Незаконнорожденные

Домашние роды в Латвии не запрещены, но и не разрешены.

“Не будем мы регистрировать вашего ребенка! — заявили молодой мамочке в столичном ЗАГСе. — Потому что, может быть, он и не ваш. А может, вообще никакого ребенка нет…” Звучит грубо и глупо. Но именно в такой форме рижские чиновники поставили двух розовощеких и вполне реальных младенцев вне закона. Провинились детки тем, что осмелились появиться на свет не в больнице, а дома.

Нет подписи — нет ребенка

Без бумажки ты букашка. Прописную истину старых времен никто не отменял, и эта детективная история — очередное тому подтверждение. В нешуточный скандал, который разгорелся вокруг двух новорожденных, ввязались правозащитники и пресса. Но наши родные чиновники до последнего продолжали твердить: “Ничего не знаем и бумаги младенцам не дадим”. Между делом оказалось, что рожать дома наше законодательство не запрещает. Оно запрещает не иметь свидетельства из роддома за подписью врача. Поскольку роды в обоих случаях принимали акушерки, нужная подпись в справке отсутствовала. Выходит, нет подписи — нет ребенка.
Наконец в несуразное дело вмешался лично мэр Риги Гундар Боярс: “Детей — зарегистрировать, а в деле — разобраться!”
Параллельно с мэром историю о “незаконнорожденных” начал расследовать Телеграф.

Ужас перед больницей

Первые домашние роды, о которых стало официально известно, в Риге произошли семь месяцев назад. Молодой маме помогала акушерка, и разрешение от бремени окончилось благополучно. Но уже через несколько дней родителей ожидал шок: сотрудники ЗАГСа отказались регистрировать младенца. Шум поднялся не сразу. Очевидно, мама с папой надеялись, что чиновники со временем образумятся, но этого не произошло. Целых семь месяцев розовощекий малыш рос без документов, а его родители не получали ни пособия по рождению, ни ежемесячных денег на уход за крохой.
Трудно сказать, что было бы дальше, не появись другая семья, последовавшая опыту домашних родов. Лига Хирта замужем за немцем, а в Германии дома рожает каждая шестая женщина.
— Я всегда до ужаса боялась больниц, — призналась Лига в беседе с Телеграфом. — Забеременев, стала искать варианты, но ни одна из клиник страны не внушала мне достаточного доверия. Я думала так: там чуть что — сразу стимуляция, уколы, лекарства. А я — за то, чтобы роды проходили естественно. Поэтому, посоветовавшись с мужем, мы начали поиск опытной акушерки. Одним из требований было, чтобы она владела немецким языком.
Такая акушерка, на радость молодой семье, нашлась довольно скоро. Зовут ее Рудите Брувере, и Лига отзывается о ней, как о профессионале высшего класса.
— С Рудите мне совсем не было страшно, — говорит она, — хоть я и трусишка.
Первое время акушерка и семья присматривались друг к другу. Лига задавала Рудите разные каверзные вопросы, на которые та отвечала без запинки. Акушерка, в свою очередь, хотела убедиться, что будущая мама здорова и в родах не ожидается никаких осложнений. Наконец обе стороны сказали решительное “да”, и Лига стала готовиться к домашним родам.

Или дома, или в Германии

Муж-немец оказался на высоте: во время родов в обморок не падал, помогал супруге добрым словом и участием. Все, по мнению Лиги, обошлось прекрасно.
— Я, конечно, понимаю, что решение рожать дома требует немалого мужества. Это большая ответственность, — говорит она теперь, нянча проснувшегося малыша. — Но если я забеременею снова, тоже обязательно буду рожать дома. Если мы с мужем не
уедем в Германию. Там, знаете, и в больнице лежать не так страшно, как в Латвии.
Поведением чиновников семья шокирована. Если и после распоряжения мэра ребенка не зарегистрируют, Лига намерена судиться (первое рассмотрение ее дела назначено уже на 11 ноября).

