Из одежных источников

Считается, что моду определяют стилисты, дизайнеры, глянцевые журналы и специализированные телеканалы. На самом же деле то, что появляется в бутиках и в конце концов доходит до потребителя, — плод труда так называемых байеров. За рубежом их обучают в вузах по спецпрограмме

В Латвии в байеры берут всех: бывших товароведов, дизайнеров и экономистов. И дело тут не в неразборчивости владельцев модных магазинов, а в банальной нехватке квалифицированных специалистов.
Реклама




Байеры (buyer в переводе с английского — “закупщик”) существуют с тех пор, как возникли товарно-денежные отношения и вещи стали закупаться для последующей перепродажи. В разные эпохи представителей этой профессии называли купцами, “китайскими менялами”, товароведами, завскладом, “челноками” и даже спекулянтами. Современное значение слова “байер” напрочь лишено негативной окраски. Это престижная профессия с хорошим заработком — от 500 до 5000 латов — и постоянными командировками за рубеж.

На постсоветском пространстве первый байер появился лет 10—12 назад, когда открылись первые бутики. По сути, байеры — это связующее звено между магазином и кутюрье. От их мнения зависит успех и доходы любого дизайнера, будь то Готье или Версаче. Мало сделать красивую вещь и показать на подиуме. Ее еще нужно продать. Байеры это понимают лучше, чем кто-либо другой. В их обязанности входят регулярные поездки на демонстрации модной одежды следующего сезона, закупка понравившихся вещей и их доставка в магазин. Казалось бы, ничего сложного: пришел, увидел и купил. Ан нет, без умения раньше других услышать “крик моды”, способности понять потребности своего потенциального покупателя и предпринимательской жилки байер в два счета может разориться сам и разорить бутик, на который работает.

Со стороны работа байера выглядит весьма соблазнительно. Он приезжает на неделю Высокой моды в Париж с чемоданом, полным роскошных нарядов, и пачкой приглашений на модные показы, звонит Жану-Полю Готье, встречается со Стеллой Маккартни, ужинает с Донателлой Версаче, в его номер приносят подарки от модельеров, стремящихся завоевать расположение посредника. Но не спешите завидовать: приезжая в Париж, байер работает по 12 часов и больше, бегая с показа на показ. Времени мало — фирмы-производители принимают у байеров заказы в течение короткого промежутка времени, например недели. Поэтому необходимо так выстроить график, чтобы везде успеть и не перелетать по нескольку раз из Парижа в Милан.

Бегая с показа на показ, байер должен уметь с лету оценить коллекцию и, опередив конкурентов, сделать заказ, учитывая менталитет и ходовые размеры своих покупателей, сезонные особенности своей страны и многое другое. Для этого все время между выездами на показы байер проводит в магазине, работает с продавцами, анализирует спрос, изучает ситуацию на рынке. Отдельный разговор — отношения с производителями. В обязанности байера входит контроль над выполнением сроков поставок, переговоры о скидках. Дома он проводит мастер-классы для продавцов, донося до них идеологию товара. Грамотная работа продавцов — тоже заслуга опытного байера. Он должен “натаскать” продавца так, чтобы тот с первого взгляда определил, какую модель и какой размер предложить покупателю — клиент не должен ждать.

Понимая важность этой профессии, на Западе байеров обучают в университетах на специализированных программах, включающих в себя углубленное изучение экономики, моды, торговли, психологии и иностранных языков. В России в начале 2000 года при социологическом факультете МГУ появился магистерский курс “Менеджмент и теория моды”. В латвийских вузах специальность “байер” отсутствует. Может быть потому, что в объявлениях “требуются работники” подобная вакансия не встречается.

“Ничего необычного в этом нет. Просто байеров, как правило, берут из околомодной среды. Дизайнер, разбирающийся в закупках, или наделенный вкусом товаровед, человек, получивший опыт работы в компании, привозящей в страну множество брэндов, — таких людей у нас часто берут в байеры. Специалистов подобного рода редко ищут по объявлениям, обычно бутики предпочитают нанимать байера по рекомендации или оценив его работу на выставке”,— рассказывает глава рекрутинговой компании Елена Хорошкина.

