Малой кровью, на чужой территории…

Хотя концепция внешней политики Латвии еще официально не утверждена, МИД ЛР приступил к исполнению ее положений об "объективном исследовании и точном изложении истории XX века". Акцию, проводимую посольством Латвии в РФ и Фондом Конрада Аденауэра, нельзя охарактеризовать иначе как экспорт "теории оккупации".

Итак, на 3–4 февраля запланирована конференция “Международный кризис 1939–1941 гг.: от советско–германских договоров 1939 года до нападения Германии на СССР”, которая, в точном соответствии с недавней декларацией президента Латвии Вайры Вике–Фрейберги, начинает историю Второй мировой войны с пакта Молотова — Риббентропа, а не с Мюнхенского сговора Англии и Франции с Германией, открывшего Гитлеру дорогу к захвату Чехословакии и Европы.

Занятно, что начать конференцию предложили российскому академику Александру Агановичу Чубарьяну. Таким образом маститое светило, поступившее в МГУ при Сталине, защитившее кандидатскую при Хрущеве и преподававшее в Дипакадемии при Брежневе, под венец своей научной карьеры выступит трио с официальным историком латышского легиона Waffen SS Инесисом Фелдманисом и академиком Айваром Странгой, который зачитает реферат “Внутриполитическое положение в Латвии накануне советской оккупации”. Представитель российского Института военной истории А. С. Орлов — автор популярной книжки “Тайная война сверхдержав” — порадует публику докладом “Пакт Молотова — Риббентропа, подписание и последствия”.

Между тем известный эстонский писатель, поэт и историк Уно Лахт выразил корреспонденту ИА REGNUM недоумение по поводу намерения Российской академии наук принять участие в столь пропагандном мероприятии. Составитель знаменитого “протокола Карикоски”, рассказавшего о зверствах
профашистской военизированной организации Omakaitse в отношении просоветского населения Эстонии и евреев в 1941 году, ветеран Эстонского стрелкового корпуса Красной армии Уно Лахт считает, что проведение подобной конференции — “абсолютная мура”.

“Что там изучать? Несколько страниц, написанных военным языком. Примитивный документ, который глупо демонизировать, — считает У. Лахт. — У пакта очень грустная и короткая судьба документа — он в юридическом и политическом смысле просуществовал недолго, до лета 1941 года, когда Гитлер напал на Сталина. Первые выстрелы 22 июня его аннулировали”.

Союзники СССР во Второй мировой согласились с присоединением Прибалтийских республик к СССР задолго до Ялтинской конференции весной 1945 года: “Есть документы, прямо говорящие, что британский премьер–министр Уинстон Черчилль согласился с вхождением за четыре года до Ялты, а американский президент Фрэнклин Д. Рузвельт дал согласие на присоединение Эстонии, Латвии и Литвы к СССР сразу после Перл–Харбора, в начале 1942 года, когда оформлялся ленд–лиз”.

Куда интереснее для историков была бы тема фашистских диктатур, созданных в Эстонии, Латвии и Литве в 30–х. “Это были антидемократические режимы, сотни людей были брошены в тюрьмы, тысячи были вынуждены бежать из страны. Парламенты были разогнаны, а всем управляли диктаторы, подчиненные им военные силы и фашистские организации, ориентированные на нацистскую Германию”, — указал Лахт, пояснив, что эти режимы вызвали настолько активное беспокойство Великобритании и ее союзников, что с лета 1935 года Запад блокировал морскую торговлю с Эстонией, что там существовали даже так называемые “сахарные чеки”.

Остается лишь поражаться тому, как государственные российские организации — в данном случае РАН — идут на поводу тех, кто, спекулируя на событиях 65–летней давности, оправдывает ими дискриминацию русских Балтии и геополитическое вытеснение России из региона. Что ж, как говорится, гранты не пахнут…

19.01.2005, 12:27

"Вести сегодня"


Написать комментарий