Россия накопила неприлично много денег

На минувшей неделе российская финансово-денежная система перешагнула важнейший рубеж, свидетельствующий о высокой стабильности национальной экономики и ее устойчивости к различным непредвиденным ситуациям

Согласно данным, опубликованным Банком России, объем золотовалютных резервов РФ на 15 октября 2004 г. достиг очередного исторического максимума – $100,1 миллиарда. Только за последнюю неделю объемы резервов увеличились на $1,8 млрд, а с начала года – аж на $23 миллиарда.

Не секрет, что сумасшедшими темпами роста резервов Россия обязана исключительно благоприятной конъюнктуре мировых сырьевых рынков и в первую очередь – нефтяного. Более того, судя по последним прогнозам аналитиков, есть основания предполагать, что современный мир входит в эпоху дорогой нефти, а это значит, что наше сырьевое благоденствие может затянуться на достаточно длительный период.

Между тем перспектива купания страны в нефтедолларах в течение еще нескольких ближайших лет вызывает не только восторги и чувство глубокого удовлетворения. Все большее количество экспертов высказывают опасения, что благоприятные внешние условия, формируя в сознании чиновников иллюзию полной защищенности, будут способствовать смещению акцентов с необходимых структурных реформ экономики на решение текущих политических задач. Судя по расставляемым сегодня акцентам, годы экономической стабильности будут использованы, прежде всего, для укрепления президентской власти, вплоть до полной ее абсолютизации.

Накопленные запасы и связанная с этим финансовая стабильность помогли “малой кровью” преодолеть такое неприятное проявление скрытых хронических проблем в экономике, как летний банковский кризис. Вполне вероятно, что в нынешних условиях без особых осложнений будет “переварено” и разорение “ЮКОСа”, в другой ситуации приведшее бы к обвалу фондового рынка и другим негативным последствиям. В то же время, можно констатировать провал пенсионной реформы – сегодня это уже подтверждается заявлениями чиновников о возможности увеличения пенсионного возраста. Не лучшим образом обстоит дело и с монетизацией льгот, крайне негативно воспринятой значительной частью населения.

Вполне вероятно, что этот не самый удачный опыт еще больше снизит желание государственного руководства заниматься структурным реформированием и созданием конкурентной экономики. Последние события показывают все большее стремление к централизации сырьевого комплекса и подчинению его государственному влиянию. Задавая вектор развития страны на будущие периоды, власть по-прежнему делает ставку на ТЭК как на источник получения быстрых и хороших доходов, оставляя без внимания остальную часть экономики.

Возвращаясь к теме роста государственных резервов, есть все основания считать, что “наверху” до сих пор нет четких представлений о том, как эти колоссальные ресурсы могут быть использованы с наибольшей выгодой для страны. В большинстве случаев можно услышать лишь, что золотовалютные резервы Центробанка неприкосновенны и должны использоваться только для поддержания стабильности национальной валюты. Однако накопленная ЦБ сумма в $100 млрд с лихвой превышает нормы, необходимые для поддержания финансовой стабильности. Более того, в условиях постоянного притока нефтедолларов данный процесс вообще приобретает весьма односторонний характер, не требующий таких колоссальных валютных сумм. В связи с этим куда более актуальной могла бы стать реализация схемы рефинансирования Центробанком банковской системы. Это позволило бы, с одной стороны, провести революционные изменения на рынке предложения денег, а с другой – сохранить за резервами их главную функцию – поддержание стабильности денежной системы.

Не меньше вопросов вызывает и Стабилизационный фонд, объемы которого приближаются к 500 млрд рублей. Пока к нему относятся как к кабанчику, откармливание которого вот-вот закончится, за чем и последует вселенский пир. У руководства страны так и не появилось единого мнения относительно того, как с наибольшей эффективностью использовать средства Стабилизационного фонда. Все чаще раздаются предложения активно направлять средства оттуда на финансирование тех или иных отраслей экономики или отдельных высокотехнологичных проектов. К сожалению, в современных российских условиях подобная схема практически нежизнеспособна – повальная коррупция и безответственность чиновничьих структур исключает возможность любого эффективного распределения государственных средств. Пожалуй, единственным способом вовлечь государственные резервы в создание “экономики прорыва” могло бы стать формирование системы государственных гарантий инвестиций, привлекаемых частными структурами для развития высокотехнологичных направлений бизнеса. Данная система так же не идеальна, но все же более приемлема в современных условиях.

Одним словом, время начала использования государственных накоплений в прямом взаимодействии с рыночными механизмами настало. Во всяком случае, других способов вырваться из сырьевой зависимости у России, похоже, нет. Поймут ли это в “высоких кабинетах” – не известно, но, судя по тому, что в последнее время исходит свыше, понимания не предвидится. Между тем время идет, и через 5-10 лет никакая “жесткая вертикаль”, на создание которой было потрачено столько сил, средств и времени, не избавит страну от позорного титула “банановой республики”. Только у нас вместо бананов – нефть.

25.10.2004, 11:55

utro.ru


Темы: ,
Написать комментарий