Кому реформа, а кому – оккупация

По правде говоря, такая задача стояла перед делегацией латвийских школьников, которые по приглашению Татьяны Жданок прибыли на этой неделе в Европарламент для участия в заседании интергруппы ЕП по правам традиционных нацменьшинств. Но с их миссией блестяще справились депутаты-«тевземцы» Инесе Вайдере и Гунтарс Крастс


Евродепутаты от ТБ показали в Страсбуре истинный смысл закона об образовании


Они явились на заседание вместо своего коллеги по партии Гиртса Кристовскиса, который обещал присутствовать, однако остался в Риге праздновать 86-летие латвийской государственности. Заметим: ни Вайдере, ни Крастс не являются членами интергруппы Европарламента, созданной недавно с подачи евродепутата от ЗаПЧЕЛ Татьяны Жданок. Однако, услышав, что в Страсбуре высадился очередной десант защитников русских школ, они посчитали своим долгом выступить на встрече со своим видением латвийской ситуации. И… сами себя высекли.

Заседание открыла зампредседателя интергруппы Татьяна Жданок, которая пояснила присутствующим, что латвийский закон об образовании значительно изменил и без того непростое положение русских, чьи школы не один век существовали на территории Латвии, но после 1 сентября 2004 года формально и по сути перестали быть русскими. После чего ведущий заседания, сопредседатель интергруппы, евродепутат из Венгрии Чаба Табаджи, предоставил слово делегату парламентской ассамблеи Совета Европы от Латвии Борису Цилевичу, который специально прибыл в Страсбур для участия в этом заседании.

За 10 минут  Борис Цилевич виртуозно разложил ситуацию с правами нацменьшинств в Латвии. Говоря о законе об образовании, он отметил, что решения, касающиеся нацменьшинств и кардинально меняющие их положение, традиционно принимаются в Латвии без их участия. Обратил внимание Борис Цилевич и на снижение качества знаний у русских школьников после начала реформирования, что в скором будущем приведет их к маргинализации.

- Мои оппоненты часто упрекают меня в том, что я говорю с чужого, московского, голоса, – сказал Борис Цилевич. – Но я гражданин Латвии, родился в этой стране. Мы здесь не колонисты, и сегодня надо говорить прежде всего о профессиональности реформы. Я убежден, что нам необходима скорейшая международная экспертиза качества образования в наших школах.

Далее по плану должны были выступать латвийские школьники и прибывший с ними учитель 40-й школы Владислав Рафальский. Но слово довольно бесцеремонно взяла Инесе Вайдере. Она заявила, что категорически не согласна с мнением Жданок и Цилевича, которые занимаются в Европе демонизацией Латвии. На самом же деле в стране нет никакой дискриминации, все довольны реформой и понимают, что она направлена лишь на то, чтобы русские дети знали латышский язык.

- Все еврокомиссары, которые инспектировали Латвию, признали, что закон об образовании не находится в противоречии с европейскими нормами демократии, – сказала Вайдере. – И вообще Латвия – уникальная страна, она много лет была оккупирована и русские до сих пор не считают нужным учить латышский язык.

По Вайдере вышло, что закон об образовании – это историческая месть русским «колонистам» за их присутствие на латвийской земле. Во всяком случае, именно так после заседания выступление «тевземки» расценили члены интергруппы.

Гунтарс Крастс продолжил «свежую» мысль коллеги. Для всех присутствующих было очевидно, что он пытается затянуть время, чтобы не дать высказаться русским школьникам. Крастс снова завел заезженную пластинку об оккупации, заметив, что, несмотря на страдания латышского народа, он остается толерантным по отношению к нацменьшинствам: недаром Латвия одной из первых постсоветских республик открыла национальные школы, работающие на восьми языках («Час», правда, насчитал только шесть).

Тут терпение одного из членов интергруппы евродепутата от Чехии Яромира Количека иссякло. Он прервал оратора, возразив ему, что цель встречи – обсуждение не оккупации, а положения нацменьшинств в Латвии. Ведущий предоставил слово Владиславу Рафальскому. Забегая вперед, заметим, что только он и успел выступить от латвийской делегации, однако этого было более чем достаточно.

- Сколько можно петь одну и ту же песню! – воскликнул учитель, поворачиваясь к Вайдере и Крастсу. – Наши ученики сегодня не знают ни математики, ни физики, ни химии только потому, что эти предметы преподаются по-латышски. Вы убиваете наших детей, вы убиваете их надежды на будущее! С нами вы уже рассчитались за оккупацию, наделив даже тех, кто родился в Латвии, непонятным в мире статусом alien . Хотите посмотреть, что написано в моем документе? – обратился Рафальский к г-ну Количеку и протянул ему паспорт.

Члены интергруппы, передавая друг другу «фиолетовое чудо», с изумлением рассматривали его и качали головой.

Лицо г-жи Вайдере залилось краской. Она явно передозировала с оккупацией, тем самым настроив интергруппу против официальной линии латвийского государства.

Подводя итог дискуссии, г-н Табаджи подчеркнул очевидно дискриминационный характер латвийского закона об образовании и напомнил, что в комфортном положении нацменьшинств должны быть заинтересованы не столько они сами, сколько национальное большинство.

- Интергруппа еще вернется к этой проблеме на своих следующих заседаниях, – пообещал Чаба Табаджи.

(Более подробно о Страсбурских встречах – в последующих номерах «Часа».)

19.11.2004, 00:46

chas-daily.com


Написать комментарий