Петерис Шмидре: «Мы развиваемся в неправильном государстве»

Вчера председатель правления телекоммуникационного предприятия Baltkom Петерис Шмидре объявил, что компания приступила к передаче в эфир цифрового сигнала от телевизионной башни на Закюсале.

Таким образом, теперь цифровое телевидение доступно всем желающим в Риге и Рижском районе в радиусе 50 километров. Также заключен договор с Latvijas Neatkariga Televizija (LNT) о передаче сигнала через “цифру” и создании ряда новых каналов. Корреспонденту “Вести Сегодня” г–н Шмидре откровенно рассказал о своих планах на будущее.

— Директор LNT Андрис Экис заявил, что в скором времени создаст так называемое “горизонтальное телевидение”, то есть отдельный круглосуточный канал новостей, музыки, кино, спорта и так далее. Не считаете ли, что это уж слишком оптимистично в пределах Латвии с ее маленьким рынком?

— Я ему верю. Потому что точно так же говорили 10 лет назад про коммерческое телевидение. Мол, без поддержки государства это нереально, слишком дорого и вообще ничего не получится. Но ведь получилось же!

Конечно, нам тяжелее, чем аналогичным компаниям с большим рынком потенциальных клиентов. Но мы возьмем и сделаем! Так же мы сделали цифровое телевидение, в то время когда все говорили, что это невозможно осуществить без государственной поддержки. А посмотрите, где сейчас государство, а где сейчас мы с этим проектом.

— Как вы относитесь к введению абонентской платы за телевидение?

— Я считаю, что это правильно. Но еще правильнее было бы называть это не абонентской платой, а прямым налогом. Потому что когда налоги идут в бюджет, а там уже разные партии — правые, левые, зеленые — решают, какие программы финансировать, это неправильно. Они таким образом получают определенное влияние в этой сфере. А если же взять деньги и сразу направить телекомпаниям, то телевидение станет более независимым и более качественным. Правда, здесь может быть скрыта опасность, что государство может решить создать еще одну структуру, которая будет заниматься сбором этого налога…

— Ну, вполне возможно, так и сделают!

— Да, это будет истинно по–нашему. Например, такая ситуация сейчас в Швеции: структура, занимающаяся сбором этой абонентской платы, пожирает две трети всех средств, взимаемых со зрителей. И только одна треть идет непосредственно телевидению. Так что надо создавать прямую схему, только тогда она будет оправданной.

— Касаясь отрасли фиксированной телефонии. Вот Lattelekom утверждает, что их компания не могла бы развиваться без предоставленной ей монополии и модернизировать такую инфраструктуру…

— Сеть бывшего монополиста, которую мы имеем, сильно отстает в развитии по сравнению с другими странами, в том числе и балтийскими. При этом они потеряли много клиентов и получили негативную репутацию среди населения, хотя для них были созданы самые благоприятные условия. Другое дело, как монополист их использовал. Вообще с такими возможностями можно было сделать восьмое чудо света!

Как же это произошло? Вот история из личного опыта. При установке линии моим сотрудникам надо было протянуть телефонный кабель. И хотя мы платили за установку, нам самим (!) пришлось выкапывать ров для кабеля! Скажите, разве это нормальная практика телефонной компании? Вот вам весь результат монополизма — или копайте яму, или телефона у вас не будет. Так что, во–первых, в свое время Lattelekom запросил все, что только мог запросить. Во–вторых, всего, что обещал, не сделал. В–третьих, подал на латвийское государство в суд. И в–четвертых, мы еще рады, что нас не засудили!

— Lattelekom утверждает, что люди их не любят большей частью по той причине, что раньше телефон был относительно бесплатным, а потом пришлось платить по минутам.

— Телефония всегда была платной, в то время как телевидение уж точно было бесплатным. И мы, получая деньги за свои услуги, такой репутации себе не заработали. Так что это исключительно их вина. Также, в отличие от бывшего монополиста, мы все делали с нуля, а не пришли на все готовенькое. Сами решали вопрос с канализацией, прокладкой проводов — нам государство не помогало. И компании удалось добиться того, что у наших соседей в Балтии уж точно нет таких кабельных сетей.

— Регулятор недавно объявил, что тарифы на межсоединение снижены до 0,008 Ls вместо 0,017 Ls. Это повлияет на развитие фиксированной телефонии Baltkom?

— Конечно, это положительная новость, но все же этого недостаточно. Регулятор пытается представить себя революционером, что сделал великое достижение, однако это не так. Дело в том, что интерконнект должен быть привязан к тарифу, а не быть какой–то абсолютной цифрой. Ведь межсоединение не подразумевает платеж от одного оператора к другому напрямую. Здесь должна существовать практика взаиморасчетов обеих компаний. А у нас получается, что при бизнес–тарифах минута стоит полсантима при стоимости интерконнекта 0,8 сантима. Так что здесь можно продолжать говорить о преимущественном положении на рынке бывшего монополиста.

— Какую же альтернативу в таком случае вы предлагаете?

— Телекоммуникационная ассоциация считает, что нужно ввести норму максимального межсоединения. В этом случае логично взять средний тариф, посчитать трафик и разделить это на два. Потому что межсоединение — это также расходы и другой фирмы, и их надо честно делить пополам. В этом случае получится, что стоимость межсоединения составит 0,0065 Ls. Это будет цена, которая соответствует всем требованиям Евросоюза. Ведь он требует, чтобы тарифы соответствовали их реальной стоимости. А у нас же получается, что Lattelekom приравнивает интерконнект к своим услугам, предлагая их как тариф с торговой наценкой в 20–30%. А это уже, извините, не межсоединение, а забор.

— Если затронуть эти требования Евросоюза, Lattelekom утверждает, что за счет высоких (гораздо выше себестоимости) международных тарифов им приходится субсидировать заниженную абонентскую плату. Как вы считаете, сколько может стоить поддержание одной телефонной линии?

— Если абонентская плата в 3,5 Ls не окупает телефонную линию, то я могу сказать только одно: Lattelekom очень много тратит.

— Не думали продать свой бизнес иностранным инвесторам, как это сейчас многие делают?

— В свое время я уже продал Baltkom GSM. Работая на местном рынке, я понял, что мне, местному предпринимателю, получить государственную поддержку тяжелее, чем шведам, финнам и другим иностранным инвесторам. У нас какая–то страна наоборот: в первую очередь топят своих. Нужно, чтобы больше времени уходило на реальную работу, а не на судебные разбирательства с госструктурами, которые чинят препятствия во всем. Думаю, что далее у нас ожидаются разборки с государственным телевидением.

Так что пока сюда никто не захочет приходить — крупные европейские компании не будут заниматься такими вещами, как разборки с государством. Они появятся, когда вся система наладится и будет работать по упорядоченным схемам.

30.09.2004, 13:26

"Вести сегодня"


Написать комментарий