Непорядок в голове

Интересы обеих семей в суде представляет руководитель Института медицинских прав Солвита Олсена. Эти случаи она считает и трагичными и курьезными одновременно.
— Заметьте, что с законодательством в Латвии все в порядке, — сказала Солвита в беседе с Телеграфом, — беспорядок царит исключительно в головах чиновников, которые неверно интерпретируют правила регистрации. Совершенно точно известно, что это — не первые домашние роды в стране. Однако раньше в оформлении документов ни одному ребенку отказано не было. В ЗАГСе прямо сказали, что таким образом они хотят наказать не родителей, а акушерку, которая, по их мнению, нарушила закон.
Солвита Олсена рассказывает, что ее задача — не только добиться регистрации “домашних” деток, но и получить компенсацию для родителей за причиненный им моральный ущерб. А он велик. Представляете, каково это: семь месяцев ждать, пока твоего родного сыночка удосужатся признать реально существующим?
— Особенно переживает первая потерпевшая, — говорит юрист, — все семь месяцев она не получала от государства денег, не могла записать своего ребенка в очередь в детский садик или выехать с ним из страны. Да и суд стоит денег. Поэтому первая мамочка намерена требовать компенсацию в размере 5 тысяч латов, а Лига — 1 тысячу латов.
По мнению Солвиты, в скандале виновны не только работники, но и врачи-гинекологи, которые боятся потерять контроль над акушерками, а вместе с контролем — и работу. Вот такая нездоровая конкуренция на пороге родильного зала.

А если — кровотечение?

Гинекологи с постановкой вопроса не согласны. Что значит, потерять работу? Если хорошая акушерка найдет клиента-частника, то врач уж тем более не останется без дела. Это вопрос не денежный, а нравственный, сообщила Телеграфу директор Рижского роддома Илзе Лиетувиете.
— Да, по нынешним правилам акушерка имеет полное право принимать роды без присутствия врача, — говорит госпожа Лиетувиете. — Мы опросили своих работниц, чтобы выяснить, готовы ли они к такой самостоятельности. Все — подчеркиваю, все наши акушерки, ответили отрицательно. Меня порадовало, что работницы понимают степень ответственности в случае малейших осложнений. А ведь можно сказать, что именно у нас работают самые профессиональные акушерки страны!
— Ведь в больнице всегда поблизости находится врач, — говорит директор, — который не вправе отказать вам в помощи. Домашние роды — это другое. Это всегда большой риск. Женщина имеет право на выбор, но акушерки Латвии, простите, к такой работе совсем не готовы. Бывает, будущая мама прекрасно себя чувствует, плод тоже правильно расположен. Но во время родов вдруг — осложнение. Например, матка неправильно раскрылась или возникло кровотечение. Что тогда? Акушерка, во-первых, должна иметь с собой максимальное оборудование для оказания срочной помощи. Во-вторых, ближайшая “скорая” тоже должна быть в полной готовности забрать женщину в больницу.
А это значит, что и роддом обязан быть начеку.

Мятежницы

Дело о мятежных акушерках, принимающих роды на дому, на прошлой неделе оценивала подкомиссия Сейма по демографическому развитию. На заседании подкомиссии выслушали доклад представителя Латвийской ассоциации акушерок Астриды Миллере. Та заявила, что ничего необычного в домашних родах не видит и что весь сыр-бор разгорелся без повода.
— Я сама помогала примерно тридцати женщинам разрешиться от бремени в домашних условиях, — сообщила госпожа Миллере, — и ничего страшного при этом не произошло.
От такого заявления подкомиссия впала в шок. Тут, понимаете ли, рассматривается вопрос о двух “незаконнорожденных”, а по стране ножками ходят уже сотни таких детей! Депутаты приказали Министерству здравоохранения оценить поведение акушерки. Заодно запрос отправили и в Минюст — пусть юристы разберутся, не нарушил ли чего Гундар Боярс, когда попросил зарегистрировать детишек. Министерства указы спешно выполняют. Как только выполнят, доложат Сейму, а мы — читателям.

08.11.2004, 08:45

Маргита СПРАНЦМАНЕ


Темы: ,
Написать комментарий