«Лесные братья» объявлены святыми

На 50 латов в месяц больше отныне будут получать "участники национального сопротивления" — так вчера решил парламент ЛР. В тот день, когда Вайра Вике–Фрейберга выражала скорбь по погибшим в крупнейшем нацистском концлагере, "титульное" большинство сейма проголосовало за прибавку к пенсиям тем, кто стрелял в спину латышским крестьянам, вступавшим в колхозы, убивал учителей, агрономов и милиционеров


И трусовато обходил стороной части Советской армии, хотя немецкий абвер создавал группы “межа каки” именно для борьбы в ее тылу. Первым на трибуну для прославления бандитов послевоенного времени поднялся Петерис Симсонс (Первая партия), всячески напирающий в своей политической деятельности на то, что он сам и его родственники были репрессированы. В своей речи г–н Симсонс трогательно вещал о том, что в рядах “движения сопротивления” были “гимназисты и студенты”, как–то забывая о том, что в Курляндском котле после капитуляции группы армий “Норд” скрывались тысячи профессиональных головорезов из 19–й дивизии Waffen SS, которые–то и составили костяк послевоенных банд, выжигать которых МГБ пришлось целых десять лет. Безусловно, пострадали при этом и невиновные — но действия властей по наведению порядка ничем не отличались, скажем, от Франции, где после войны отлавливали и расстреливали предателей–вишистов.


Ваш автор напомнил об этих обстоятельствах коллегам–депутатам, а равно и о том, что негоже в день памяти жертв Освенцима так уж плевать в лицо тем, кого сослуживцы “лесных братьев” по полицейским батальонам депортировали из Белоруссии и Псковской области, сжигая их деревни дотла. Увы, эти люди в отличие от экс–"межабралей" повышенную пенсию не получают…

— Такое мог сказать только ультрашовинист, выросший в военной семье! — заявил на это Добелис. По словам “железного Юрика” из TB/LNNK, репрессии шли не только после войны, но и в 1985 году, когда у него на квартире был обыск. Но “люди, для которых Латвия — только место жительства, этого никогда не поймут”. Правда, в биографии г–на Добелиса факт его “активного сопротивления оккупантам” в бытность инженером республиканского объединения “Лаукцелтниекс” почему–то отсутствует. Из этого можно сделать вывод, что обыск у господина проводился не по политическим, а, скажем так, по бытовым мотивам…

“Народник” Дзинтарс Абикис провозгласил, что “нет более святой борьбы”, которую вели “национальные партизаны”, и спасибо правительству Айгара Калвитиса (рекламная вставка Народной партии!), что оно пошло им навстречу. Увы, этого не сделали в свое время правительства стран Запада, которые заключили с СССР ялтинские соглашения, — а как “межабрали” надеялись на английский десант!

“Почему вы обвиняете их и называете убийцами? Кто дал вам право?” — возмущался Абикис. “Тэбэшник” Петерис Табунс пошел еще дальше: “Это же не депутаты, это посланники России! Мера вседозволенности переполнена! Они позволяют себе антигосударственные действия! Антигосударственные депутаты не могут здесь находиться!”

Вторично выступивший Симсонс договорился до того, что Освенцим Красная армия… не освобождала, а просто “вошла туда, потому что оттуда ушли немцы”, которые, видите ли, были настолько гуманны, что не стали забирать с собой оставшихся в живых узников…

Оргию нациков на трибуне сейма неоднократно прерывали депутаты ЗаПЧЕЛ. Председатель нашей фракции  Яков Плинер напомнил, что жертвами “лесных братьев” после войны зачастую были совсем молодые ребята и девушки, осмелившиеся вступить в комсомол. В Талсинском районе, где Я. Плинер работал учителем в 70–е годы, полушепотом рассказывали, как бандиты застрелили одну из немногих грамотных крестьянок, которая устроилась на работу в сельсовет печатать на машинке… “Национальные партизаны” воевали против союзников, а союзники — против фашизма, — логично рассудил  Александр Барташевич (ПНС). — Присуждая повышенные пенсии “национальным партизанам”, мы забываем о жертвах фашизма. Бывших нацистов — а нацисты не могут быть бывшими — предлагают наградить за счет налогоплательщиков! В нашем государстве, где сторонники нацистов и глашатаи нацистских идей в основном находятся в государственных учреждениях и только тратят чужие финансовые средства, а государственную кассу своими налогами пополняют в основном потомки тех людей, кто брал Берлин, подобное предложение звучит особенно цинично, особенно унизительно!"

Резюме отношения ко Второй мировой войне в сейме Латвии подчеркнуло итоговое голосование — все фракции, кроме ЗаПЧЕЛ, ПНС и Соцпартии, проголосовали за предоставление “межабралям” желанной прибавки к пенсиям. Стоит отметить, что “за” голосовали и Дайнис Турлайс, и  Анатолий Мацкевич, и Павел Максимов (все — Первая партия). Вот такая вот "интеграция"…

Националистические страсти в парламенте еще долго не могли улечься. Особенно рвался на трибуну Добелис. Например, когда по вопросу создания в Латвии института военных судов депутат Бузаев иронично заметил, что “в случае войны с Россией или Белоруссией данные органы юстиции попросту не успеют начать свою работу, и не означает ли это угрозу войны с Литвой и Эстонией?”, Добелис заявил: “Если на нас нападет Россия или Белоруссия, это будет нападение не на Латвию, а на НАТО! Поэтому ваши надежды на нападение России можете закопать в песочнице и поставить памятник!”

Правда, Добелис допустил, что “какие–то банды” могут развернуть здесь враждебную деятельность, и вот тогда придется вводить чрезвычайное положение и даже… отправить в военные суды некоторых нелояльных политиков, которые слишком часто, по мнению Добелиса, используют слово “фашист”. Хотя, честно говоря, как же их после всего этого иначе называть?

28.01.2005, 13:12

Николай КАБАНОВ, Вести сегодня


Написать комментарий