Оптимистическая трагедия

фото автора
фото автора
Читателей газеты продолжает волновать судьба украденного 16 лет назад в Даугавпилсе мальчика и его семьи. Произошла встреча родных людей, и уже можно рассказать подробности, от которых до поры до времени просили воздержаться работники Сиротского суда.

Как распутался клубок

Наверное, если бы не внимание к судьбам подопечных председателя Сиротского суда Лигиты Стразды, это дело так и осталось бы нераскрытым. В силу своего профессионального опыта она обратила внимание на некоторые имевшие место совпадения. Итак, задержанная по подозрению в краже полицией женщина оказалась матерью подростка, у которого отсутствовал персональный код. Именно Сиротский суд выяснил, что ребенок не зарегистрирован в базе данных жителей Латвии, у него нет персонального кода, свидетельства о рождении. До этого мать, ссылалась на потерю документов, утверждала, что день рождения ребенка – 29 декабря. После разговора с работниками Сиротского суда женщина призналась: мальчик – не ее родной сын, но этот факт никому не известен. Якобы в 1992м его привез из Дагестана покойный супруг, отец ребенка. Вот тут-то Лигита и вспомнила о пропавшем в Даугавпилсе в это же время грудничке. А что, если это один и тот же ребенок? В 2003м году процесс был прекращен по истечении срока давности. Но какой срок давности у материнской надежды? Мать продолжала ждать, через газету просила тех, у кого находится ее мальчик, сообщить хотя бы, что он жив и здоров. После беседы с ней из Сиротского суда молниеносно поступило заявление в полицию с просьбой о возбуждении уголовного процесса. Сиротский суд при возбуждении административного дела назначил опекуна, представляющего интересы и права ребенка. Было решено произвести необходимый в данном случае анализ ДНК ребенка и предполагаемой биологической матери – женщины, у которой был украден ребенок. Финансовую помощь в связи с этим оказало городское Управление социальных дел.

Тайна, покрытая мраком

Что было на самом деле 16 лет назад, выяснять теперь никто не будет. Женщина уверяет, что младенца в дом принес покойный муж. Настоящей матери знакомые теперь рассказали: что женщина якобы признавалась, что она украла ребенка. Чтобы избежать развода, она симулировала беременность, а потом украла ребенка и сказала, что родила. И все ей поверили.

Ирина, которой сейчас 42 года, в тот роковой день на минуту зашла в магазин за молоком. Ей и сейчас тяжело вспоминать тот момент, когда она вышла и не увидела на месте коляски.

Сначала прохожие сказали, что коляску увезли дети. Я металась по улице, спрашивала всех встречных, не видели ли коляску с голубым бантом. А потом одна бабушка сообщила, что нашла в подъезде пустую коляску. Жить больше не хотелось.

Пасхальный подарок

Говорят, что чудес не бывает. Но перед Пасхой состоялась встреча матери с пропавшим сыном. Мальчик познакомился со своей родной бабушкой, с дядей, и скоро предстоит встреча с дедушкой. На первой встрече подросток был немного замкнут, а когда встретились снова, то он был более разговорчив и открыт. Ему тяжело сейчас привыкнуть, что у него столько родственников, ведь в семье, которая его воспитала, все продолжают любить мальчика и говорят, что их отношение к нему по-прежнему останется, как к родному. Приемная мать скрывала даже от родных сестер, что это не ее ребенок.

Ирина, обретшая сына, живет с радостью на душе. Она начала дома ремонт. Ее нынешний муж – мастер на все руки, в основном, и делает ремонт. Он сказал, что с радостью примет сына своей супруги. Родной отец узнал о том, что нашелся его ребенок, из газет. Сейчас он ждет первой встречи с сыном, когда она произойдет – ему пока не известно.

Сейчас он живет со своей второй женой, тремя детьми (12, 5 и 7 лет) и мамой на хуторе. Держит хозяйство.

Он вспоминает, что в тот день, когда пропал малыш, он вернулся с работы домой и нашел дома записку от жены: “Ушла за пособием”. Ждал, но прошел час, два… Звонок в дверь – мужчина в штатском сообщает, что у него пропал ребенок. Но полиция и детективы ребенка так и не нашли. Отец говорит, что он за этот месяц поседел…

–Я уехал жить к матери, а через какое-то время жена сказала, что подает на развод, – вспоминает он. – Возможно, именно пропажа ребенка сыграла роковую роль при распаде семьи….

Ему трудно сказать, как будут складываться его отношения с сыном, но он выразил готовность и желание взять ребенка в свою семью – конечно же, если подросток сам этого захочет.

Айварс ЗИЕМЕЛЬНИЕКС

09.04.2008, 14:32

"Экспресс Неделя"


Написать комментарий