При этом закупками коллекций в латвийских магазинах чаще всего занимаются люди, имеющие лишь некоторое отношение к моде или продажам. "У нас в рижском магазине Hugo Boss закупками занимается завмаг. Отдел закупок литовской компании Apranga, которой мы приходимся “дочкой”, обучает его, как правильно работать в этой сфере",— пояснила Kb директор латвийского ООО Apranga Ивета Ширака.

Я бы в байеры пошел, пусть меня научат!

Залог успеха байера кроется в целом “букете” личных качеств, умений и навыков. Он должен быть коммуникабельным, общительным, обаятельным, иметь свое мнение и уметь принимать решения, основанные не только на логике и прагматизме, но и на интуиции. Необходимо отличное знание иностранных языков, умение разбираться в моде, энергичность, готовность к ненормированному рабочему дню и, конечно, хороший вкус. Пока вузы не спешат предложить обучение по этой престижной специальности, студентам, желающим стать байерами, можно порекомендовать получить высшее образование по любой смежной специальности: дизайнер, экономист, менеджер, специалист по маркетингу. А затем расширить полученные знания дополнительными курсами, скажем, по истории моды, психологии общения и т.п. Специалисту в области “байинга” следует стремиться освоить технологию производства, историю костюма, товароведение, цветоведение, маркетинг, менеджмент, иметь в запасе минимум два иностранных языка.

За десять лет существования профессия байера претерпела изменения. Если когда-то основной задачей байера была регулярная поставка на местный рынок малиновых пиджаков и турецких джинсов, то сейчас ему приходится удовлетворять самые тонкие и капризные вкусы. Круг людей, придающих значение моде, когда-то состоявший исключительно из шоуменов и жен бизнесменов, сегодня значительно расширился. По сравнению с западными потребителями латвийские покупатели любят экспериментировать и не хранят приверженность к одному брэнду.

“Вкусная” профессия

Еще одна особенность местного рынка, которую должен учитывать хороший байер, — деление на “русскую” и “латышскую” моду. “Латышские покупатели предпочитают одежду натуральных цветов, из натуральных тканей. Русские любят яркие цвета, нормально относятся и к искусственным материалам. Интересно, что русская молодежь одевается консервативнее латышской”,— говорит модельер Марина Медведева, хозяйка собственной студии моды Divi M. Госпожа Медведева предпочитает продавать свою одежду, не пользуясь услугами байеров. Во-первых, чтобы избежать наценок, во-вторых — потому что шьет эксклюзив, а латвийские байеры предпочитают работать с крупными партиями одежды.

Кстати, на том же Западе, где рынок моды строго сегментирован, байеры занимаются всеми тремя его позициями: haute couture — единичные вещи, сделанные руками мастера, pret-a-porte de luxe (массовая одежда класса люкс) и просто pret-a-porte. Каждое из этих направлений имеет своего покупателя и пользуется спросом. Поэтому в штате зарубежных бутиков часто числится не один байер, а несколько. У каждого свой профиль: спортивная одежда, женские костюмы, мужской эксклюзив. Координирует их действия байер более высокого класса — мерчендайзер.

Ответ на вопрос, почему же в Латвии неразвит институт байерства, кроется в тенденциях развития модного рынка. По оценкам специалистов, он в нашей стране не раскручен и на треть своего потенциала. Одна из причин нашего отставания от Запада — сравнительно маленький объем рынка и низкий уровень жизни. Не секрет, что модные штучки попадают на полки латвийских бутиков с невероятной маржой, до 180—200% от отпускной цены. Таковы рекомендации самих владельцев брэндов, которые знают, что продать всю коллекцию до последней маечки нереально, поэтому в наценку закладываются и распродажные скидки, и стоимость неликвида. У многих Домов моды существует строгое правило: коллекция прошлого сезона с появлением новой снимается с продажи и уничтожается. А если в конце сезона на складах магазина остаются залежи нераспроданных вещей, байер может лишиться не только премии, но и места.

И среди байеров есть знаменитости мирового масштаба. Возглавлявшая ранее компанию Max Factor Линда Вачнер, названная журналом Fortune самой преуспевающей женщиной Америки, начинала свою деятельность скромным закупщиком бюстгальтеров и корсетов. Знаменитый дизайнер Джорджио Армани в начале своей карьеры отбирал японские и индийские ткани для небольшого универмага в Милане. Оба они признают, что опыт, приобретенный во время работы байерами, стал определяющим фактором в их успешной карьере.

06.10.2004, 11:38

Коммерсант Baltic Daily


Написать комментарий