Напрасно старушка ждет сына домой

Идут судебные слушания по обвинению Геннадия С. по статьям 125 (3) Уголовного закона Латвии – причинение умышленного тяжкого повреждения, которое по неосторожности виновного явилось причиной смерти потерпевшего и 180(2) – кража, мошенничество, совершенные повторно. Потерпевшей по делу считается Моника В. – старушка, сын которой скончался от полученных травм. Сама она живет в Даугавпилсе, присматривает за ней соседка – в таком почтенном возрасте без посторонней помощи не обойтись. Сын жил в районе и в общем-то был для матери единственной опрой и надеждой. И вот его не стало... Как доживать?

Трагедия произошла 13 июня 2004 года в частном доме Вецсалиенской волости, где и жил потерпевший. Согласно обвинительному заключению, ссора произошла во время совместного распития спиртных напитков. Ранее судимый за кражи Геннадий С. в пылу возникшей ссоры несколько раз ударил собеседника обухом топора по голове, от чего последний вскоре и скончался. Как же выжить, если даже перечень травм действует угнетающе: закрытая травма головы, сквозные раны лица, кровоподтек в области виска – ужас! Смерть наступила от перелома черепа. Геннадий, оставив еще живого хозяина, прихватил с собой 20 латов и был таков.

По показаниям подсудимого, тот день у него начался с похода по озерам. Но рыбаков видно не было, с рыбным уловом тоже не повезло. Взял он литр самогона и пришел в гости к Андреичу. Посидели – выпили. Геннадий там и остался ночевать. На следующий день в воскресенье прикупили у соседки мясца и взяли еще литр самогона. Геннадий стал свежанинку жарить, а хозяин принялся вход в дом и окна запирать. По словам подсудимого, он чего-то опасался, а потому дверь закрывал на тугие запоры и при себе держал топор.

Мясо поджарилось, и снова началось застолье, в ходе которого Андреич, якобы, пообещал Геннадию 20 латов взаймы. Деньги у него были – только что пенсию получил. По словам подсудимого, хозяин, как подопьет, становился агрессивным. Главное – все пытался поведать про то, как шахтером уголек рубал. А Геннадий раз сто этот рассказ слышал и надоел он ему до скрежета зубовного. Он ему:
«Андреич, успокойся!» – а тот за нож хвататься. Опять же претензии высказывал, что мясо приятель плохо поджарил. Ну и взялся Геннадий за топор. По его словам, убивать и в мыслях не было – хотел бы убить, бил бы не обухом, а острием. Но очень сомневался, что мог столько ударов обухом нанести, заявив: «Я же не мясник». Когда хозяин упал, решил, что пора ему восвояси убираться. Однако взять двадцатку не забыл. По его словам, когда уходил, Андреич был жив.

Вину свою подсудимый признал полностью. Сомневался только: «Может быть, и засильно я ударил, но никак не мог столько раз бить. Не сильно ведь пьяный был – всего по пол-литра на человека и вышло. Хозяин-то постарше был – ему хватило. Я же хотел его просто успокоить». (Ничего себе «просто успокоить» – обухом по голове, проломив череп!)

На вопрос судьи, что ему мешало просто уйти, если раздражали речи потерпевшего, Геннадий ответил, что запоры тугие, просто так от-крыть было затруднительно. Пришлось молотком отбивать. (Отбил бы раньше – зачем за топор-то хватался?)

Слово предоставили матери погибшего – 95 летней старушке. Разве можно было предположить, что ей доведется пережить сына? Она говорила, что жили они хорошо, но пришлось перехать в город, чтобы подлечиться. С кем сын дружбу водил, кто к нему приходил – не знает. Бабушка, которая еле-еле могла говорить, сетовала: «Как это можно человека убить, как только рука поднялась? Теперь сына нет, здоровья нет – как дожить последние годы, неизвестно». Жалко ее – спокойно умереть не дали. В 95 лет пришлось самой сына хоронить.

Следующее судебное заседание состоится в феврале.

03.02.2005, 08:50

"Миллион"


Написать комментарий