоследок Тарантино доходчиво объяснил, почему в его лентах столько насилия. “Честно говоря, мне плевать на насилие. Но согласитесь, когда в кадре появляется пистолет, история становится для зрителя более интересной”. Спорить с ним никто не стал. Зато все признали, что Тарантино оказался более изысканным и приятным в общении человеком, чем можно было предполагать.

В честь Тарантино на церемонии открытия фестиваля выступила русская группа “Уматурман”. Ее композицию сопровождал интересный видеоряд: нарезка из фильмов, где в разные годы снималась Ума Турман, склеенная с эпизодами из всенародно любимых советских картин — от “Служебного романа” до “Мимино”. Между тем в Москву приехал английский актер Руперт Эверетт, сыгравший агента КГБ в конкурсном фильме “Иная лояльность” Марека Каневски. Как выяснилось, Эверетт хорошо знает и любит Москву, потому что провел здесь несколько лет в начале 1990-х во время съемок “Тихого Дона” Сергея Бондарчука (он играл роль Григория Мелехова). Кстати, появления незаконченной картины Бондарчука на российских экранах ждут в конце 2004 года.

21.06.2004, 14:12

"Телеграф"


Написать комментарий